Эхуд Барак биография: Эхуд Барак биография

Эхуд Барак биография
Эхуд Барак биография
Эхуд Барак биография

Биография Эхуд Барак

Карьера: Министр

Дата рождения: 12 февраля 1942, знак зодиака водолей

Место рождения: Израиль

ЭХУД БАРАК – “УМНАЯ ТОРПЕДА”

Досрочные выборы в кнессет (парламент) 15-го созыва и прямые выборы премьер-министра, состоявшиеся в Израиле 17-го мая 1999 года, принесли победу Эхуду Бараку – председателю Партии труда (“Авода”) и лидеру движения “Исраэль эхад” (“Единый Израиль”). Причем победу, которую многие наблюдатели назвали “больше чем убедительной”.

За Барака отдали свои голоса (а может быть и сердца) 56 процентов избирателей. Его соперник – премьер-министр (сейчас уже бывший) Биньямин Нетаньяху, он же вождь правой партии “Ликуд”, получил 44 процента.

Политическая карьера нового главы правительства была молниеносной и в точности соответствует его фамилии. “Барак” в переводе с иврита означает “молния”. Настоящая фамилия премьера – Брог. Ее носят его престарелые родители – папа Исраэль, родившийся в литовском Паневежисе, а следом оказавшийся в Мелитополе, и мамаша Эстер, которая родилась в Варшаве, в семье прибывшей туда из Смоленска, а кроме того трое братьев.

Только Эхуд, названный в честь библейского героя Бен-Геры, сменил фамилию. Он объясняет это тем, что в армии ее “все время калечили и корежили, называя то Брох, то Брук и более того Бервиг”.

К сожалению, большую доля биографии Барака, как и в свое время, нельзя рассмотреть за грифом “Совершенно секретно”. Но более того видимая количество этой, надобно признать, удивительной жизни поражает и вызывает почтение.

СОЛДАТ НОМЕР ОДИН

Эхуд Барак родился в 1942 году в киббуце Мишмар ха-Шарон. Яркое прошлое детства – англичане ищут в киббуце тайник с оружием. Эхуд подводит их к гранатовому дереву и говорит: “Вот гранаты”.

Надо изречь, что он с детства доставлял родителям одни неприятности. Учителя в единственный звук говорили о его патологической лени, неимоверном упрямстве, склонности к конфликтам. Дело кончилось тем, в конце 11-го класса они сказали ему: “Ты переведен в 12-й класс, но чтобы в школе больше не появлялся”. Так что экзамены на аттестат зрелости Бараку пришлось сдавать позднее экстерном.

Потом, уже будучи офицером ЦАХАЛА (Армия обороны Израиля), он блестяще закончит два факультета – физико-математический в Еврейском университете в Иерусалиме и вычислительной техники Стенфордского университета в США. В первом он получит уровень бакалавра, во втором – магистра. Но все это произойдет немало позже, в 70-х годах…

А в 1961 году 18-летний Барак начнет свою службу в ЦАХАЛе. Ценой неимоверных усилий добьется направления в “Сайерет маткаль” – спецподразделение по борьбе с террором, бойцам которого приходилось без малого каждый день обозревать в физиономия смерти. “Сайерет маткаль” было создано в начале 1958 года и представляло собой небольшую группу, которая без труда размещалась в микроавтобусе.

По словам Барака, его работа в этом подразделении с самого начала складывалась удачно. Довольно проворно он стал любимцем создателя и командира группы спецназа Авраама Арнана. Тот вечно придумывал различные “военные акции”, которые в буквальном смысле просчитывались с учетом индивидуальных качеств Барака. Он по этот день помнит ночные вылазки в арабские деревни. Именно там, где всякий неизвестный мужчина сию минуту же бросался в глаза, спецназовцы должны были отрабатывать искусство маскировки, способность сливаться с местным населением, не вызывая лишних вопросов.

Серьезная физическая подготовка, бесконечные учения и тактические занятия потихоньку становились частью его сознания. По сравнению с опытными командос он был, по сути, ещё юношей. И тем радостнее было осознавать, что он потихоньку подтягивался к ветеранам, превращался в зрелого бойца.

Большую образ в укреплении авторитета Барака сыграла его уникальная способность ориентироваться на незнакомой местности. Никто не мог так резво и безошибочно установить кратчайший стезя к цели, как он. Каждый день и час, проведенные в спецназе, убеждали Барака в том, что отбор сделан верный.

