Павел Яковенко биография

Павел Яковенко биография
Павел Яковенко биография

Биография Павел Александрович Яковенко

Карьера: Футболист
Дата рождения: 19 декабря 1964, знак зодиака стрелец
Место рождения: Украина
Воспитанник никопольской футбольных школы “Колос”, днепропетровской футбольной школы “Днепр-75”, харьковского и киевского спортинтернатов. Выступал за команды “Металлист” Харьков (1981 – 1982), “Динамо” Киев (1982 – 1992), “Сошо”, Франция (1992 – 1993). Чемпион СССР 1985, 1986, 1990 гг. Обладатель Кубка СССР 1985, 1987, 1990 гг. Обладатель Кубка обладателей Кубков УЕФА 1986 г. За сборную СССР сыграл 19 матчей, забил 1 гол.
В своей книге “Бесконечный матч” Валерий Лобановский сказал об этом человеке так: “В интересах предстоящего матча он боится потратить капельку сил на что-то ненужное, не имеющее к футболу отношения, низойти, допустим, на базе со второго этажа на начальный, чтобы позвонить. Встает и ложится сурово по часам, порядок питания для него – святое занятие. Обязательна вечерняя гулянье. Его и прозвали пацаны – “профессионал”, совсем не имея при этом в виду ничего язвительного”. Все это – о Павле Яковенко, тот, что в качестве главного тренера в этом сезоне возглавил “Уралан” из Элисты. С какими идеями пришел он на тренерский мостик? Какому футболу будет обучать своих питомцев? Что почерпнул из богатейшей творческой кладовой Лобановского? Однако мы начали беседу не с этих вопросов, а с малоизвестных фактов биографии этого в недалеком прошлом высококлассного игрока.
– Павел Александрович, беседуя с нашими футболистами, я недавно пришел к удивительному выводу: многие из них крайне скупо говорят о своем детском и юношеском футболе – самом чистом и романтичном. О котором так ослепительно и увлекательно рассказал в одной из своих книг именитый Пчуть. Отчего так?
– Мне сложно судить. У каждого в юном возрасте, бесспорно, были не только приятные минуты. В моей жизни, в частности, случился миг, когда о футболе уже на практике и не думал. Ногу мог обронить.
– Вы это капитально?
– Куда уж серьезней. Было мне тогда 14 лет, играл за команду “Днепр”-75, когда в одном из матчей на первенство города получил сильнейший ушиб. Началось нагноение надкостницы. Врачи, к которым я обратился, были, видно, невысокой квалификации, подсобить не смогли. Нога посинела и с каждым днем распухала все больше и больше. Я был в полном отчаянии, и если бы не народная врачебная наука…
– Но в те годы народных целителей ибо, мягко говоря, у нас не жаловали.
– Так я не к магам и экстрасенсам тогда обратился, а к собственной бабушке. Она может готовить нужные травы – почистить печенка, почки. На мою ужасную ногу она клала специальную мазь, и занятие проворно пошло на поправку. Через неделю нижняя конечность идеально зажила, а ещё сквозь неделю я уже начал гоняться. Потом ещё единственный джентльмен протянул руку помощи – мой основополагающий тренер Юрий Тихонович Варжеленко. Когда я после этого травмы и болезни на тренировках нимало плохонький был, он не списал меня в бесперспективные, продолжал со мной заниматься, все время подбадривал.
– Как футболист вы до срока обратили на себя чуткость. В 19 лет – ключевой состав киевского “Динамо”, сквозь год – дебют в составе сборной СССР. Иначе говоря, у вас неизменно был мировой припас времени.
– Действительно, учась в десятом классе, я попал в юношескую сборную Украины, где остальные игроки были на два года старше. Как-то нас пятерых из той команды пригласили к Лобановскому. Он сказал, что следит за нами и надеется приметить в дубле киевского “Динамо”.
– Однако вы почему-то в скором времени оказались не в Киеве, а в харьковском “Металлисте”.
