Ясир Арафат биография Yasir Arafat: Ясир Арафат биография Yasir Arafat

Ясир Арафат биография
Ясир Арафат биография

Биография Ясир Арафат Yasir Arafat

Карьера: Правители
Дата рождения: 21 марта 1929, знак зодиака овен
Место рождения: –
Ясир Арафат – палестинец номер один.
Его невысокая полная фигура, полувоенный френч, трехдневная щетина и клетчатая “куфия” (национальный платок) на лысой голове, повторяющая контуры Палестины, давнехонько известны во всем мире. А сам он вызывает у людей в отдалении не однозначные чувства.
Для одних он – “миротворец”, для других – “террорист”. Даже посреди палестинцев о нем нет единого мнения: кто-то считает его “вождем”, кто-то “предателем”.
Больше того, председателю Исполкома Организации освобождения Палестины, руководителю одной из составляющих ООП – организации ФАТХ, главнокомандующему палестинскими вооруженными силами, главе Палестинской национальной администрации, президенту Государства Палестина Ясиру Арафату уже не один раз предсказывали политический крах. Но любой раз он выходил из, казалось бы, самых безвыходных ситуаций. Да ещё приумножал свой авторитет.
Как удается ему три с лишним десятилетия оставаться палестинцем ©1? Для многих (а быть может, для всех) – это до сих пор неразгаданная загадка…
* * *
Его полное и известное только специалистам имя – Мухаммед Абдель Рауф Арафат аль-Кудва аль-Хусейни. В молодости он изменил его на нынешнее – Ясир Арафат. Сделано это было с определенной целью: он не хотел, чтобы его как-то связывали с командующим палестинскими силами Абдель Кадером аль-Хусейни, на которого возложили ответственность за разгромление арабов в первой войне супротив израильтян. Дело в том, что Арафат затем окончания лицея работал личным секретарем Абделя аль-Хусейни.
Следует выделить, что жизнеописание лидера ООП так же противоречива и спорна, как и его политические взгляды. До конца неизвестна более того точная дата и местоположение его рождения.
Если доверять официальным документам, то Арафат родился 24 августа 1929 года в Каире в богатой мусульманской семье. Сам палестинский вождь не раз заявлял, что появился на свет 4 августа того же года в Иерусалиме.
Сподвижники объясняют такое несоответствие по-разному. Одни говорят, что Арафат, называя местом рождения Иерусалим, как бы хочет теснее “сродниться” с этим городом, тот, что он и его соплеменники мечтают изготовить столицей независимого палестинского государства. Другие высказывали больше прозаическую причину: родившегося в Иерусалиме мальчика папа с матерью зарегистрировали в Каире, что открывало вероятность обучаться и вкалывать в Египте.
Так где же родился вождь ООП?
Многие факты указывают на то, что Арафат родился все же не в Иерусалиме, как он заявил журналу “Плейбой”, и не в Газе, Акко или Цфате, как он говорил в других беседа, а в Каире. Его папа Абдель Рауф Арафат, землевладелец из Газы, и матушка – Захва Абу Сауд, принадлежавшая к знатному иерусалимскому клану, чьи корни восходили к семье пророка Мухаммеда, в 1927 году переселились в Египет. Когда Арафату (шестому по счету ребенку в семье) исполнилось четыре года, родился ещё брат – Фатхи, а матушка негаданно скончалась. Тяжело перенесший потерю папа отправил двух малышей в Иерусалим к их дяде (брату жены) Салиму Абу Сауду.
Семья, в которой воспитывался грядущий палестинский вождь, была узко связана с националистическими кругами. В жилье Салима Абу Сауда частенько наведывались видные деятели мусульманской общины и вели политические беседы. Арафат зачастую вспоминает ту темное время суток, когда в жилище ворвались английские солдаты и принялись избивать всех кряду.
– Мне тогда было семь лет, а Фатхи вовсе небольшой. Нас они не тронули, а дядю арестовали и куда-то увели.
Шесть лет через папа, женившись вторично, а следом и в третий раз, вызвал братьев к себе в Каир. Во время второй важный войны столица Египта напоминала бурлящий котел, в котором кипели политические страсти, сталкивались различные мировоззрения и взгляды. В те годы основными тенденциями, повлиявшими на жизненную позицию Арафата, были арабский патриотизм и национализм.
Эти два фактора наложились на уверенность будущего палестинского лидера в том, что важнейший залог успеха на политическом, да и любом другом поприще – хорошее образование. Когда пришло время, Арафат подал заявление в Техасский вуз на инженерный факультет, но государственный департамент США отказал ему в визе.