Кстати проговорить, Барак по этот день остается первым и последним солдатом в истории израильского спецназа, окончившим и спецшколу разведчиков, и курсы офицеров-пехотинцев. До и позже него выпускники разведшколы неизменно направлялись на курсы оперативного отдела при генеральном штабе ЦАХАЛа, которые были короче и на строй легче. Барак сумел уверить своих командиров, и ему разрешили миновать вектор движения офицеров пехоты. К тому моменту он совершенно решил связать свою бытие с армией. Другого пути он уже для себя не представлял.

В середине 1962 года следом успешного завершения офицерских курсов Барак вернулся в спецназ, где ему предложили забрать на себя руководство оперативно-разведывательным отрядом. Ему представилась прекрасная вероятность явить себя по-настоящему. И эту вероятность он использовал сполна…

Когда истек срок дополнительной службы в армии, Барак подписал контракт на сверхсрочную службу. После этого он был назначен заместителем командира подразделения по особым операциям. В связи с тем, что он дал согласие остаться профессиональным военным, он получил от командования в качестве поощрения за безупречную службу особенный гостинец – ориентация во Францию на специальные курсы командос.

В основополагающий же день “шестидневной войны”, начавшейся 5-го июня 1967 года, спецподразделение Барака было придано в предписание дивизии, которая дислоцировалась в северной части Синая и сектора Газа. Любопытно, но сверхскоростной темп “шестидневной войны” сыграл с израильским спецназом злую шутку. Какое бы поручение ни получали командос, они более того не успевали собраться в дорогу. Их опережали либо ВВС, либо танковые подразделения. Проявить себя в подобной обстановке было весьма сложно.

На пятый день войны группа Барака была передислоцирована на Голанские высоты, где предприняла дерзкую вылазку на территорию Сирии. После успешного выполнения операции, в ходе которой была захвачена база противника, Барак наткнулся на новичок “мерседес”, обслуживавший одного сирийского генерала. Не продолжительно думая, он решил брать авто в качестве трофея. Затем спустился на нем с Сирийской возвышенности и припарковал авто у дома своего боевого товарища Менахема Дигли. Так заявить, в виде подарка. Рано утром соседи обнаружили “мерседес” с арабскими номерами и, жутко испугавшись, вызвали полицию.

Как-то раз Дигли предложил Бараку взять участок земли в восточной части Иерусалима. Каково же было его изумление, когда Барак наотрез отказался.

-Почему? – спросил Дигли. – Ведь землю разрешено взять за гроши.

-Потому что эта почва не наша, – ответил Барак и пояснил: -Она – арабская: Мы ее аннексировали: Настанет день, когда ее придется возвратить. Стоит ли выбрасывать капиталы на ветер?

Позднее, во время одного из путешествий по оккупированным территориям, Барак и Дигли оказались на высоком холме. Оттуда открывалась захватывающая панорама Восточного Иерусалима и доля Иудейской пустыни.

-Посмотри, какая краса! – воскликнул Дигли.

В реакция Барак пожал плечами и сказал:

-Мы сегодня в эйфории: Знаешь, такое внутреннее состояние перехода от уроженца маленькой страны к хозяину громадный. Я убежден, что эти территории будут только временным залогом. Арабам нужно время, чтобы понять: мы не звери, мы не враги им. Мы без затей хотим, как и они, существовать на своей земле. Когда они поймут это, когда захотят сблизится с нами по-настоящему, все это придется возвратить. Синай, Иудею, Самарию, Голанские высоты…

Война Судного дня (Йом Кипур), начавшаяся 6-го октября 1973 года, застала Барака в Стенфордском университете. Через два часа следом ее начала он уже сидел в кресле самолета, направлявшегося в Израиль. А ещё немного часов через он принял руководство бронетанковым полком.

В 1981-м году Барак стал самым молодым генералом ЦАХАЛа.

-Говорят, что мы излишне до срока присваиваем тебе это звание, – пошутил тогда министр обороны Ицхак Рабин. – Дескать, ты ещё маловато пороху нюхал…

Барак ответил:

-Наполеон в близкое время сказал, что если бы он раздавал маршальские жезлы в зависимости от того, кто сколь пороха нюхал, то его маршалами были бы только ослы.