– Во время Спартакиады школьников со мной встретился единственный из тренеров “Металлиста” и пригласил в команду, причем безотложно обещал мне местоположение в основном составе. Я написал заявление в “Металлист” и в конце сезона-81 успел сыграть пару матчей за харьковчан в турнире первой лиги. В следующем сезоне, уже в высшей лиге, я провел в составе “Металлиста” две встречи, вслед за тем чего Валерий Васильевич Лобановский пригласил меня в киевское “Динамо”.
– Какое ощущение на вас произвел Лобановский при первых встречах с ним?
– Солидный, сдержанный джентльмен. Его гигантский авторитет в футбольном мире, по-моему, нетрудно физически воздействовал на собеседника. Если же изрекать о наших первых рабочих встречах, то, оказываясь под влиянием его мощной личности, я, по всей видимости, чувствовал себя при этом не полностью твердо.
– Поговаривали, что были в киевском “Динамо” такие футболисты, которые просто боялись своего тренера.
– Трудно проронить, чужая суть человеческая – потемки. Валерия Васильевича в нашей команде уважали за огромную самоотдачу в работе. Лобановский завсегда имел этическое право требовать с каждого по полной программе, потому что на собственном примере показывал нам, как должен трудиться действительный профи. Он – недурной психолог, мог откопать нужные слова, чтобы опустить с небес на грешную землю зазнавшегося игрока или приободрить потерявшего уверенность футболиста. А вот признаков того, что персона Лобановского на кого-то из игроков действовала устрашающе, я, открыто говоря, не замечал.
– Однако вскоре потом вашего прихода в “Динамо” с киевским клубом стал трудиться Юрий Морозов. И вроде бы по мановению волшебной палочки фортуна отвернулась от команды. В чем, на ваш воззрение, заключались причины таковый метаморфозы?
– Требовательность Лобановского в советском футболе тех лет была, капельку ли не нарицательной. Если, скажем, тренировка назначена на 11 часов, значит, гладко в 11.00 все футболисты в спортивных костюмах находятся на поле. Любой игрок, опоздавший хотя бы на минуту, знал, что уже оштрафован. Подчеркиваю – каждый, какие бы футбольные подвиги за ним ни числились. Валерий Васильевич не лез ни к кому в душу, ни в жизнь и никого не уговаривал: “Саша (Коля, Вася), ты потому как способный футболист, ну побегай, будь любезен!” Взаимоотношения между главным тренером и игроками строились совершенно на других принципах: те, кто соответствует требованиям Лобановского, – играют. И все были к этому приучены. Юрий Андреевич Морозов – тренер больше мягонький. Он стал либеральнее относиться к звездам, к примеру, к Блохину и Буряку. При нем в “Динамо” уже не было стабильности состава: в эти дни играли одни, завтра – другие, опосля – третьи. Все это отрицательно сказывалось на наших результатах. Хотя для меня приход Морозова в “Динамо” оказался как запрещено уместно сказать…
– Что вы имеете в виду?
– При Лобановском я был только на подходе к основному составу, а с приходом Морозова вошёл в него уже достаточно прочно. Юрий Андреевич дал мне вероятность наиграться и обрести надобный навык.
– Но Морозов вскоре был освобожден, и команду еще раз возглавил Лобановский. Причем его возвращение было ни капли не триумфальным – в сезоне-84 киевляне, как известно, заняли только 10-е местоположение. А практически сквозь немного месяцев начался поразительный взлет киевского “Динамо”, завершившийся в мае 1986 года убедительной победой в розыгрыше Кубка кубков. Каким образом Лобановский сумел за настолько короткое время сползающую в турнирной таблице команду обратить в законодательницу мод европейского футбола?
