Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Нет фото
Нет фото
Нет фото

Биография Елена Петровна Блаватская

Карьера: Основатель

Дата рождения: 12 августа 1883, знак зодиака лев

Место рождения: Россия. Российская Федерация

В Южной Америке она делила с ковбоями их наполненную опасностями и приключениями дикую жизнь. В Египте изучала магию. Увлеченная идеей независимости народов, присоединилась к войскам Гарибальди и в одной из битв была тяжело ранена. Едва выздоровев, заинтересовалась бытом индейцев и отправилась в Канаду, чтобы пожить в настоящем вигваме. Но тамошние женщины стащили у нее ботинки, и она, разочаровавшись, уехала в Техас. Затем упорно старалась проникнуть в Индию. Путешествовала по Индостану на слонах. Спускалась в пещеры, к которым боялись подходить даже местные жители.

Родилась эта удивительная леди в Екатеринославле (современном Днепропетровске) в семье военного. Ее мама, Елену Андреевну Ган, Виссарион Белинский называл русской Жорж Санд. Необыкновенные способности у Елены-младшей появились на практике с раннего детства и со временем только развивались и усиливались.

«Сама не знаю, – объясняла будущая Радда-Бай родным, уже следом ранней смерти матери, – что за напасть такая! Пристала ко мне какая-то мощь, из Америки я ее вывезла. Мало того, что вокруг меня все стучит и звенит, но и вещи движутся, подымаются без толку и надобности… Да и, помимо того, осмысленные проявления высказывает: в разговоры стуками мешается, на вопросы отвечает и более того мысли угадывает. Чертовщина какая-то!»

«Она вообще была девушкой со странностями, – подчеркивают психологи. – Биографы объясняли это заполученными в детстве отчетливыми отклонениями в психике. Девочку, к примеру, нередко посещали галлюцинации, в особенности следом того, как маменька, развлекая гарнизонных дам, принималась инициировать духов, впадала в возбуждение, опрокидывалась на пол и билась в конвульсиях. Тогда посылали за священником, тот, что, помолясь, принимался за изгнание дьявола».

Замуж шестнадцатилетняя (по другим сведениям, восемнадцатилетняя) Елена Ган вышла за сорокадвухлетнего (временами пишут: престарелого!) надворного советника, тогдашнего вице-губернатора Эриваньской глубинке Никифора Блаватского, тот, что славно знал ее родителей. Рано оставшись без матери, она сделала это, скорее всего, только по настоянию родных.

«Я обручилась, чтобы отомстить моей гувернантке, не думая о том, что не смогу расторгнуть обручение, ну а карма последовала за моей ошибкой», – объясняла свой акт сама Елена Петровна.

Брак свой юная мадам Блаватская разорвала сквозь немного месяцев. Дед, не одобрявший, уместно сказать, многих устремлений и поступков внучки, отправил ее к отцу с несколькими сопровождающими. Путь был продолжительный, и в одном из черноморских портов путешественница… исчезла. Как следом выяснилось, в трюме английского парохода удрала в Константинополь, где поступила в цирк наездницей. По другим сведениям, Елена стала ассистенткой иллюзиониста, обучившего ее многим фокусам, которые далее так пригодились на ее дальнейшем поприще. А опосля дедуля Елены получил сообщение от знаменитого баса Митровича. Артист назвался его «новым внуком» и сообщил, что женился на Елене Петровне, тогда как деду было доподлинно известно, что с прежним мужем ее никто не разводил. Так что вопросительный мотив об отвращении знаменитого философа в юбке к «магнетизму пола» остается достаточно спорным…

Имелся у Блаватской и отпрыск – злосчастный горбун по имени Юрий, умерший ещё в детстве.

«Мадам Блаватская, – пишет астролог Александр Ремпель, – настаивала, что Юрий был ее приемным сыном, а когда ей исполнилось пятьдесят четыре года, она с самым искренним видом объявила, что все ещё остается девственницей».