Возможно, аккурат в тот миг и установились те особые отношения между Бараком и Рабином, которые сохранялись вплоть до смерти последнего.

В 1982 году Барак возглавил службу армейской разведки “АМАН”, а в 1986 году был назначен командующим Центральным военным округом. В 1987 году стал заместителем начальника генерального штаба.

1-го апреля 1991 года генерал-майор Барак был назначен 14-м начальником генерального штаба Армии обороны Израиля. Вскоре его плечи украсили погоны генерал-лейтенанта – высшее воинское звание в ЦАХАЛе.

В дни, когда он вступал в эту пост, израильские газеты писали, что Барак с его двумя высшими техническими образованиями является “секретным оружием” Израиля, что он аккурат тот дядя, тот, что как не разрешено лучше может приготовить армию к электронным войнам XXI века. На деле Бараку пришлось находить решение другие проблемы – возвращать приказы о закрытии сектора Газа и “контролируемых” территорий, кидать армию на подавление массовых выступлений палестинцев, сиживать с ними за столом переговоров, вылетать в “зону безопасности” в Южном Ливане.

В Израиле Барака называют “служивый номер один”. И не удивительно: он имеет наибольшее цифра наград посреди сегодня здравствующих израильтян – пять знаков отличия на поле боя. По нашей терминологии – пятикратный “Герой Израиля”. Причем все пять раз он удостаивался этой чести в отрезок времени службы в войсках специального назначения. Свою первую награду Барак получил в 1963 году за выполнение дерзкой операции на территории Сирии. Считанные люди в высшем руководстве ЦАХАЛа знали о невероятно сложных задачах, которые возлагались на Барака. В 1971 году он командовал операцией, разработанной израильской разведкой “Моссад”, в ходе которой прямо из генерального штаба сирийской армии были похищены пять офицеров для обмена на израильских летчиков, попавших в плен к сирийцам. Это он в 1972 году провел молниеносную (всего 90 секунд) операцию по освобождению заложников, захваченных террористами в самолете бельгийской авиакомпании “Сабена”. Именно он в апреле следующего года стоял во главе операцией “Весна молодости” по ликвидации палестинских лидеров, проживавших в столице Ливана. Переодевшись в женскую одежду (говорят, он выглядел идеально очаровательной блондинкой), Барак ворвался в жилье и сообща с другими командос застрелил трех видных деятелей Организации освобождения Палестины. Они были ответственны за смертоубийство в сентябре 1972 года израильских спортсменов во время Мюнхенской олимпиады. Участвовал он и во многих других тайных операциях, время для рассказа о которых ещё не наступило…

В крайний день своей службы в спецназе Барак получил пятый знак отличия, чему, уместно сказать, весьма удивился. Как раз в тот отрезок времени никаких операций под его командованием не проводилось. Однако патрон генштаба Давид Элазар, вручая награду, подчеркнул, что она как бы подытоживает все годы и все операции, которые спецназ проводил под непосредственным командованием Барака.

Уходя в отставку с поста начальника генерального штаба, он признался:

-Армия была для меня авантюрой, приключением. Я жутко любопытен. Любопытство – первый мотив в моей жизни.

В КОСТЮМЕ ПОЛИТИКА

В начале 1995 года в киббуце Оген генерал-лейтенант Эхуд Барак, свой номер 448200, в кругу близких друзей откланивался с армией, завершив блестящую карьеру от рядового до начальника генерального штаба. На вечере присутствовал премьер-министр Ицхак Рабин, высокопоставленные политические деятели и министры, высшие офицеры, видные общественные и духовные лидеры, известные актеры, музыканты.

Каждый из них в той или другой степени напоминал Бараку о прожитом и пережитом. Вызывал в его памяти залитые кровью товарищей и врагов поля сражений, рискованные, хранящиеся в глубокой тайне операции спецназа, недолгие часы простого человеческого общения и отдыха, когда не нужно, по привычке, нащупывать кобуру на брезентовом ремне.

Особое своеобразие вечера заключалось в том, что все присутствовавшие знали: прощание Барака с армией ни капельки не означало завершения блистательной карьеры. Человек, миновавший все мыслимые и немыслимые испытания, привыкший засыпать под гром канонады и пробуждаться по команде “Тревога!”, военный генерал Барак стойко решил сделаться генералом и в политике.