– Когда осенью 1984 года “Динамо” замкнуло десятку – худшим результатом за всю историю клуба, как известно, было 13-е местоположение в 1950 году, – Лобановский на последнем перед отпуском собрании команды с обезоруживающей простотой спросил: “Ребята, вы хотите со мной вкалывать?” Все в единственный звук капельку ли не закричали, что другого тренера нам не нужно. “Ну тогда – в отпуск, а затем все начнем сначала”, – сказал Валерий Васильевич. И воистину, на следующих предсезонных сборах началась такая служба, которую представить-то было без малого нельзя. Каким образом Лобановский тогда сумел достигнуть, причем не понуканиями, а методом убеждения, что весь тот самый объем обязан реализовать произвольный, кто стремится игрывать в нынешний футбол, мне до сих пор сложно втолковать. На примерах английского и голландского футбола он доказывал, каким грозным оружием является прессинг, коллективный отбор мяча. Лобановский объяснял нам, на что нужны изнурительные тесты Купера. И команда поверила в него беззаветно. Да и как позволительно было не доверять, если все мы ясно видели, что эта адова служба приносит определенный итог.
– Принято мнить, что выдающийся футболист – это, как правило, мужчина с непростым характером. И в той вашей команде были игроки, по авторитету и мастерству объективно превосходящие Лобановского-футболиста. Неужели не было ни одного эпизода, когда кто-то в команде попытался бы оспорить авторитет главного тренера?
– Насколько я знаю, когда Валерия Васильевича журналисты спросили, взял бы он в свою команду Лобановского-футболиста, тот ответил отрицательно. Наш “главный” ни в жизнь не рассказывал нам, как играл он сам, хотя все знают, что в начале 60-х годов Лобановский считался кумиром киевских болельщиков. В нашей команде бывали конфликты, но ни в жизнь не было группировок. Женщина, работавшая на нашей базе ещё со времен Виктора Маслова (все ее звали несложно – “Трофимовна”), часто нам говорила: “Я немного что понимаю в футболе, но одно могу изречь точно: такого дружного коллектива в “Динамо” при мне ещё не бывало”.
– У вас лично есть этому факту разъяснение?
– А тут все зависит от главного тренера. Например, вратарь свойский погано отстоял, из-за него, разрешено вымолвить, проиграли. Но Лобановский ни в жизнь не станет его добивать морально, крыть при всех в раздевалке, если видит, что мужчина переживает свои промахи. У нас ни в жизнь не винили во всем кого-то одного. Возможно, в этом первостепенный секрет.
– Какие проступки Лобановский не прощал футболистам?
– Он не любил несерьезных людей. Не прощал нарушителей спортивного режима, видел в этом предательство по отношению к команде. Логика в этом месте такая: агент индивидуальных видов спорта – метатель молота или, допустим, спринтер, если уж так ему хочется, может в буквальном смысле не выбираться из бара. “Расслабляясь”, он вредит только самому себе. Но когда рядом с тобой на футбольном поле ещё десять партнеров, подвести их не имеешь права. Правда, из “Динамо” Валерий Васильевич за все время, по-моему, не отчислил ни одного футболиста: все, кто не тянул, уходили сами.
– Скажите, какой лично у вас тогда был толк годами выдерживать эту адскую работу? Деньги? Возможность зачастую случаться за рубежом?
– Возможно, мой отклик кого-то и разочарует, но мотив был нимало прочий – каждый день быть на высоком игровом уровне. Это было для нас таковый же потребностью, как, скажем, надобность дышать. В этом, очевидно, главная черта психологии футболистов, игравших под началом Лобановского. Он сумел стремительно и доходчиво внушить нам простую истину: главное – научись игрывать, научись побеждать, держи на уровне свою репутацию, а капиталы придут сами.
– То, что весной 1986 года в розыгрыше Кубка кубков киевляне функционально были на голову выше соперников, некоторые объясняют по-своему. Доводилось чувствовать, чисто намедни ответственных матчей игрокам киевского “Динамо” делали переливание плазмы…
– Надо же, до чего люди дошли! Еще где-то писали, якобы у меня прямо во время игры мышца оторвалась. Смешно все это. Ответственно вам заявляю, что никакой фармакологии в нашем клубе не было. Попробуйте футболисту хотя бы нехитрый укол произвести… Заваров, в частности, всех этих плазмопускателей без затей послал бы куда подальше.
