Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Дмитрий Бортнянский биография
Дмитрий Бортнянский биография
Дмитрий Бортнянский биография

Биография Дмитрий Степанович Бортнянский

Карьера: Музыкант

Дата рождения: –

Место рождения: Украина

Бортнянский, Дмитрий Степанович, – знаменитый русский композитор и первый директор придворной певческой капеллы (1751 – 1825). Родился в городе Глухове (Черниговской губернии) и семилетним мальчиком был взят в придворный певческий хор.

В то время для придворных театральных представлений и для концертов не существовало ещё отдельного хора, и в них участвовал тот же придворный хоровой коллектив, тот, что напевал в церкви. Бортнянский не только напевал в хоре, но 11-ти лет исполнял сольную женскую партию в опере “Альцеста” Раупаха . Уменью держаться на сцене он обучался, как и другие певчие, в Шляхетном Кадетском Корпусе. По приезде в СПб. Бальтазара Галуппи , назначенного придворным оперным и балетным композитором и капельмейстером, Бортнянский стал капитально обучаться у него музыке. Когда (1768) Галуппи покинул Россию, Бортнянский был отправлен на государственный счет за рубеж для продолжения у него в Венеции своего музыкального образования. Бортнянский приобрел солидную композиторскую технику и проявил свой дар ещё в Италии, написав строй крупных сочинений, опер, кантат, сонат (не изданы). Некоторые его оперы шли на итальянских сценах: “Креонт” – музыкальная беда – в театре Бенедиктинцев (1777); “Алкид” – опера в 2-х действиях – в театре Венеции (1778); “Квинт Фабий” – музыкальная драма – в герцогском Моденском театре (1779). Бортнянский побывал во Флоренции, Болонье, Риме, Неаполе, изучая сочинения итальянских мастеров. В 1779 г. он получил сообщение от главного директора над спектаклями и придворной музыкой, Елагина , призывавшего его возвратиться в Россию. “Ежели же вам надобно будет впредь для нового вкуса ещё посетить в Италии (писал, между прочим, Елагин), то можете полагаться, что отпущены будете” (см. “Русскую Музыкальную Газету”, 1900, № 40). В том же году Бортнянский возвратился в СПб. Сочинения его произвели при дворе большое ощущение, и он незамедлительно был назначен “композитором придворного певческого хора”. В 1796 г., с учреждением придворной капеллы, он был сделан первым ее управляющим и получил звание “Директора вокальной музыки”. В этой должности он оставался до самой смерти. В круг обязанностей Бортнянского входило не только дирижирование хором, но и сочинение церковных песнопений и заведование капеллой в административном отношении. Бортнянский улучшил состав хора; увеличил его состав, доведя его потихоньку до 60 мужчина (вместо 24-х), и добился того, что капелла служила только целям церковного пения и не приглашалась на театральные представления, для которых в 1800 г. был учрежден свой свой хоровой коллектив. Бортнянский улучшил и самое воплощение в жизнь хора, сделав его больше строго-церковным, устранив считавшиеся эффектными вычурные виртуозные украшения, выкрики. В то время было в ходу немало церковных сочинений итальянского, наполовину светского стиля, зачастую идеально безвкусных и не вяжущихся с благолепием богослужения. Писать музыку на церковные тексты начал у нас Галуппи. Он же ввел и форму так называемого концерта (мотет). Приглашенный Екатериной II придворный капельмейстер Джузеппе Сарти также писал церковные концерты. Все эти сочинения вносили в церковные песнопения оперно-драматический итальянский нрав. Обращались и сочинения неизвестных авторов, с прямыми заимствованиями оперных мотивов. 8- и 12-голосные концерты пелись нередко по рукописям с ошибками и с изменениями самих исполнителей. По настоянию Бортнянского был издан строй Высочайших указов, охраняющих чистоту церковного стиля. В 1816 г. было повелено: “Все, что ни поется в церквах по нотам, должно быть печатное и состоять или из собственных сочинений директора придворного певческого хора Бортнянского, или других известных сочинителей, но сих последних сочинения всенепременно должны печатаемы быть с одобрения Бортнянского”. Предоставленным лично Бортнянскому исключительным правом цензуры на духовные песнопения его преемники продолжали пользоваться до тех пор, покуда в 1820-х годах не последовало разъяснение Святейшего Синода, что это право принадлежит только ему, как учреждению, а не отдельному лицу. Бортнянскому было поручено обучать причетников приходских церквей в СПб. “простому и единообразному нотному пению”, для чего под его редакцией был напечатан и разослан по церквам придворный напев литургии на два голоса. Но искоренение концертного итальянского стиля подвигалось неторопливо, между прочим, и потому как, что он нр