Это было взвешенное, органичное вывод. Всю свою бытие он шел только вперед, просчитывая всякий шаг, терпеливо строя себя и близкое предстоящее. Барак неизменно знал, что будет дальше, к чему как раз идет и какой дорогой нужно топать к поставленной цели.

Барак всю дорогу был любимцем Ицхака Рабина. В тот памятный конец дня, когда на сцену поднялся премьер министр, все уже знали, что его политическая карьера будет связана с Рабином и партией “Авода”.

-Ты всю дорогу мог мыслить и тебе хватало мужества забирать на себя ответственные решения, – сказал тогда глава правительства, обращаясь к своему любимцу. – Я начальный боевой генерал в Израиле, тот, что стал премьер-министром. Так что, кто знает: Желаю тебе успеха, Эхуд!

Реакцией неизменно сдержанного Барака на до того многообещающий спич премьер-министра была только мимолетная улыбка. Он всю дорогу мог хоронить в себе и горесть, и отрада…

Потом на сцену поднялся генерал Амнон Липкин-Шахак, заместитель Барака в генштабе, сменивший его следом на этом посту (а теперь единственный из лидеров центристской партии “Мерказ” – соперницы “Аводы” на прошедших выборах).

-Эхуд продолжает свою карьеру аналогично торпеде с умной боеголовкой, – сказал Липкин-Шахак. – Она несется к цели совсем тихо, но радиус ее действия жутко широк. Пусть не врёт себя тот, кто думает, что торпеда по имени Эхуд Барак кем-то запущена. Он не нуждается в наводке. Он сам выбирает мишень, и сам в последнюю минуту может изменить вектор движения. Но в чем разрешено не колебаться, так это в том, что Барак во что бы то ни стало достигнет цели, к которой стремится.

Наблюдательный Липкин-Шахак дал самую точную характеристику личности Барака – “умная торпеда”. С великолепно выверенным курсом и коэфициентом полезного действия.

В последние месяцы пребывания начальником генерального штаба Барак сел на жесткую диету и, сбросив немного килограммов, приобрел “товарный вид”. Он знал, что политическая карьера ему обеспечена. Любая партия будет рада заполучить его в свои ряды. И он не ошибся. Лидеры “Аводы” не только убедили Барака присоединиться к ним, но тут же выдвинули его на первые роли. Партии, капитулировавшей (таково соображение оппонентов) перед палестинским лидером Ясиром Арафатом, которая пошла на территориальные уступки и оказалась неспособной не дать в обиду жизненно важные интересы страны, был весьма необходим овеянный боевой славой генерал. Для исправления имиджа.

Этим, собственно говоря, и объясняется беспрецедентная стремительная политическая карьера Барака. Правда, многие в Израиле сожалели тогда, что его, “боевого сокола, занесло в компанию щипаных голубей и крикливых воронов”. Тем не менее, в июле 1995 года отставной генерал примкнул к партии “Авода” и занял в кабинете Ицхака Рабина пост министра внутренних дел. В ноябре того же года вслед за тем убийства премьер-министра получил в правительстве Шимона Переса портфель министра иностранных дел. После выборов 1996 года – народный избранник кнессета 14-го созыва.

В июне 1997 года Барак был избран председателем “Аводы”. Большинство членов партии поддержали его, будучи уверенными, что только он сумеет одолеть премьер-министра Биньямина Нетаньяху на предстоящих выборах. Справедливости для следует произнести, что после этого своего избрания ему долговременно не удавалось завоевать популярность. Он не смог выработать последовательную альтернативу политическому курсу Нетаньяху. Его речи сводились к постоянному повторению одних и тех же лозунгов, состоявших из расставленных в разном порядке слов “мир”, “безопасность”, “размежевание”. Барак повторял их, забывая растолковать публике, каким образом он намерен отстаивать интересы Израиля на переговорах с Арафатом. Он требовал ускорения продвижения “мирного процесса”, но никак не мог отозваться, какими требованиями готов поступиться.

Более того, став председателем “Аводы”, Барак скомпрометировал себя скандальными высказываниями и неумением отражать атаки журналистов. Если бы израильские СМИ относились к нему так же, как к Нетаньяху, лидеру “Аводы” пришлось бы шибко несладко. Но к счастью для него, израильские масс-медиа милостивы к “левым”.

