Филипп Бобков биография: Филипп Бобков биография

Филипп Бобков биография
Филипп Бобков биография
Филипп Бобков биография

Биография Филипп Денисович Бобков

Карьера: Генерал

Дата рождения: 1 декабря 1925, знак зодиака стрелец

Место рождения: Россия. Российская Федерация

Бобков – заядлый театрал, многие годы старался не пропускать премьер в московских театрах. Его любимое духовное занятие, даже страсть, – коллекционирование книг. Причем особенно тех, которые посвящены биографиям выдающихся людей. Им собран ряд уникальных изданий на эту тему, некоторые из них с легкой руки Ф. Д. Бобкова находят вторую жизнь – переиздаются.

Родился 1 декабря 1925 года в городе Червона Каменка Кировоградской области на Украине. Отец – Бобков Денис Никодимович (1904-1944). Мать – Бобкова Вера Дементьевна (1902-1925). Супруга, Бобкова Людмила Сергеевна, – инженер-экономист. Долгие годы работала в Министерстве путей сообщения, в последнее время в институте “Гипротранстэи”, в начале 80-х вышла на пенсионную выплату. Сын, Бобков Сергей Филиппович (1948 г. рожд.), – профессиональный стихотворец, член Союза писателей СССР. Сын, Бобков Алексей Филиппович (1956 г. рожд.), – вирусолог, врач биологических наук. Возглавляет лабораторию в Институте вирусологии имени Ивановского РАМН. Старшая внучка, Дарья, – кандидат филологических наук, испанистка. Внук, Дмитрий, – студент МГУ. Младшая внучка, Варвара, – ученица средней школы.

Первые детские впечатления Филиппа во многом связаны с характером работы отца-землемера: постоянные переезды из деревни в деревню, лошади, брички… Вместе с ним Филипп покинул близкий кров в октябре 1941 года, практически перед приходом немцев. Лишь 8 декабря добрались до Перми. Отца направили в Кемеровскую область, в Ленинск-Кузнецкий, на возведение завода подземной газификации углей. На этом же заводе начал действовать и Филипп. Вскоре его избрали комсоргом завода, а после этого вторым секретарем горкома комсомола. Было ему 16 лет. Когда в очередной раз формировались добровольческие дивизии сибиряков, в одну из них рядовым бронебойщиком ушел папа, а сквозь немного месяцев, приписав себе пару лишних лет, и Филипп. Зимой 1942 года началась его военная существование.

Многие недели папа и сынуля воевали в соседних дивизиях – обе части входили в состав Сталинского стрелкового корпуса сибиряков-добровольцев. И вот в одно прекрасное время, в конце мая 1943 года, когда количество Ф. Бобкова, получившая звание гвардейской, стояла под Гжатском на переформировании, в ее расположение прискакали двое всадников. Первого Филипп узнал разом – командир батальона Захарченко, а когда разглядел второго, глазам не поверил: папа! Редкая, невиданная саммит во фронтовых условиях.

Решили хлопотать разрешения служить совместно. Но тогда этого соорудить не успели – начались бои. Один из них – тяжелейший по прорыву обороны под Смоленском: кромешный ад беспрерывных вражеских атак и контратак, реки пота и крови, погибель товарищей… Всем сибирякам 22-й и 65-й гвардейских стрелковых дивизий насовсем запомнился тот самый мордобой на Гнездиловских высотах под Спас-Деменском в августе 1943 года, высота с отметкой 233,3 в районе станции Павлиново, стоившая жизни 1252 солдатам и офицерам. Для Филиппа Бобкова эти бои памятны первым ранением и первой полученной боевой наградой – медалью “За отвагу”.

После окончания боев наследник и папа встретились ещё. На тот самый раз перевод оформили, и Филипп, оправившись после этого ранения, был направлен комсоргом одного из батальонов того же полка, где служил папа. В октябре 1943 года за махач под местечком Ленино, в Белоруссии, награжден второй медалью “За отвагу”, а вскоре за бои под Оршей удостоен только что учрежденного солдатского ордена Славы III степени. Узнал об этом в госпитале, так как в тех боях получил второе, на тот самый раз тяжелое, ранение: больше сорока осколков изрешетили туловище. Ф. Бобков оказался на лечении в Москве, и восемь месяцев провел в Центральной клинической больнице НКПС имени Семашко. После выздоровления возвратился в свою Сибирскую добровольческую, – такое исключительное для пехоты право имели только сибиряки-добровольцы.

Вскоре началось летнее атакование 1944 года, и в июле на глазах сына был смертельно ранен папа. Скончался он в госпитале от гангрены.