– Ваша карьера игрока завершилась, ныне Павел Яковенко – младой тренер. Из практики Лобановского вы что-нибудь позаимствовали?
– Безусловно. Грешно отказываться от наработок такого специалиста, тем больше что я на собственном опыте, будучи игроком, убедился в их эффективности. Философия футбола и организация подготовки у меня те же, что и у Валерия Васильевича, а вот “начинка” будет своя. Принципы у нас совпадают – все в атаке, все в обороне, жесткая игровая дисциплина, “стоячих” игроков в команде нет. Однако есть и отличия: в тренировочном процессе, я считаю, необходимо больше внимания уделять работе с мячом.
– В вашей “начинке” чувствуется что-то от Бескова.
– В юношеской сборной СССР я играл под руководством бывшего спартаковца Николая Киселева. Это крайне занимательный тренер, тот, что придерживался в тренировочной работе бесковских принципов. Я вспоминаю, сколь содержательными были его тренировки, и думаю: если брать лучшее от Лобановского и от Бескова и совместить, какая прекрасная команда получилась бы!..
– В 80-е годы украшением первенства СССР были матчи между киевским “Динамо” и московским “Спартаком”. Чемпионский титул доставался киевлянам почаще. Скажите открыто, вы и ваши партнеры оценивали себя тогда повыше спартаковцев?
– К “Спартаку” все у нас относились с уважением, и выше спартаковцев мы себя, не ставили. В этих матчах встречались два направления, футбола – Бескова и Лобановского. В каждом были свои плюсы. У Константина Ивановича оттого что также есть чему поучиться – многоходовые комбинации, пригожий розыгрыш мяча, оригинальная организация подготовки.
– А если анализировать на уровне элементов?
– Физически мы были, бесспорно, сильнее. Индивидуально, пожалуй, также. По крайней мере, в “Спартаке”‘ не было таких звезд, как Блохин. Кроме того, нам в определенной степени повезло в том, что Лобановский. вместе с тем возглавлял и. национальную сборную, проповедовал там свою систему, под которую приглашал футболистов, безусловно, из “Динамо”. Наши результаты говорят сами за себя: не невзначай авторитетный журнал “Уорлд соккер” по итогам сезона 1986 года на первое местоположение в своей классификации поставил чемпионов мира – сборную Аргентины, на второе – киевское “Динамо”.
– В таком случае скажите, зачем лучшие советские клубы были в состоянии игрывать на высоком международном уровне только период, максимум, полтора, В то время как “Аякс”, “Бавария”, “Ливерпуль” доминировали значительно дольше?
– Я думаю, сильно многое тут зависит от состояния детского футбола в стране. Возьмем, к примеру, школу “Аякса”. Уверен, что там не стремятся, во что бы то ни стало “накачать” мальчишек физически. В детском возрасте главное – вручить футбольное образование, обучить мыслить и творить на поле. Лобановскому в Киеве удалось сотворить команду-коллектив в лучшем смысле этого слова. У нас всё было коллективное – прыть, отбор мяча и так дальше. Мы побеждали за счет огромных нагрузок в тренировке и сумасшедшей отдачи в игре. Но оставаться на таком уровне энергоотдачи немного лет кряду без затей нереально. Кроме того, не будем терять из виду про особенности чемпионата СССР. Если бы немцы или тот же “Аякс” полетали от Вильнюса до Алма-Аты, пожили в наших гостиницах, думаю, им небосвод с овчинку показалось бы.