В итоге, при отсутствии четкой политической платформы и неумении взвешенно изложить мысли перед журналистами, своей обретенной популярностью Барак был обязан только ошибкам Нетаньяху. Лидер оппозиции воспринимался сторонниками левого лагеря как альтернатива личности премьер-министра, а не его политики.

Вскоре, и все-таки, Барак понял, что с тех пор, как он возглавил “Аводу”, упущено два важных года. А обстановка ещё больше обострилась, потому как тяжело проводить реорганизации тогда, когда речь шла о досрочных выборах. Чтобы побороть, необходимо изменить приоритеты партии.

Он ещё понял, что для того, чтобы люди захотели к нему присоединиться, их необходимо в чем-то превосходить. “Если ты представляешь непопулярную и не подающую надежды партию, – рассуждал Барак, – ее нужно обновить. Иначе, к чему тому, кто, соответственно опросам, опережает тебя, объединяться с тобой”.

Осознав все это, вождь “Аводы” в конце 1998 года объявил о создании нового политического движения “Исраэль эхад” (“Единый Израиль”). Его программа предлагала смену партийного руководства, создание политических клубов вместо существующих местных отделений и переориентацию с вопросов государственного характера на такие сферы как школьное и высшее образование, жилье, экономика, безработица, битва с преступностью и т.п. По мнению Барака, тяготение к решению этих проблем должно сделаться идеологией “Единого Израиля”. Иными словами, он абсолютно очевидно отстранил себя от левого имиджа соратника по Партии труда и бывшего премьер-министра Шимона Переса, проигравшего на выборах 1996 года. Он повернулся в сторону правых и обратился к избирателям умеренного толка с упором на вопросы экономики и твердого подхода к проблемам безопасности.

Следует прибавить, что за решением Барака основать новое движение стояло осознание того, что понятие “партия Авода” уже устарело, что ее на практике больше не существует. Но “Единый Израиль” – это всего-навсего призыв, а не модифицирование названия партии.

Поняв сложность ситуации и не желая проигрывать выборы, Барак обратился за помощью к иностранным специалистам. Уместно освежить память, что в близкое время на Нетаньяху были вылиты ушаты грязи только за то, что он нанял американского советника по проведению предвыборной кампании.

Барак пригласил не одного, а немедленно трех, в родное время приведших в Белый жилье Билла Клинтона. Что же ему советовали эти консультанты? Выяснить это оказалось несложно. Политический лексикон кандидата в премьеры обогатился словами “бедность”, “безработица”, “образование” и лозунгом “Голосуя за Нетаньяху, вы голосуете за увеличение безработицы и бедность”.

Американцы посоветовали Бараку акцентировать чуткость на экономике, обходя неудобные левым политические темы. Но задача не в этом. После 1967 года главным вопросом на повестке дня был арабо-израильский конфликт. Поэтому, акцентируя внимательность на экономике, Барак пытался уклониться от ответа на вопросы, касающиеся международных отношений и обороны. А потому что как раз в этих жизненно важных вопросах принимаются судьбоносные решения, от которых зависит перспектива еврейского государства.

Впрочем, какие бы лозунги не использовал Барак в предвыборной кампании, он, по мнению наблюдателей, стал неузнаваем. Ему было достаточно нелегко произвести переход от военного героя к политическому лидеру. Но в ходе 5-ти месячного предвыборного марафона он проявил свои бойцовские качества, и эта трансформация ему удалась. В конце кампании израильтяне увидели другого Барака, нежели в начале. Его более того стали величать “новым голосом в израильском обществе”.

Больше того, по опросам общественного мнения, Барак опережал не только своего главного соперника – Биньямина Нетаньяху, но и других претендентов на премьерский пост. Но означало ли это, что он преодолел все трудности и твердо вступил на стезя, ведущий к заветному креслу? Разумеется, нет: Но Барак – победил…

В своем первом выступлении, обращаясь к населению, он сказал:

-Граждане Израиля! Сегодня вы выбрали надежду, а не опасение или боязнь. С сегодняшнего дня не стоит отбор – мир или секьюрити. Есть только единственный отбор – мир плюс секьюрити.

Барак обязался совсем столковаться о мире с палестинцами. Причем немедленно же предупредил о жестких условиях переговоров, охватывая важнейшие элементы, как, к примеру, невозможность возвращения к границам 1967 года, неделимость Иерусалима и сохранение большинства израильских поселений на западном берегу реки Иордан и в секторе Газа.