К тому времени он уже был замечен как участник борьбы между палестинцами и созданным государством Израиль. Поэтому он поступил в Каирский универ. В 1948 году, когда началась первая арабо-израильская махаловка, он оставил занятия и отправился сражаться супротив израильтян.
После жестокого поражения в той войне он ненадолго перебирается в сектор Газа, тот, что оказался в руках Египта. В 1950 году возвращается в Каир, чтобы продолжить учебу на инженерном факультете. Здесь встречает своих будущих соратников по борьбе, вкупе с ними участвует в операциях супротив англичан.
По свидетельству однокашников, Арафат весьма болезненно воспринял разгромление арабов в войне с Израилем. В студенческих спорах он называл ошибкой отказ арабских стран от раздела Палестины в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН. Судя по всему, аккурат тогда у него зародилась мысля о том, что палестинцы должны сами позаботиться о своей судьбе, а не ожидать, когда за них это сделают “братья арабы”.
В 1952 году Арафат, создает Союз палестинских студентов в Египте и избирается его председателем. Судя по тому, что его учеба продолжалась восемь лет (вместо трех), разрешено с уверенностью изречь, что на первом плане были дела союза. Энергичный, волевой и выносливый, он не только участвовал в политических дискуссиях, но и активно осваивал военное занятие. Со временем он более того получил диплом офицера – в этом помогло вывод родителей о регистрации его рождения в Египте. А в 1956 году, когда англо-франко-израильские силы рвались к национализированному Насером Суэцкому каналу, лейтенант Арафат уже командовал отрядом подрывников в составе палестинских формирований.
Год через после этого окончания университета он уезжает в Кувейт, где к тому времени сложилась процветающая палестинская община. Там сообща с партнерами создает три строительные фирмы, которые приносят хорошие доходы.
– Я не был миллионером, – признается Арафат позднее. – Но я был богат…
Кстати вымолвить, он ни при каких обстоятельствах не забирал и до сих пор не берет денег из кассы ООП.
Одновременно со строительным коммерциалом Арафат активно налаживает политические связи. Тогда же и сложилось ядро той, вначале маленький организации, с которой будет связана его карьера и существование. Речь идет о “Движении палестинского освобождения”, которое он возглавил в 1959 году.
Любопытная безделица. Аббревиатура этого названия оказалась похожей на арабское словечко “гибель”. Как быть? Арафат решил эту проблему: он предложил поменять местами буквы. Получилось известное – ФАТХ, что в переводе с арабского означает “открытие, завоевание, победа”.
Тогда же он взял себе подпольный псевдоним – Абу Аммар. Многие тогдашние палестинские лидеры призывали арабов к единству, чтобы “свалить евреев в море” и сотворить на освободившемся пространстве независимое палестинское держава. Арафат и его сподвижники выдвинули принципиально новую программу. Ее первейший принцип – “отбояривание Палестины – это в прошлом всего занятие самих палестинцев”.
– Не арабское единство – стезя к Палестине, – подчеркивал тогда и повторяет в текущий момент вождь ООП, – а Палестина – тракт к арабскому единству.
Добиться этого, как считали руководители ФАТХа, не возбраняется только “вооруженной партизанской борьбой супротив Израиля”. Рост популярности ФАТХа, воздействие на палестинские массы не могли не насторожить некоторых арабских лидеров. Желая стабильно удерживать палестинцев на “коротком поводке”, главы арабских режимов, собравшиеся в 1964 году на встречу в верхах в Каире, создали Организацию освобождения Палестины.
Арафат расценил тот самый шаг как попытку подмять под себя палестинцев. Чтобы сберечь ФАТХ как боевую независимую организацию, следовало вручить бесповоротный реакция, высказать о себе делами, причем ни у кого не спрашивая разрешения. Проведенная бойцами ФАТХа 1 января 1965 года первая партизанская операция на территории Израиля вошла в историю как начало палестинского движения сопротивления.
Поражение арабов в “шестидневной войне” в июне 1967 года ненужный раз убедило Арафата и его сторонников в том, что необходимо надеяться на собственные силы и самим биться за отбояривание Палестины. С этого момента “фатховцы” активизировали боевые операции на оккупированных территориях и превратились из немногочисленной организации в ведущую военно-политическую силу.
21 мая 1968 года Арафат принимает участие в сражении под местечком Караме (Иордания), где мелкий отряд палестинцев удачно противостоял регулярной израильской армии. В ожесточенном бою были убиты 29 израильтян, уничтожены 4 танка и 4 бронетранспортера.