В 60-х годах XIX века Блаватская появилась в Европе, став сотрудницей Юма – известнейшего спирита того времени. Попутно давала в Лондоне и Париже фортепианные концерты, а позже устроилась капельмейстером хора при дворе сербского короля Милана. Ее двоюродный брат С. Ю. Витте вспоминал:

«Во всех этих перипетиях прошло, по всей вероятности, возле десяти лет ее жизни, и, в конце концов, она выпросила дозволение у деда Фадеева приехать в Тифлис, обещая вновь сойтись со своим настоящим мужем – Блавацким (так у Витте. – Авт.). И вот хотя я был тогда ещё мальчиком, помню ее в то время, когда она приехала в Тифлис; она была уже стареющий женщиной, и не так лицом, как бурной жизнью. Лицо ее было очень выразительно; видно было, что она была некогда весьма красива, но со временем очень располнела и ходила все время в капотах, немного занимаясь своей особой, а в силу того что никакой привлекательности не имела. Вот в это время она без малого свела с ума количество тифлисского общества различными спиритическими сеансами, которые она проделывала у нас в доме».

Впрочем, спиритические сеансы и теософия ни при каких обстоятельствах не были главным делом ее жизни. Елена Петровна не гнушалась никакими занятиями – только бы приносили барыш.

Неожиданно в Тифлисе объявился бас Митрович, тот, что, встретив на улице свою сбежавшую жену, устроил ей грандиозный дебош. Вместе с ним Елене пришлось оставить Кавказ. Сначала они обосновались в Киеве, где бас получил ангажемент в опере, после этого переехали в Одессу. Применив свои коммерческие способности, Блаватская открыла фабрику чернил, а позже и маркет искусственных цветов, но оба эти предприятия вскоре прогорели. Но тут предприимчивый Митрович выхлопотал себе ангажемент в итальянскую оперу Каира, куда они с возлюбленной отплыли из Одессы. Их корабль потерпел крушение, и Митрович утонул. Блаватская оказалась в Каире без денег и какой-либо поддержки.

Встречаются, истина, упоминания и о другом ее муже – некоем Михаиле Бетанели. Это физиономия княжеского происхождения, к тому же будучи младше Елены Петровны на семь лет, не задержалось около нее долговременно…

В 1873 году в США объявилась удивительная «русская леди», наделенная феноменальными способностями. Зачарованных слушателей было предостаточно – в тот отрезок времени Америку охватило повальное увлечение оккультизмом… Вскоре мадам Блаватская получила американское гражданство. В 1875-м совместно с очередным другом, полковником Генри Стилом Олькоттом, оставившем жену и троих детей, она учредила Теософское среда, главенствующей целью которого стало «основание всемирного Братства, без различий вер, рас, происхождений».

Синтезировав в своих работах «Разоблаченная Изида» и «Тайная Доктрина» философские и религиозные знания «всех времен и народов», Блаватская с легкостью оперировала сведениями, почерпнутыми из библиотек, давнехонько погребенных в пещерах и подземельях. Европа была потрясена. Женщина – русская, без всяких научных знаний – и внезапно… Или все написанное ею ерунда, или это не она написала? Впрочем, Елена Петровна сама неоднократно заявляла, что эти труды принадлежат не ей.

Она утверждала, что в 1867 году ей удалось пробраться в Тибет. За озером Пальте, в безупречно неисследованной области (точное местоположение ни в жизнь не указывала) в этом месте якобы ей явились Махатмы (Учителя), от которых она и получила сведения о некой тайной науке. Тем, кто не верил в наличие Учителей, насмешливо говорила, что, пожалуй, более того заинтересована в таком неверии – потому что тогда она будет глядеться самым большим мудрецом человеческой цивилизации.

Кстати, Олькотт вспоминал, что Елена Петровна имела четыре абсолютно разных почерка, в зависимости от освещаемого вопроса. И в стиле ее просматривались разительные несовпадения: некоторые страницы были написаны отличным английским языком, а другие требовали многих поправок.

Критики называли ее «научные» труды «большим блюдом мешанины», «хламом для помойки», а газета «Нью-Йорк Таймс» вообще отказалась рецензировать работы Блаватской. Гораздо больше беспокойств причиняли ей обвинения в плагиате. Ученые обнаружили в произведениях теософа возле 200 примеров, когда словечко в словечко были переписаны отрывки из работ других авторов, имевших касательство к кабалистике и масонским обществам. Помимо явной склонности к учениям Востока в «Разоблаченной Изиде» обнаруживалась явная антипатия к христианской церкви…

Ее старания были вознаграждены по заслугам: в Мемфисе Блаватской вручили диплом и рубиновый крест – подтверждение высшей оценки знаний в области масонства. Судя по всему, Елена Петровна являлась существом впрямь непростым, не от мира этого. По ее желанию, в частности, с потолка начинали валиться розы, ещё покрытые росой; шедший по комнате мужчина с зажженной лампой исчезал на глазах у изумленных людей, а лампочка двигалась; по просьбе ребенка она могла достать из-за ширмы, где ничего не было, барашка на колесах… Уроки, усвоенные ею в цирке, даром не пропали.