– Вы заканчивали свою карьеру во Франции…
– Последние сезоны в “Динамо” я, к сожалению, больше лечился, чем играл. В одном из матчей неудачно развернулся, стопа осталась на месте, а бедро повернулось – порвались связки коленного сустава. Сделали операцию, из моего бедра взяли материя и поставили на местоположение крестообразной связки. Реабилитация прошла неудачно. После матчей нижняя конечность отекала, в игре сделаю резкий разворот – такое ощущение, подобно как колено куда-то выскакивает, а опосля становится на местоположение. И вечно приходилось удалять жидкость из ноги. Спасибо Заварову – он помог с операцией во Франции. Французский профессор сказал мне, что следом первой операции швы не зарубцевались, отседова и все беды. Прооперировали повторно. Когда поправился, клуб “Сошо” пригласил меня на просмотр. Контрольный матч я отыграл недурственно, и французы подписали со мной контракт. Начал игрывать за “Сошо”, и тут… травмы посыпались одна за иной. После каждой немного дней полного покоя, после этого начинаешь легкие пробежки, потом переходишь тренироваться в общую группу, после этого чего идешь игрывать за дочернюю команду. В результате каждое повреждение означает, что ты на немного недель как бы выпадаешь из обоймы. За два сезона я сыграл за “Сошо” в чемпионате Франции всего 6 матчей и забил единственный мяч. И тогда, понял: пора заканчивать.
– И тотчас решили сделаться тренером?
– Поначалу таких мыслей, открыто говоря, не было. После “Сошо” вернулся с семьей в Киев, были предложения поработать в украинском Спорткомитете, сходить в коммерцию. Я обдумывал эти варианты, и тут – телефонный звонок из моего родного города Никополя, предложили принять тутошний “Металлург”. От 16-го места, которое означало вылет в низший дивизион, команду тогда отделяли всего два очка, но мы все же сумели остаться в первой лиге. Даже поднялись в середину таблицы. В прошлом сезоне боролись за выход в высшую лигу, но заняли 3-е местоположение, а вверх пошли ЦСКА-“Борисфен” и “Звезда”-НИБАС. По подбору игроков они, что и изрекать, превосходили “Металлург”.
– В миг распада первенства СССР казалось, что украинский футбол окажется, как самое меньшее, не слабее российского. В пользу такого предположения говорили его богатые традиции, неисчерпаемые резервы, присутствие целой группы довольно сильных команд во главе с киевским “Динамо”. Даже климат на Украине больше “футбольный”. И нежданно-негаданно – сплошные неудачи: слабо играет национальная команда, клубы выбывают из еврокубков уже на первых этапах, корпоративный порядок чемпионата видно ниже российского…
– На Украине сегодня шибко сложная экономическая обстановка. Практически все клубы, за исключением неужто что киевского “Динамо”, испытывают серьезные финансовые проблемы. Украинский футбол ежегодно теряет крайне непочатый край игроков: уезжают в Венгрию, Словакию, Россию. Причем многие пацаны согласны игрывать практически за копейки, только бы хоть как-то прокормиться. Погибает ребяческий футбол. Формы нет, инвентаря нет, с детскими командами (где они ещё сохранились) работают энтузиасты, которым при жизни необходимо монумент становить. Увы, все это скажется, когда нынешние мальчишки придут на смену играющему ныне поколению.
– Почему вы решили возглавить аккурат “Уралан”?
– Потому что как раз тот самый клуб меня пригласил. Я оттого что в последнее время в ЦСКА-“Борисфене” работал техническим директором – место, никак не связанная с тренерской деятельностью. В марте поехал в Сочи взглянуть “Уралан” в деле.
– Ну и как?
– Уже на первых занятиях увидел, что в команде есть слабые места. Да и сама развлекуха не производила тогда особого впечатления: чрезмерно неторопливый переход от обороны к атаке, недостаточное движение, как собак нерезаных ненужных передач. Согласился принять “Уралан” при условии, что руководство клуба найдет средства для доукомплектования команды. Я, открыто говоря, тогда без затей не знал, что в России так страсть сколько футболистов приличного уровня, оттого и привез с собой шесть мужчина с Украины.
– Какая проблема поставлена в этом сезоне .перед командой?
– Бороться за выход в высшую лигу. В этом сезоне мы должны сотворить команду, способную игрывать в мировой футбол. В Калмыкии любят эту игру, президент республики Кирсан Илюмжинов ходит на наши домашние матчи, средства выделяет. Так что игрывать скверно нам никак не разрешено.

Author: maksim5o

Добавить комментарий