Победа в этом бою ещё больше укрепила авторитет главы ФАТХа. Название его движения уже не сходит со страниц важный прессы. В феврале 1969 года национальный совет Палестины (парламент в изгнании) избирает Арафата председателем Исполкома ООП. А ещё сквозь год он становится главнокомандующим силами палестинской революции. Теперь его принимают на высшем уровне все арабские страны.
Но, пожалуй, переломным годом для ООП и, без сомнения, Арафата стал 1974-й. Тогда была принята новая политическая программа, которая призывала биться за создание палестинского государства “не вместо, а наряду с Израилем”, то есть на оккупированной территории Западного берега реки Иордан и в секторе Газа. Арафат выступил на Генеральной Ассамблее ООН и предложил Израилю оливковую ветка мира. После этого ООП признали больше ста государств, а ее вождь стал центральной фигурой на ближневосточной политической сцене.
Но спереди Арафата ожидали серьезные испытания. Самое суровое – вторжение Израиля в июне 1982 года в Ливан, где размещалась штаб-квартира ООП.
В эти дни я в качестве корреспондента “Литературной газеты” находился в осажденной ливанской столице, не раз встречался с Абу Аммаром и могу засвидетельствовать: вождь ООП ни на минуту не терял присутствия духа, уверенности. Он не дрогнул, умело возглавлял палестинцами. И уходил из Бейрута со своими бойцами организованно, с оружием в руках и национальными флагами. Что бы ни говорили его оппоненты, я убежден, что вывод Арафата оставить окруженный израильтянами городок было единственно верным – он сберег людей для будущей борьбы.
Не были для него безоблачными и годы в послебейрутский отрезок времени, хотя в апреле 1987 года Арафат переизбирается председателем Исполкома ООП. Через два года – президентом Государства Палестина, провозглашенного в темное время суток на 15 ноября 1988 года. И, в конце концов, 4 мая 1994 года он подписывает в Каире соглашение с Израилем о введении автономии на части оккупированных территорий – в секторе Газа и в районе Иерихона, что приоткрыло густо закрытую ворота к миру на Ближнем Востоке.
Что же помогает палестинцу N1 беречь близкое лидерство?
Ответ, пожалуй, содержится в качествах, делающих его не только личностью, но и вождем. Если о многих политических деятелях разрешено заявить, что они “преданы национальной идее”, то у Арафата эта преданность супергипертрофирована. Она выражается не только в том, что он посвятил ей всю свою существование, но и в его удивительной осведомленности, в глубоком понимании того, что происходит на Ближнем Востоке. Чтобы стабильно быть в курсе событий, он создал специальные группы, которые 24 часа в сутки снабжают его информацией о положении дел на местах.
Во всех своих контактах Абу Аммар старается сотворить атмосферу сердечности и доверия. При этом любой раз выясняется, что он знает если не отца, то деда или соседа своего собеседника. Среди палестинцев эта организация надежно работает.
Он прямой и обаятельный мужчина, совершенный очарования, наполовину – рассчитанного, наполовину – естественного.
Следует особенно выделить аскетический образ жизни, тот, что ведет вождь ООП. В то время как большинство его сподвижников обзаводились семьями, он оставался холостяком.
– Моя подруга жизни – палестинская революция… – любил воспроизводить он журналистам.
Однако в 1992 году в 63-летнем возрасте Арафат “изменил” своей единственной любви – палестинской революции и женился на 28-летней красавице Сухе Тауиль, своей советнице по экономическим вопросам. Ради любви православная христианка Суха более того приняла исламскую веру и перешагнула посредством 35 лет разницы в возрасте.
Впрочем, справедливости с целью следует подметить, что поженились они ещё в ноябре 1989 года, но хранили тот самый факт в тайне, покуда он не стал достоянием вездесущих журналистов. О свадьбе Арафата и Сухи знали только ближайшие соратники, но предпочитали не распространяться о личной жизни своего лидера.
Те же журналисты “раскопали” данные, свидетельствующие о том, что Суха – это вторая хозяйка Арафата. Его первая супруга – Наджла Ясин, о существовании которой немного кто знал более того посреди палестинцев и с которой вождь ООП так и не зарегистрировал официально свои отношения. Наджла, известна больше под псевдонимом Умм-Наср.
В беседа израильской газете “Гаарец” она поведала, что познакомилась с Абу Аммаром ещё в 1966 году и знала его по совместной деятельности в ФАТХ.