В 1884 году Блаватская решила посетить Англию. Присматривать за главной квартирой Теософского общества поручила супружеской чете – Эмме и Алексису Кулэм (в другом переводе – Коломб). Перед самым отъездом произошел какой-то инцидент, в результате которого вся троица переругалась приятель с другом. После того как наставница отбыла в Индию, Эмма Кулэм решительным шагом направилась в редакцию одного из журналов. Вскоре на его страницах появились небезынтересные публикации. Они, по утверждению А. Ремпеля, «содержали выдержки из больше чем сорока очень неосторожных писем, написанных Блаватской мадам Кулэм и приведенных в качестве доказательств грязных делишек мадам Великий Теософ.

Помимо всего прочего Эмма заявила, что Елена приказала ей соорудить куклу в тюрбане, которую в лунные ночи надобно было сносить из дома, что всеми воспринималось бы как «проявление» Кута Хуми (одного из Махатм). Более того, письма, слетающие с потолка, нисколько не доставлялись астральной почтой, а несложно их бросали посредством щель в крыше.

Мало того: лондонское среда психических исследований взялось провести экспертизу сверхъестественных способностей основательницы теософского движения и получило все тот же результат: все ее чудеса – мошенничество, ложь, ловкость рук!

С. Витте подчеркивал:

«Она обладала такими громаднейшими голубыми глазами, каких я ни у кого в жизни не видел. И когда она говорила неправду, эти глаза жутко искрились, меня вследствие этого не удивляет, что она имела громадное воздействие на людей».

«Разоблаченная» Елена Блаватская затем этого отправилась в Европу – и с тех пор ее нижняя конечность ни в жизнь уже больше не ступала на землю до того любимой Индии…

Во время своего скандального разоблачения она познакомилась со старшим братом русского философа Сергея Соловьева, писателем Всеволодом Соловьевым.

«Чтобы обладать людьми, необходимо их лгать, – советовала ему Елена Петровна. – Я уже давным-давно поняла этих душек людей, и галиматья их доставляет мне громадное иной раз удовольствие… Чем проще, глупее и грубее феномен, тем он вернее удается».

Соловьев назвал эту женщину «ловцом душ» и безжалостно разоблачил ее в своей книге. В результате его усилий перестал наличествовать парижский филиал Теософического общества…

Неуемная Елена Блаватская основала Общество спиритов и объявила себя медиумом. Все это храброе предприятие провалилось, когда клиенты обнаружили в доме длинную перчатку, набитую ватой, которая использовалась как лапа, «освобожденная от телесной плоти». «Нет религии выше истины», – утверждала тот самый медиум, и тут же попирала близкое утверждение новым обманом легковерных.

Еще в те годы в Европе подозревали, что Блаватская являлась русской шпионкой. У нее же не было денег, чтобы затеять супротив обвинителей судебный ход. А может, и желания также? Во время своего посещения Одессы в 1872 году Блаватская обратилась к начальнику III Отделения с крайне интересным посланием:

«…я славно ознакомилась со всей Западной Европой, со всеми выдающимися личностями политиков разных держав, как правительственной, так и чертовски левой стороны… Занимаясь спиритизмом, прослыла во многих местах сильным лидером… каюсь в том, что три четверти времени духи… отвечали моим собственным – для успеха планов моих – словам и соображениям. Редко, крайне нечасто не удавалось мне посредством этой ловушки осведомляться от людей… их надежды, планы и тайны… Я играла все роли, способна представить из себя какую угодно персона…».

К чести руководителей III отделения, они не приняли предложения Великого Теософа.

Умерла Елена Блаватская в мае 1891 года, переболев гриппом и не дотянув трех месяцев до своего шестидесятилетия. После предания ее тела сожжению пепелок был разделен на три части, которые хранятся в Индии, Нью-Йорке и Лондоне.

от maksim5o

Добавить комментарий