авился самому духовенству. В собственных концертах Бортнянский в отдалении не отрешился от этого стиля, хотя и упростил его, избегая таких эффектов, как, к примеру, фиоритурные украшения. Для современников Бортнянского его сочинения, проникнутые религиозным чувством, были заметным шагом вперед, но последующими поколениями, более того ближайшими, их манера не мог быть признан полностью отвечающим их назначению. А.Ф. Львов в своем сочинении “О свободном или несимметричном ритме” указал на чересчур свободное воззвание Бортнянского с церковными текстами, на допущенные им перестановки слов и более того изменения текста в угоду чисто музыкальным требованиям. М.И. Глинка называл Бортнянского “Сахар Медович Патокин”. П.И. Чайковский , редактируя “Полное собрание сочинений” Бортнянского, сурово отзывался о его сочинениях, находя в концертах “что ни на есть плоский комплект общих мест”, и из всех сочинений фиксировал только какой-нибудь “десяток порядочных вещей” (М. Чайковский , “Жизнь П.И. Чайковского”, т. II). “Я признаю некоторые достоинства за Бортнянским, Березовским и пр., – писал он Н. ф. Мекк (там же), – но до какой степени их музыка негусто гармонирует с византийским стилем архитектуры и икон, со всем строем православной службы”. Стиль церковных сочинений Бортнянского скорее гармонический, чем контрапунктический; гармония их, в общем, сложностью не отличается. Главную мелодию Бортнянский помещает без малого постоянно в верхнем голосе и, заботясь о выделении ее, нечасто дает самостоятельное важность остальным голосам, двигающимся зачастую параллельными терциями и секстами, что сообщает целому известную монотонность. Зная добро человеческие голоса, Бортнянский писал постоянно удобоисполнимо и достигал прекрасной звучности. Но богатая звуковая край его песнопений не служит для него целью и не затеняет их молитвенного настроения. Вот зачем многие сочинения Бортнянского с радостью поются и в настоящий момент, умиляя молящихся. Своими “Херувимскими”, проникнутыми мистикой, доходящей во второй половине песнопения до живейшего религиозного экстаза, Бортнянский как бы установил прототип, которого придерживалась и последующие русские композиторы. От этого прототипа не отошел и Глинка в своей “Херувимской”. Бортнянский основополагающий сделал навык гармонизации древних церковных мелодий, изложенных одноголосно в церковно-певческих книгах, изданных Святейшим Синодом в первый раз в 1772 г. Этих гармонизаций у Бортнянского немного: ирмосы “Помощник и покровитель”, “Ныне силы небесные”, “Чертог Твой”, “Ангел вопияше”, “Дева днесь”, “Приидите, ублажим Иосифа” и некоторые другие. В этих переложениях Бортнянский только приблизительно сберег нрав церковных мелодий, придав им однообразный охват, уложив их в рамки европейских тональностей мажора и минора, для чего потребовалось другой раз изменить и самые мелодии, ввел в гармонизацию аккорды, не свойственные так называемым церковным ладам мелодий. Но все это не исключает своеобразной красоты его переложений. Несмотря на европейские формы и итальянизмы Бортнянского, в его сочинениях позволительно разыскать и русицизмы, выражающиеся в мелодических оборотах, реже – в ритмике. Ему приписывается сочинение под заглавием: “Проект об напечатании древнего российского крюкового пения” (напечатан князем П.П. Вяземским в “Приложении к Протоколу Общества Любителей Древней Письменности” 25 апреля 1878 г.), но принадлежность его Бортнянскому оспаривается В.В. Стасовым (“Сочинение, приписываемое Бортнянскому”, – “Русская Музыкальная Газета”, 1900, № 47); утверждается оно без достаточной убедительности С.В. Смоленским (“Памяти Д.С. Бортнянского” – “Русская Музыкальная Газета”, 1901, № 39, 40) и А. Преображенским (“Д.С. Бортнянский” – “Русская Музыкальная Газета”, 1900, № 40). – По отзывам современников, Бортнянский был крайне приятный дядя, правильный к службе, горячо преданный искусству, добрый и толерантный к людям. Рассказывают, что в день кончины Бортнянский призвал к себе хоровой коллектив капеллы и приказал распевать свой концерт “Вскую прискорбна еси, суть человеческая моя”, под звуки которого негромко скончался. Бортнянский похоронен в Петербурге, на Смоленском кладбище. В Нью-Йорке, в новом епископальном со