Новый премьер-министр посулил кроме того в течение года вывести израильские войска из Южного Ливана в рамках нового мирного диалога с Сирией. По его словам, Израиль готов на территориальные уступки на Голанских высотах в качестве одного из условий мирного договора с Дамаском.

В арабском мире виктория Барака вызвала вздох облегчения. Ведь Нетаньяху олицетворял наиболее радикальные и экстремистские слои израильского общества. Реакция Запада – исключительна позитивная.

Сформированное Бараком новое (18-е по счету) руководство было приведено к присяге 6-го июля 1999 года. Уже на следующий день израильтяне окрестили его “самым странным правительством за всю историю Израиля”. Одна из странностей содержится в том, что это – что ни на есть непрофессиональный офис. Достаточно произнести, что министр юстиции не имеет юридического образования, а министр транспорта возглавлял в прежнем правительстве оборонное ведомство. С другими министрами занятие обстоит не лучше…

Барак умудрился расставить своих министров таким образом, чтобы они наименее подходили к своим должностям. По мнению экспертов, это не случайность, а ловкий ход. Его мишень – нейтрализовать потенциальных оппозиционеров внутри правительства. Новый премьер хотел сотворить такую команду, чтобы в ней никто “не высовывался” и не заслонял фигуру главы правительства. На важнейших направлениях государственной жизни он расставил “своих” людей, преданных лично ему. С министрами Барак разговаривает, но не советуется, потому как “в советах не нуждается”. Никто в правительстве не знает истинных целей премьер-министра ни по одной проблеме.

СГУСТОК ПРОТИВОРЕЧИЙ

Знающие Барака люди говорят, что он – персона многосложная. Его аналитический ум в два счета препарирует информацию, поступающую к нему сию минуту по нескольким каналам. Анализируя какую-либо проблему, он не только доходит до самой сути, но и предлагает сию минуту немного вариантов возможных решений.

В жизни он больше всего ценит динамику. Не терпит устоявшихся концепций, застывших представлений, механического упрощения. Ведь бытие не укладывается ни в формулы, ни в концепции. Поэтому многие так и не знают, сколь он левее “Ликуда” и правее “Аводы”.

Сослуживцы, и все-таки, свидетельствуют, что Барак – персона во многом противоречивая, не поддающаяся обстоятельному анализу с первого взгляда. С одной стороны, он – обычный “шестидесятник”, весьма общительный, компанейский, охотник беззлобных шуток и ночных посиделок с друзьями у костра… В юности более того подрабатывал в частном детективном агентстве. У него золотые руки, он запросто может разобрать автомобильный движок или быстро ощипать курицу. Но его истинное хобби – это разборка и последующая сборка наручных часов.

С прочий стороны, Барак вовсе не так прост и не так доступен, как это хотелось бы зреть его окружению. Он может темное время суток на пролет провести над решением какой-нибудь аналитической задачи. Обожает классическую музыку, превосходно играет на фортепиано. Преклоняется перед Львом Толстым и Александром Солженицыным.

-Вообще русская культура имела особое роль в моей жизни, – признался в одном из беседа Барак. – Звуки русского языка я услышал дома в раннем детстве. Я знал и буквы латинского языка, и кириллицу. Помню, что у нас дома бывали журналы “Огонек” и “Крокодил”.

Когда Барак стал постарше, папа заставлял его впитывать текст переведенную на иврит классику Гоголя, Достоевского, Толстого. А матушка подсовывала ему “Пан Тадеуш” Аледи Мицкевича. Но прозе он предпочитал тогда поэзию. Был влюблен в Анну Ахматову.

По свидетельству тех же сослуживцев, тот самый джентльмен – сгусток противоречий, в котором причудливо перемешались суровое военное воспитание и дух высоких технологий. Определенная сентиментальность и необыкновенная жесткость в принципиальных вопросах. Авантюризм, характерный вовсе ещё молодому человеку, и прагматичность, присущая людям зрелым.

В Бараке всегда не нетрудно живут, но и непонятным образом уживаются серьезные противоречия между прошлым и будущим. Эта внутренняя схватка приводит подчас к полному отрицанию настоящего. Можно было бы проговорить, что Барак относится к той категории людей, которые сами себе создают проблемы, и сами же их решают. Впрочем, следует пометить, что, создавая эти проблемы, он вместе с тем способен совершать правильные выводы, чтобы уже ни при каких обстоятельствах к ним не ворочаться.

