Николай Бердяев биография: Николай Бердяев биография

Николай Бердяев биография
Николай Бердяев биография
Николай Бердяев биография

Биография Николай Александрович Бердяев

Карьера: Философ

Дата рождения: 18 марта 1874, знак зодиака рыбы

Место рождения: Украина

Николай Бердяев – русский религиозный и политический философ, представитель экзистенциализмa. Родился 18 марта 1874 года. Николай Бердяев работал в таких направлениях как: символический реализм, экзистенциализм, персонализм, профетическая философия. Помимо этого интересовался антропологией, онтологией, христианской мистикой.  

Николай Александрович Бердяев (1874-1948) – крупнейший российский философ первой половины XX века. Он родился в Киевской губернии. Поступил на юридический факультет Киевского университета, но в 1898 году был арестован как участник социалистического движения. В молодости – марксист, но вскоре разочаровался в Марксе и заинтересовался философией Вл. Соловьева, а далее разработал близкое собственное миросозерцание. В 1922 году по идеологическим причинам был выслан из Советской России за рубеж, сообща с другими представителями русской интеллигенции. После этого жил в Берлине, следом переехал в Париж. В 1926 году создал журнал “Путь” и был его главным редактором до 1939 года.

Бердяев написал огромное численность книг и статей. Библиография его произведений сама составляет единый том объемом в 10 печатных листов. Наиболее значительные философские произведения Бердяева следующие: “Субъективизм и идеализм в общественной философии. Критический этюд о Н. К. Михайловском” (1900), “С точки зрения вечности” (1907), “Философия свободы” (1911), “Смысл творчества. Опыт оправдания человека” (1916), “Философия неравенства” (1923), “Смысл истории” (1923), “Философия свободного духа, христианская проблематика и апологетика” (1929), “Судьба человека (навык парадоксальной этики)” (1931), “Русская мысль: главные проблемы русской мысли в девятнадцатом и в начале двадцатого столетия” (1946), “Опыт эсхатологической метафизики” (1947). Его произведения переведены на многие языки мира.

Основная задача трудов Бердяева – духовное существование человека. По его мнению, духовность человека узко связана с божественной духовностью. Его учению противоположны концепции теизма и пантеизма, являющиеся выражением натуралистической религиозной философии.

В основе определенного мировоззрения, по мысли Бердяева, лежит соотношение духа и природы. Дух – это наименование для таких понятий, как бытие, воля, творческая дело, натура – это вещь, определенность, пассивная занятие, неподвижность. Дух не представляет собой ни объективную, ни субъективную действительность, его познание осуществляется с помощью опыта. Природа же – нечто объективное, множественное и делимое в пространстве. Поэтому к природе относится не только материя, но и психика.

Бог выступает как духовное начало. Божественное иррационально и сверх рационально, оно не нуждается в рациональном доказательстве своего существования. Бог находится за пределами естественного мира и выражается символически. Бог сотворил мир из ничто. Ничто – это не пустошь, а какой-то первичный принцип, тот, что предшествует Богу и миру и не содержит никакой дифференциации, первичный хаос (Ungrund). Это понятие Бердяев заимствовал у Якоба Беме, отождествляя его с божественным ничто. Порождение мира у Бердяева узко связано с его решением проблемы свободы.

Для Бердяева существует три вида свободы: первичная иррациональная воля (произвольность), рациональная воля (претворение в жизнь морального долга), воля, пронизанная любовью к Богу. Иррациональная воля содержится в “ничто”, из которого Бог создал мир. Бог-творец возникает из божественного ничто, а уже позже Бог-творец создает мир. Поэтому воля не создается Богом, так как она коренится уже в божественном ничто. Бог-творец не ответственен за ту свободу, которая порождает зло. “Бог-создатель, – пишет Бердяев, – является всемогущим над бытием, над сотворенным миром, но у него нет власти над небытием, над несотворенной свободой”. Во власти свободы творить и добро и зло. Поэтому, по мнению Бердяева, действия человека безусловно свободны, так как неподвластны Богу, тот, что не может более того их предвидеть. Бог не оказывает никакого влияния на волю человеческих существ, потому не обладает всемогуществом и всеведением, а только помогает человеку в том, чтобы его свобода становилась добром. Если бы занятие обстояло не таким образом, то Бог был бы ответственным за зло, совершаемое на земле и тогда бы теодицея не была бы возможна.

Религиозная философия Бердяева узко связана с его социальными концепциями, а связующим звеном выступает персона и ее проблемы. Поэтому в своих произведениях Бердяев немало внимания уделяет рассмотрению места личности в обществе и теоретическому анализу всего того, что связано с личностью. Для Бердяева персона не является частью общества, напротив, среда – доля личности. Личность – это эдакий творческий акт, в котором целое предшествует частям. Оеще раз человеческой личности – бессознательное, восходящее посредством сознательное к сверхсознательному.