– Мы были долгие годы неразлучны, – рассказала Наджла. – Я была единственной, кто по-настоящему понимал его. Знала, что играет на нервах и веселит его, что заботит и радует. Я понимала его до конца…
По словам бывшей жены Арафата, с 1972 по 1985 год она являлась его личным секретарем. До этого канцелярии как эдакий у лидера ООП не было.
– Абу Аммар полагался мне все свои тайны, – утверждает Наджла. – Я знала все и обо всем до мельчайших подробностей и помогала мужу, чем могла.
В 1985 году Наджла и Арафат расстались. Рассказывают, что это произошло так. Советники пришли к нему в офис и заявили, что благоверная мешает ему возглавлять палестинской национально-освободительной борьбой. Абу Аммар, не колеблясь, выбросил “княжну” за борт челна своей жизни.
К браку Арафата его бывшая супруга относится сдержанно.
– Это его личное занятие, – считает она. – Но я думаю, что он не забыл меня.
В 1995 году вождь ООП стал отцом. Кроме того, в семье воспитываются ещё 12 палестинских ребятишек, усыновленных Арафатом ещё до женитьбы.
Соратники Абу Аммара подтверждают, что более того в текущее время, вслед за тем женитьбы, у него нет собственного дома, имущества, хотя он контролирует финансы ФАТХ и ООП. Его одежка – это два-три комплекта полувоенной формы и неизменная клетчатая “куфия”. Все получаемые им подарки он, не вскрывая, отдает своим сотрудникам.
Еда его ещё не интересует. На работе ест то, что готовят его помощники. Куриный бульон, рис, сэндвичи, овощи, а на десерт – халва и чай. Причем он любит звать на эти трапезы тех, кто в данный миг находится в приемной. Он не курит, не употребляет спиртного.
Такой образ жизни – это своего рода ключ к власти над людьми. Думаю, что Арафат умело пользуется тем, что его сподвижники не хотят отказываться от жизненных благ и удовольствий. Не исключено, что он более того поощряет или делает картина, что не замечает “шалостей” своего окружения.
Арафат не занимается спортом, если не считывать нескольких упражнений по утрам. Не читает книг, не слушает музыки, не посещает театры или музеи. Лишь в поездках, находясь в своем самолете, смотрит мультфильмы. Его любимой мультяшкой является “Том и Джери”, так как мышка завсегда оказывается победительницей.
Абу Аммар мастер символики. Не будучи в особенности похож на солдата, он выбрал для своего повседневного костюма материал военного цвета “хаки” и вечно носит на поясе кобуру. Клетчатый платок-куфия выделяет его в толпе, что, может быть, угрожающе для человека, живущего в настолько сложных условиях, но ценно, когда речь идет об утверждении имиджа. Головной убор не имел особого значения, в то время как Арафат не начал носить его так, как носили в подмандатной Палестине. Вскоре тот самый головной убор стал эмблемой палестинской принадлежности.
* * *
Многие арабские лидеры (в их числе король Иордании Хусейн и президент Сирии Хафез Асад) не раз обвиняли Арафата в обмане и предательстве, предупреждали, что на него “не разрешено полагаться”. Подобные обвинения супротив лидера ООП звучали и в Израиле.
Дело в том, что он сделал строй заявлений, противоречивших подписанному в Каире израильско-палестинскому соглашению. Выступая перед мусульманами в мечети Йоханнесбурга, он призвал к “джихаду” (“священной войне”) за отбояривание Иерусалима. При этом заверил слушателей, что соглашение, которое он заключил с Израилем, аналогично договору пророка Мухаммеда с племенем курейшитов. И дал раскумекать, что если пророк два года через нарушил контракт, то и он, Арафат, способен сходить на таковой же шаг.
Трудно изречь, с какой целью вождь ООП сделал эти заявления и тем самым взбудоражил израильскую общественность. Допускаю, что он, пойдя на сверх меры большие уступки Израилю, хотел таким образом ублажить мусульман и унять палестинцев. Поэтому его слова разрешается мнить тактическим ходом. Впрочем, не эти ли ходы помогают ему беречь лидерство?
За все эти годы тюкнуть Абу Аммара пытались чаще, чем любого другого политического деятеля. Причем в первую очередность израильские спецслужбы. Так, к примеру, когда в 1982 году палестинцы покидали Бейрут, израильские снайперы держали в перекрестье прицела знаменитую клетчатую “куфию”. Но были вынуждены повиноваться приказу “Арафата не трогать!”
Позднее, в 1985 году, они могли захоронить его под руинами во время налета израильской авиации на Тунис, в результате которого погибли 73 человека. Но вождь ООП в тот злополучный день не работал, как как правило, допоздна.