Сменив в 1995 году гимнастерку на пиджак, бывший босс генерального штаба до сих пор не привык к гражданской одежде. Хотя уже успел посетить на посту министра внутренних, а после этого иностранных дел. По наблюдениям израильских журналистов, Барак по привычке то и занятие засовывает ладони за поясок брюк, вроде бы он все ещё перепоясан армейским ремнем. Генеральские нотки в голосе не проскальзывают, но рубленные точные формулировки и крепкий, безапелляционный тон не оставляют сомнений, что перед вами джентльмен воинской закалки и армейской выучки.

Кем бы стал Барак, если бы не военная карьера? Не исключено, что все его задатки могли остаться нереализованными. Армия помогла ему избежать этого. Он многое дал армии. Но и вооруженные силы дала ему не меньше. Ибо Барак – джентльмен двух полюсов: на одном – крепкий, отточенный ум, на другом – утонченная, чувствительная восприимчивость. Потребовалась военная закалка, чтобы достичь взаимодействия этих качеств в нужной пропорции.

В самой армии к Бараку относятся по-разному. Одни заявляют, что он аккурат он несет ответственность за ее деморализацию, за те случаи дедовщины, которые в последнее время возникают все чаще, за ослабление ее мощи, в конце концов. По их словам, Барак стал первым начальником генштаба, кто привнес свои политические симпатии и антипатии в армию, отправив в отставку тех офицеров, которые придерживались открыто правых взглядов.

-Из боевого разведчика Барак превратился в обычную штабную крысу, сводящую счеты со своими противниками и затевающую грязные интриги, – говорят эти люди.

Но есть и другие мнения. Многие считают, что Барак ни в жизнь не опускался до мелочного сведения счетов, но требовал сурового наказания тех, по чьей вине произошло чрезвычайное происшествие. Он не признает никаких авторитетов, если речь идет о безопасности государства. В этом вопросе он не поступится ничем.

Барак женат, имеет троих дочерей. Старшая, Михаэль, – защитник. Средняя, Яэль, учится в университете. Младшая, Анат, занимается в гимназии. Жена Нава, педагог по профессии, – дочка Шломо и Рахель Коэнов, корни предков которых в Испанском Марокко, на Корсике и в Толедо.

Они познакомились в 1968 году, когда сидели рядом в университетской библиотеке. Эхуд слушал посредством наушники классическую музыку, а Нава, студентка английского отделения, читала Шекспира. Не говоря ни слова, он подвинул к девушке газету с программами кинотеатров, где было обведено наименование одного из фильмов, и стоял вопросительный знак. Нава поставила рядом восклицательный…

Поженились они сквозь год. Много лет через, давая беседа репортеру, Нава призналась:

-Когда живешь рядом с Эхудом, испытываешь чувство неуверенности. Он мог сгинуть в всякий миг. Когда мы поженились, он был капитаном. Пока добирался до начальника генерального штаба, я поняла, что значит, если силы на исходе…

Друзья семьи Барак говорят, что Нава пыталась влиять на мужа. Но, в конце концов, поняла, что это нельзя и сдалась.

Когда 1-го января 1995 года закончился срок пребывания Барака в должности начальника генерального штаба, Нава думала, что усилие, не оставлявшее ее без малого тридцать лет, наконец-то закончилось. Она мечтала зреть мужа преуспевающим бизнесменом, зарабатывающим полно денег и проводящим все вечера дома. Но Барак подался в политику…

Нава работала в школе и не собиралась отказываться от своей профессии. Но все же ей достаточно нередко приходилось впускать уроки: то супруг выезжал за предел, и она должна была сопровождать его, то возникали какие-то сложности, и ей приходилось их находить решение.

Лишь позже того, как Барак стал министром иностранных дел, Нава поняла, что должна свершить отбор и взяла на работе “бессрочный отпуск”. Знакомые семьи считают, что Бараку это пошло на пользу.

В полном составе семейство собирается каждую пятницу. Пятничная трапеза для Навы, умеющей и любящей готовить, – святое занятие.

* * *

У Барака три кумира – Бен-Гурион, Де Голь и Черчиль. Это позволяет утверждать, что в будущем правительстве не будет коллективного руководства.

Author: maksim5o

Добавить комментарий