День Победы Филипп Бобков встретил в Курляндии командиром взвода в звании гвардии старшины. Молодого коммуниста и к тому же обстрелянного воина, направили на учебу в школу для последующей работы в системе госбезопасности. 9 июня 1945 года Филипп Бобков в первый раз переступил порог Ленинградской школы контрразведки “Смерш”. Учиться было весьма любопытно. Слушатели знакомились с документами, связанными с разоблачением фашистской агентуры, изучали методы ее заброски немецкими спецслужбами, детально разбирали занятие разведывательных и контрразведывательных органов, диверсионных школ, созданных немцами на оккупированной территории. Наряду с этим, конечно, познавали секреты операций советской контрразведки. Помимо спецпредметов, на высоком уровне в школе было поставлено преподавание русского языка, истории, уголовного права.

В Ленинграде в те годы проводилось полно общедоступных лекций и семинаров, дней открытых дверей. Руководство школы поощряло курсантов, желавших заняться самообразованием. Как и его товарищи, Ф. Д. Бобков немало времени проводил в публичной библиотеке имени М. Е. Салтыкова-Щедрина, по воскресеньям посещал открытые лекции в университете, где вектор движения истории читал прославленный академик Евгений Викторович Тарле, участвовал во встречах с творческой интеллигенцией, приобщался к культурно-историческим ценностям Ленинграда.

После сдачи экзаменов в 1946 году меньший лейтенант Ф. Бобков получил направление в Москву. Его определили на самую низшую пост – помощника оперуполномоченного, и 23 октября 1946 года он в первый раз пришел на Лубянку, где ему суждено было провести невпроворот долгих дней, а зачастую и ночей.

Пошла полная напряжения бытие начинающего оперативного работника. Требовалось знание азов оперативной практики, штудирование опыта старших, тогда ещё не именовавшихся ветеранами, нелегко было освоить порядок спрессованного рабочего дня. А ещё и обучаться необходимо. Война поглотила студенческие годы, а знания были необходимы. К ним, а не к дипломам, стремилось поколение, прошедшее фронт. Сегодня нелегко представить веселье поступления в заочную высшую партийную школу. Ночь – основное учебное время, ещё воскресенье и отпуск. И так четыре года. В итоге кумачовый диплом, но не в нем занятие – надобность в знаниях определяла оценки.

Работа и учеба не мешала общению с друзьями, посещению театров, букинистических магазинов (хотя бы осмотреть на редкости), а далее, когда родились сыновья, экскурсиям по Москве и ее окрестностям.

В те же годы накапливался навык, позволивший Бобкову сделаться профессиональным оперативным работником, схватить лучшее от заслуженных чекистов, сохранивших верность долгу и закону. Жизнь научила экономить время, хранить его, не разрешать нарушать договоренностей, исполнять обещание и требовать исполнения от других. Вырабатывалась жизненная концепция: оставаться самим собой, не поддаваться конъюнктуре, критически относиться к своим поступкам, не кривить душой перед людьми, не отправляться от ответственности, быть законопослушным.

Так закладывалась основа тех качеств, которые позволили после этого снискать авторитет посреди сотрудников, занять заметное местоположение посреди руководящего состава сызнова созданного в марте 1954 года Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР. Вскоре Ф. Бобкова избрали секретарем парткома Управления, а сквозь год назначили начальником отдела.

После создания КГБ исподволь, с учетом опыта прошлого, начинали вырабатываться новые подходы к решению задач обеспечения государственной безопасности. Они привели к изменению структуры органов безопасности. В 1960 году на базе всех оперативных подразделений, решавших контрразведывательные задачи в стране, было создано единое Главное управление контрразведки, в котором сквозь год Ф. Д. Бобков оказался на должности одного из заместителей начальника Главочка.

Возраст – 36 лет не вызывал в то время удивления. Начальнику главка, авторитетнейшему контрразведчику Олегу Михайловичу Грибанову, не было 45, первому заместителю, Сергею Григорьевичу Банникову, – 37, двум другим заместителям, Федору Алексеевичу Щербаку и Льву Ивановичу Панкратову, – сообразно 42 и 39.

На них и легла ответственность за создание системы контрразведки в новых условиях. Отличие от прошлых лет состояло в том, что держава стала открытой для массового въезда иностранных граждан, изменились подходы к выезду за рубеж советских людей, в значительной мере ослабились режимные меры. В обществе бурно развивались процессы демократизации. При этом не утихала “холодная война”. На ее фоне – полет над советской территорией американского самолета-разведчика, тот, что вел пилот Пауэрс. Именно в эти годы контрразведка столкнулась с засылаемыми в страну эмиссарами специальных служб, имевшими мишень определить связи с теми, кто был способен сделаться на дорога разрушения страны.

В эти годы выявлена и пресечена шпионская занятие Пеньковского, агентов иностранных разведок в Совете экономической взаимопомощи, посреди иностранных путешественников, выполнявших разведывательные задания. Тогда возникли и уголовные дела на лиц, ставших на тракт нарушения закона на почве несогласия с существующим в стране государственным строем.