боре св. Иоанна Богослова поставлена статуя Бортнянского. Из сочинений Бортнянского наибольшей известностью пользуются концерты: “Гласом моим ко Господу воззвах”; “Скажи ми Господи кончину мою”; “Вскую прискорбна еси, суть человеческая моя”; “Да воскреснет Бог и расточатся врази его”; “Коль возлюбленна селение твоя, Господи”; великопостные песнопения – “Да исправится молитва моя”, “Ныне силы небесные”, пасхальные песнопения – “Ангел вопияше”, “Светися, светися”; гимн – “Коль славен свой Господь в Сионе”. Сочинения Бортнянского стали издаваться только с 1825 г. под наблюдением прот. Турчанинова . Кроме издания капеллы (неполного) имеется издание П. Юргенсона : “Полное собрание духовно-музыкальных сочинений”, под редакцией П. Чайковского. Сюда вошли 9 трехголосных сочинений (в том числе “Литургия”); 29 четырехголосных отдельных песнопений из церковных служб (в том числе 7 “Херувимских”); 16 двухорных песнопений; 14 “Хвалебных песен” (“Тебе Бога хвалим”; 4 четырехголосных и 10 двухорных); 45 концертов (35 четырехголосных и 10 двухорных); гимны и частные молитвы (в том числе “Коль славен”). Многочисленные сочинения Бортнянского в области светской музыки не изданы. Два из них имеются в рукописях в Императорской Публичной Библиотеке в СПб.: 1) квинтет C-dur, соч. в 1787 г., для фортепиано, арфы, скрипки, виолы ди гамба и виолончели; 2) симфония (“Sinfonie concertante”) B-dur, соч. в 1790 г., для фортепиано, двух скрипок, арфы, виолы ди гамба, фагота и виолончели. Эта симфония в сущности немногим отличается от квинтета по форме, стилю и инструментовке. В списке, приложенном к Высочайшему повелению 29 апреля 1827 г., о покупке у наследников Бортнянского его сочинений, значатся между прочим: “Сретение Орфеево Солнце”, “Марш всеобщего ополчения России”, “Песни Ратников”, “Певец во стане русских воинов”; 30 арий и дуэтов русских, французских и итальянских с музыкой и оркестром; 16 хоров российских и итальянских с музыкой и оркестром; 61 увертюр, концертов, сонат, маршев и разных сочинений для духовной музыки, фортепиано, арфы и других инструментов, 5 опер итальянских, а ещё “Ave Maria”, “Salve Regina” с оркестром, “Dextera Domini” и “Messa”.

от maksim5o

Добавить комментарий