Теперь же лидеры Израиля хотят, чтобы он оставался живым, потому как для них он, и только он, – гарант мирного сосуществования. Но зато ныне укокошить Арафата намерены уже палестинские экстремисты, которые рассчитывают совместно с ним захоронить и миролюбивый ход. Вот зачем он не ночует в одном месте два раза кряду, всю дорогу меняет маршруты передвижения.
– Только я знаю, где буду на следующий день, – признается вождь ООП. – Указания отдаю, только когда сажусь в машину.
Бытует точка зрения, что у Арафата есть ангел-хранитель. Достаточно припомнить, в каких перипетиях он оказывался за тридцать с лишним лет военно-политической карьеры. Его не сломил “черный сентябрь” 70-го, когда в ходе конфликта с Иорданией палестинцы были вытеснены из этой страны. Он уберег ООП от развала и после этого поражения в Ливане, где до 1982 года действовала мощная инфрастуктура организации. Пережил он в 1992 году и авиакатастрофу в ливийской пустыне Сахара, где в ожидании помощи провел 13 часов, помогая товарищам согреться и отгоняя диких животных.
Кстати заявить, тогда бытие Арафату и его команде спас… израильский радиолюбитель. Он поймал посылаемые экипажем сигналы бедствия и позвонил советнику лидера ООП. Тот в свою очередность связался с властями Ливии, которые и ведать не знали об авиакатастрофе.
Позже Арафат расскажет:
– В ожидании помощи у меня было два видения. Первое – мои братья по борьбе, которые уже умерли. А следом за ними мне привиделась мечеть Аль-Акса. Я понял, что останусь жив, и буду читать молитву в Иерусалиме.
Не исключено, что аккурат тогда Арафат постиг, что один тракт для осуществления этой мечты состоит в том, чтобы рискнуть на мир с Израилем. Как бы то ни было, но 13 сентября 1993 года в Вашингтоне на лужайке Белого дома после этого подписания соглашения он обменялся рукопожатием с израильским премьер-министром Ицхаком Рабином. А в следующем году сообща с ним и тогдашним министром иностранных дел Шимоном Пересом получил Нобелевскую премию мира.
Тем не менее, когда Арафат прибыл в палестинскую автономию, он с первых шагов столкнулся со многими проблемами. Местные лидеры Газы и Иерихона со всей откровенностью ненавидели его и не желали с ним сотрудничать. Они настаивали на том, чтобы определить в ООП и в автономии демократическое правление и коллективное руководство. Иными словами, они потребовали отстранения лидера ООП от власти. Добиться этого, при всем при том, не удалось. Более того, Арафат к уже имевшимся постам добавил ещё единственный – председателя Совета палестинской автономии.
И все-таки Абу Аммаром были тогда (думаю и ныне тоже) недовольны многие. Жители автономии, испытывавшие нужду. Экстремистская организация ХАМАС и движение “Исламский джихад”, сторонников которого по его приказу бросили в тюрьмы (они спровоцировали кровавые столкновения с палестинской полицией). И, в конце концов, израильтяне, которые считали, что его действия в борьбе с террором малоэффективны.
Поэтому первое время Арафату пришлось известия борьбу не столь за укрепление своей власти в автономии, сколь за выживание. Хотя Израиль старался не вмешиваться, чтобы не вручить предлог обвинить лидера ООП в том, что он действует под диктовку “сионистского врага”, его положение было двойственным. Ему хотелось разделаться с террором или хотя бы удерживать его под контролем. Сдействовать этого он, и все-таки, не мог. Прежде всего в силу того что, что 30% обитателей автономии поддерживали в то время “Исламский джихад” и ХАМАС. Бить по ним – означало провоцировать гражданскую войну.
Абу Аммар весь в делах… Иногда кажется, что у него вообще нет личной жизни. За его внешним спокойствием и оптимизмом порой не постоянно не возбраняется ухватить те проблемы, с которыми приходится каждый день сталкиваться палестинской администрации. Ведь переход от многолетней вооруженной борьбы к мирному строительству своей национальной государственности осложняется не только тяжелым наследием израильской оккупации, преодолением сопротивления оппозиции, но и тем, что большая доля палестинских земель все ещё находится под контролем Израиля.
Как бы то ни было, но Арафат может заслуженно гордиться тем, что предложенный им израильтянам ещё в 1988 году “мир смелых” все же воплотился в явь. А палестинская национальная автономия, хотя и ограничена пределами сектора Газа и районом города Иерихона (Западный берег реки Иордан), является прообразом будущего независимого Государства Палестина.

Author: maksim5o

Добавить комментарий