Обстановка выдвинула задачу глубокого знания ситуации в стране, привлечения внимания власти к нежелательным политическим явлениям в обществе. Последнее, на практике, стало определенной специализацией Бобкова. Она и привела его, уже генерал-майора (1965), с приходом в 1967 году в КГБ Юрия Владимировича Андропова на место заместителя, а после этого и начальника ещё раз созданного 5-го управления. Структура управления была выстроена с учетом основных каналов действий спецслужб и идеологических центров Запада, направленных на подрыв конституционного строя в СССР. Важное местоположение занимали меры по предотвращению массовых беспорядков и экстремистских проявлений, акций террора, обеспечению защиты конституционного строя.

Многие знающие специалисты и сегодня уверены, что если бы не Ф. Бобков, не коллектив, на тот, что он базировался, не помощь Юрия Владимировича Андропова и стоявших рядом коллег, то идеологическая схватка внутри страны могла принять нрав репрессий 30-х годов. Указания, которые поступали из ЦК КПСС, трансформировались в приказы не карать, а переубеждать, прибегать к уголовному закону как к крайней мере. На посту начальника управления Ф. Д. Бобков, пожалуй, стал одним из первых руководителей госбезопасности, тот, что вышел на открытую аудиторию с объяснением конкретных акций, проводимых КГБ и, в частности, 5-м управлением. Его нередко видели на крупных предприятиях, в студенческих аудиториях, в творческих союзах. Это имело важное значимость, в особенности в разгар “холодной войны”, активных действий западных спецслужб по подрыву существовавшего в СССР государственного строя. Филипп Денисович по-доброму говорит о своих заместителях И. А. Маркелове, С. М. Серегине, К. М. Обухове, И. П. Абрамове, Л. Н. Чирикове, В. И. Проскурине, К. Т. Пястолове, К. М. Махмееве, Ю. В. Денисове, В. С. Никашкине.

Дела и акции 5-го управления были замечены в обществе, получали разную оценку: их и одобряли, и отвергали. Но воспрещено не признать одного: они были направлены на защиту страны – Советского Союза. Нереально вручить оценку каждому делу, но следует отметить: бытие подтвердила актуальность многих принимавшихся мер. Но не они определили формирование событий, приведших к необратимым для государства последствиям. В целом 5-е управление оставило по себе не худшую память.

В 1985 году генерал-полковника Ф. Д. Бобкова назначают первым заместителем Председателя КГБ СССР, в феврале 1987 года ему присвоено звание генерала армии. Именно на тот самый отрезок времени пришелся критический подъем накопившихся проблем.

Генералу Ф. Д. Бобкову не раз приходилось случаться во многих “горячих точках”, принимать непосредственное участие в урегулировании конфликтных ситуаций (Тбилиси, Нагорный Карабах, Фергана, Сумгаит, Баку, Алма-Ата, Орджоникидзе, Грозный, Фрунзе (перечень в отдалении не полный) и часто выискивать непростые, а порой единственно верные решения. Эти события, так же как многие другие драматические ситуации в жизни одного из высших чинов КГБ СССР, изложены в книге воспоминаний Ф. Д. Бобкова “КГБ и власть”, которая вышла в 1995 году, переведена и издана в Болгарии и Южной Корее.

Из КГБ СССР Ф. Д. Бобков уволился в январе 1991 года и был назначен в группу генеральных советников Генштаба Министерства обороны, откель уволен следом ликвидации группы. Армией начал – армией и закончил.

После отставки востребованным генерал Ф. Д. Бобков оказался только коммерческой структурой. Он занимается аналитической работой в ООО “Группа – Мост”. Нередко выступает со статьями и беседа в российской печати, а ещё в периодических изданиях Франции, Испании, Болгарии, Южной Кореи, Германии, США, Японии.

Ф. Д. Бобков награжден тремя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Отечественной войны I степени, Трудового Красного Знамени, орденом Славы III степени, двумя медалями “За отвагу”, медалями “За боевые заслуги”, “За победу над Германией”, “За различие в охране государственной границы СССР” и многими другими. Он – кавалер ряда наград иностранных государств, почетный работник Госбезопасности СССР и ФСК РФ. Избран действительным членом Академии социальных наук.

Ф. Д. Бобков – заядлый театрал, многие годы старался не впускать премьер в московских театрах. Его любимое духовное дело, более того тяга, – коллекционирование книг. Причем в особенности тех, которые посвящены биографиям выдающихся людей. Им собран строй уникальных изданий на эту тему, некоторые из них с легкой руки Ф. Д. Бобкова находят вторую существование – переиздаются.

Живет и работает в Москве.

Author: maksim5o

Добавить комментарий