Павел Ягунов биография

Нет фото
Нет фото

Биография Павел Максимович Ягунов

Карьера: Деятель
Дата рождения: 10 января 1900, знак зодиака козерог
Место рождения: Россия. Российская Федерация
Павел Максимович Ягунов (10 января 1900 в селе Чеберчина, ныне Дубенского района Мордовии в крестьянской семье — 5 июля 1942, близ посёлка Аджимушкай, Крым) — советский военный деятель.
Окончил сельскую школу в 1913, 4-ю Ташкентскую объединенную военную школу в 1923, курсы «Выстрел» (подготовка командиров среднего звена) в 1930, курсы «Выстрел» (подготовка командиров старшего звена) в 1938.
В юности был разносчиком писем и документов при волостном правлении. Рано ушёл из родительского дома в поисках заработка. В Красную Армию вступил добровольцем в июле 1919. Служил в отдельном Туркестанском коммунистическом батальоне, участвовал в боях с войсками генерала А. И. Деникина и белоказачьими формированиями под Актюбинском. В сентябре 1919 вступил в коммунистическую партию. В течение многих лет служил в Средней Азии, в составе частей Закаспийского фронта участвовал в ликвидации басмаческого движения Энвер-паши и Джунаид-хана. Был командиром стрелкового батальона и полка. Характеризовался как волевой, грамотный в военном отношении начальник.
В 1938 был командиром 65-го стрелкового полка на Дальнем Востоке в звании полковника. В июле того же года снят с должности и арестован в связи с арестом его бывшей супруги Юлии Александровны (у той, в свою очередность, по обвинению в шпионаже был арестован брат). В конце августа 1938 приговорен к 10 годам лишения свободы за то, что не содействовал властям в «разоблачении своей бывшей жены, пособницы шпиона». В июне 1939 реабилитирован и восстановлен в партии. Был назначен начальником Бакинского пехотного училища.
По воспоминаниям дочери, Клары Павловны Ягуновой, «не терпел, когда ему оказывали особые знаки внимания. Однажды завмаг прислал нам на жилище корзину с отборными фруктами. Дома никого не было, и я приняла её. Папа ужасно рассердился и потребовал, чтобы забрали корзину и ни в жизнь этого не делали. Помню свойский наезд на Дальний Восток. Отец командовал полком. По его распоряжению поначалу были отремонтированы дома и квартиры для подчинённых, а затем, в самую последнюю очередность, с наступлением холодов — для нас. В Баку, будучи старшим начальником, он при распределении квартир в последнюю очередность и вдали не лучшую оставил себе» (Абрамов В. В. Керченская трагедия 1942. М., 2006. С. 126—127).
В сентябре 1941 назначен командиром 138-й стрелковой дивизии, которая с середины января 1942 в составе 51-й армиии воевала на Керченском полуострове. Дивизия провела строй успешных боёв, понеся при этом значительные потери. С марта 1942 — патрон отдела боевой подготовки Крымского фронта (в ранге второго заместителя начальника штаба фронта).
14 мая 1942, вслед за тем прорыва немецкими войсками линии обороны Крымского фронта был назначен командиром сводного отряда, оставленного для прикрытия эвакуации сил фронта сквозь Керченский пролив. В состав отряда вошел резерв командного и политического состава фронта (немного сот человек), курсанты авиационных школ, 1-й запасной полк Крымского фронта, 65-й отдельный железнодорожно-восстановительный батальон и др. К отряду присоединялись и некоторые отступавшие части Крымского фронта. Ожесточённые бои 15-17 мая в районе Аджимушкая задержали и отвекли немецкие войска и позволили значительной части подразделений фронта сделать эвакуацию (так, только 16 и 17 мая с трёх пристаней были перевезены на таманский берег 41 тысяча человек).
17 мая район Аджимушкайских каменоломен, в котором находился отряд Ягунова, был целиком окружён немцами. Позднее бывший командующий Крымским фронтом генерал Д. Т. Козлов вспоминал: «Полковник Ягунов открыто выполнил инструкция, обороняя посёлок Аджимушкай».
После окружения отряд Ягунова занял оборону в Центральных Аджимушкайских каменоломнях — подземных выработках для добычи известняка. Ягунов создал систему управления «подземным гарнизоном», сформировал штаб, поделил собственный состав на три батальона, создал разведывательные и противотанковые подразделения, медицинскую дслужбу, установил строгую воинскую дисциплину. Среди его ближайших соратников были комиссар гарнизона, старшой батальонный комиссар И. П. Парахин, заместитель командира полковник Ф. А. Верушкин, заместитель командира по тылу интендант II ранга С. Т. Колесников, начальство штаба гарнизона старшой лейтенант П. Е. Сидоров (сослуживец Ягунова по Бакинскому пехотному училищу), начальство политического отдела батальонный комиссар Ф. И. Храмов, начальство продовольственного отдела интендант II ранга А. И. Пирогов, командиры батальонов подполковник Г. М. Бурмин, майор (по другим данным, капитан) А. П. Панов, капитан В. М. Левицкий и др.
Гарнизон подземной крепости, составлявший немного тысяч джентльмен, с первых дней столкнулся с недостатком боеприпасов, пищи, а, главное, воды. Вместе с комиссаром Парахиным Ягунов без малого произвольный день посещал лазарет, следя, чтобы до раненых целиком доходил положенный им паёк. Против совершавших вылазки аджимушкайцев немцы применяли артиллерию и танки, а кроме того газы. В миг первой газовой атаки приказал передать в эфир радиограмму: «Всем народам Советского Союза! Мы, защитники обороны города Керчи, задыхаемся от газа, умираем, но в плен не сдаёмся». Ценой огромных потерь бойцы, запертые в подземелье, научились защищаться от газовых атак.
В конце июня — начале июля гарнизон совершил немного вылазок, в ходе одной из которых были захвачены трофеи — немецкое оружие и боеприпасы. При их осмотре Ягунов погиб, обезвреживая неразорвавшуюся гранату. Был единственным участником обороны, которого предали земле в гробу, сделанном из досок кузова грузовика. В 1987 при проведении поисковых работ могилка была обнаружена. Останки празднично перезахоронены в центральном сквере посёлка Аджимушкай.
Один из участников обороны, А. И. Лодыгин, вспоминал: «При Ягунове у всех находившихся в каменоломнях была уверенность в выходе из создавшегося положения. После гибели его многие, как говорится, повесили голову… Но позже продолжительной разъяснительной работы ещё раз появилась уверенность». Новым командиром стал подполковник Г. М. Бурмин. Лишь в октябре 1942 оставшиеся в живых воины гарнизона были захвачены в состоянии полного истощения. Но и позднее каменоломни становились базой для партизан из местных обитателей и военнопленных.

Author: maksim5o

Добавить комментарий