В человеке стабильно существует божеское, а в Божестве – человеческое. Творческая дело человека – это дополнение к божественной жизни. Человек представляет собой “двойственное тварь божья, живущее как в мире феноменов, так и в мире ноуменов” [Опыт эсхатологической метафизики. С. 79]. Поэтому и вероятно проникновение ноуменов в феномены, “мира невидимого – в мир видный, мир свободы – в мир необходимости” [С. 67]. Это означает победу духа над природой; отбояривание человека от природы – это виктория его над рабством и смертью. Человек – в свое время всего духовная субстанция, которая не является объектом. Человек имеет большую ценность, чем среда, держава, нация. И если среда и страна ущемляют свободу личности, то его право оградить свою свободу от этих посягательств.

Бердяев рассматривает существующую в обществе этику как узаконенные нравственные правила, которым подчиняется повседневная бытие человека. Но эта узаконенная этика, “этика закона”, этика узаконенного христианства наполнена условностями и лицемерием. В этике он видит садистские наклонности и нечистые подсознательные мотивы своих требований. Поэтому не отменяя и не отбрасывая эту повседневную этику, Бердяев предлагает больше высокую стадию нравственной жизни, которая основывается на искуплении и любви к Богу. Эта этика связана с появлением Богочеловека в мире и проявлением любви к грешникам. В мире существует иррациональная воля, которая коренится в Ungrund, а не в Боге. Бог вступает в мир, в его трагедию и хочет подсобить людям своей любовью, стремится достигнуть единства любви и свободы, что должно преобразовать и обожествить мир. “Бог сам стремится к тому, чтобы мучиться с миром” [Т. l.C. 251].

По Бердяеву, исторический ход развития общества – это схватка добра и иррациональной свободы, это – “драма любви и свободы, развертывающаяся между Богом и Его другим Я, которое он любит и для которого Он жаждет взаимной любви” [Смысл истории. С. 52]. “Три силы действуют во всемирной истории: Бог, судьбина и человеческая воля. Вот отчего история является до того сложной. Судьба превращает человеческую персона в арену иррациональных сил истории… Христианство признает, что фатум может быть преодолена только сквозь Христа” [Опыт эсхатологической метафизики]. Победа иррациональной свободы приводит к распаду реальности и возвращению к первоначальному хаосу.

Выражение победы иррациональной свободы – революции, которые представляют собой крайнюю уровень проявления хаоса. Революции не создают ничего нового, они только разрушают уже созданное. Только следом совершения революции, в отрезок времени реакции происходит ход творческого преобразования жизни, но любые проекты, основанные на принуждении, терпят провал. В современную эпоху, стремящуюся к освобождению творческих сил человека, натура рассматривается как бездыханный агрегат, тот, что следует подчинить себе. Для этого используются все достижения науки и техники.

Машинное фабрика поставлено на службу человеку с целью борьбы с природой, но эта машинная техника разрушает ещё и самого человека, в силу того что что он утрачивает свой индивидуальный образ. Человек, руководствуясь нерелигиозным гуманизмом, начинает утрачивать свою человечность. Если дядя отвергает больше рослый этический идеал и не стремится к осуществлению в себе образа Бога, то становится рабом всего низменного, превращается в раба новых форм жизни, основанных на принудительном служении личности обществу для удовлетворения своих материальных нужд, что достигается при социализме.

В принципе Бердяев не супротив социализма, но он за этакий социализм, при котором “будут признаны высшие ценности человеческой личности и ее право на достижение полноты жизни” [Бердяев Н. А. “Проблемы человека”]. Но это всего только социалистический идеал, отличающийся от реальных проектов построения социализма, которые при их осуществлении порождают новые противоречия в общественной жизни. Тот подлинный социализм, тот, что стремятся претворить в бытие, по мнению Бердяева, ни при каких обстоятельствах не приведет к установлению прокламируемого им равенства, напротив, породит новую вражду между людьми и новые формы угнетения. При социализме, более того если он устранит голод и нищету, ни в жизнь не будет решена духовная задача. Человек все одинаково будет “лицом к лицу, как и раньше, с тайной смерти, вечности, любви, познания и творчества. Действительно, разрешается вымолвить, что больше рационально устроенная общественная существование, трагический компонент жизни – трагический конфликт между личностью и смертью, временем и вечностью – будет возрастать по своей напряженности” [Бердяев Н. А. “Дух и реальность”].

Много внимания в своих произведениях Бердяев уделял России. Он писал что “самим Богом предназначено, чтобы Россия стала великим целостным единством Востока и Запада, но по своему действительному эмпирическому положению она представляет собой неудачную мешанина Востока и Запада”. Для Бердяева беды России коренятся в неправильном соотношении в ней мужского и женского начал. Если у западных народов мужское начало возобладало в основных силах народа, чему способствовал католицизм, тот, что воспитал дисциплину духа, то “русская суть человеческая оставалась неосвобожденной, она не осознавала каких-либо пределов и простиралась беспредельно. Она требует всего или ничего, ее расположение бывает либо апокалипсическим, либо нигилистическим, и она оттого неспособна воздвигать половинчатое “царство культуры”. В книге “Русская мысль” Бердяев описывает эти черты национальной русской мысли, которые направлены на “эсхатологическую проблему конца”, на апокалипсическое ощущение надвигающейся катастрофы.

Философия Бердяева представляет собой наиболее яркое выражение русской философии, в которой сделана очередная попытка высказать христианское мировоззрение в своей оригинальной форме.

Author: maksim5o

Добавить комментарий