Мария Андреева биография

Мария Андреева биография
Мария Андреева биография

Биография Мария Федоровна Андреева

Карьера: Артист
Дата рождения: 4 июля 1986, знак зодиака рак
Место рождения: –
Мария Андреева – популярная российская актриса. Родилась 4 июля 1986 года. Дебют Марии Андреевой в кино состоялся в 2006 году с роли Елены в фильме под названием “Любовь неизведанного пространства”. Помимо этого Мария Андреева приняла также участие в съемках таких фильмов и сериалов как: “Ностальгия по будущему” 2007 год, “Наследство” 2008 год, “Книга мастеров” 2009 год, “Духless” 2010 год, “Обрыв” 2010 год.
Федоров-Юрковский становится главным режиссером Александринского театра. Следуя по стопам родителей (ее мамаша была актрисой), Мария также выбирает театр. Рано окончив гимназию, она поступила в драматическую школу, а в 18 лет отправилась в Казань, где впервой вышла на сцену. Спустя два года Мария вышла замуж за крупного чиновника Андрея Желябужского, тот, что был старше ее на 18 лет. Официально он занимал пост главного контролера Курской и Нижегородской железных дорог, но кроме этого был членом Общества искусства и литературы, членом правления Российского театрального общества. В 1888 году у супругов родился наследник Юрий, в 1894-м – дочка Екатерина.
Желябужский получил новое направление, и супруги переехали в Тифлис. Мария вступила в Артистическое среда, которое объединяло все самые талантливые артистические силы в Тифлисе. В его спектаклях нередко выступали супруги Желябужские под псевдонимом Андреевы (после этого он так и остался у Марии Федоровны). Андреева на тифлисских подмостках участвовала не только в драме, но и в опере – уроки пения дала ей певица Зарудная.
Красивой младой актрисой был очарован весь Тифлис. Во время одного из банкетов влюбленный в нее молодой грузин произнес в ее честь тост, следом сделал маленькую паузу и добавил: “После тоста в честь таковый прекрасной женщины никто не посмеет больше пить из этого бокала”. И на глазах всех присутствующих… съел его.
Спустя многие годы Андреева, сидя в кругу гостей, вспомнила тот момент со вздохом: “Да, дела минувших дней, а сейчас никто для меня не будет грызть бокалы, да и грузин таких больше нет”. На что присутствовавший за столом артист и режиссер Константин Марджанов (Котэ Марджанишвили) обиженно заявил: “Ошибаетесь, Мария Федоровна. Грызть бокалы – у нас это самая обычная вещь. Я вам докажу… Вот в текущий момент выпью за ваше самочувствие и закушу бокалом”. Он осушил фужер и сызнова поднес его ко рту. Жена Луначарского ненамеренно вскрикнула. Тогда Марджанов смущенно сказал: “Извините, Наталья Александровна, я понимаю – вам жалостно такого бокала; не разрешено разрознить винный сервиз”, – и поставил его на местоположение. Андреева хохотала до слез.
Семья Желябужских переехала в Москву, и Андреева начала выступать в Обществе искусства и литературы, которым возглавлял Станиславский. Дебют состоялся 15 декабря 1894 года в пьесе “Светит, да не греет” А.Островского и Н.Соловьева. Ее партнером по сцене был сам Станиславский.
За три сезона Андреева сыграла одиннадцать ролей, училась в Московской консерватории, совместно со Станиславским и Немировичем-Данченко принимала участие в создании Художественного театра. В первые годы его существования Андреева играет основные роли: Гедду Габлер в одноименной драме Ибсена, Ирину в “Трех сестрах”, Наташу в “На дне” и другие. Театральный критик Сергей Глаголь отмечал: “Г-жа Андреева – чудная златокудрая фея, то злая, как пойманный в клетку зверек, то поэтичная и воздушная, как сказочная греза”.
Была сми, влюбленность публики, фарт. Сама великая княгиня Елизавета Федоровна писала ее портрет. Казалось, спереди только слава и лавры…
Но Андреева нежданно увлеклась… “Капиталом” и прочей марксистской литературой. вступила в ряды РСДРП – втайне от мужа, втайне от театра, от коллег. Одновременно она умудрилась завести кипучий роман с Саввой Морозовым. Как известно, не разрешено объять необъятное, и когда в ее жизни появился Максим Горький, артистическая карьера, так удачно начавшаяся, потихоньку сошла на нет. Самое большее, на что Андреева могла планировать, – небольшие роли второго плана.
Однажды Станиславский сказал: Андреева – актриса “полезная”, Книппер – “до зарезу необходимая”. Ольга Книппер была негласной царицей Художественного театра. Это возмущало Андрееву, но все ее попытки завладеть короной остались безуспешными.
12 апреля 1902 года Андреева направляет Станиславскому возмущенное послание: “…Последним толчком для меня был разговорчик с Саввой Тимофеевичем, тот, что говорил, что Вы находите, что я стала абы как относиться к театру, не занимаюсь ролями и вообще играю на общих своих тонах, а это равносильно, по-моему, тому, что я становлюсь банальной актрисой… Рассуждать о том, банальная я актриса или нет, – не мое занятие. Может быть, совсем правы те, которые это находят, говорю это без всякого “унижения паче гордости”, совершенно без затей. Но я думаю, что я все-таки могу быть полезной, могу подчас игрывать добро, а уж в особенности если Вы этого бы захотели и помогли мне. За все четыре года, что я служу, и восемь лет, что я играю у Вас, неужто у Вас не сложилось убеждение, что моя особа в моих глазах вечно стояла ниже общего дела и мое самолюбие не раз приносилось в жертву, раз это было нужно Вам или делу?”
Письменная дуэль завершилась письмом Станиславского Андреевой от 19 февраля 1904 года: “Дорогая Мария Федоровна! Я узнал с немалый грустью о Вашем решении: покинуть из своего театра. С не меньшей грустью я сознаю, что мои убеждения и советы в настоящий момент – неуместны и бессильны. Мне ничего не остается больше, как сожалеть и безмолствовать…”
Покинув Художественный театр, Андреева уехала в провинцию. Планировала совместно с Горьким и Комиссаржевской сотворить свежеиспеченный нынешний театр (денежки на него собирался вручить все тот же влюбленный в нее Савва Морозов), кот наплакал поиграла на сцене в Старой Руссе, позже в Риге. Но заниматься только театром она уже не могла.
Именно революции, а не театру отдала она всю свою энергию, свой темперамент и организационный дар. Замужняя светская дама, известная актриса – великолепная ширма для революционной подпольной организации. Задания множились: от помощи в подготовке побега большевиков из Таганской тюрьмы до хранения лент с патронами в письменном столе. К тому времени статский советник Желябужский перестает интересовать Андрееву окончательно. Дети пристроены у сестры. Все силы могут быть “отданы борьбе”…
…Первая саммит с Горьким состоялась в Севастополе в 1900 году. Гастроли Художественного проходили в каком-то летнем театре, и вот в антракте спектакля “Гедда Габлер” в тонкие дощатые двери артистической уборной раздался стук. “Голос Чехова: “К вам разрешается, Мария Федоровна? Только я не единственный, со мной Горький”. Сердце забилось – батюшки! И Чехов, и Горький!.. Встала навстречу. Вошел Антон Павлович – я его давнехонько знала, ещё до того, как стала актрисой, – за ним высокая тонкая фигура в летней русской рубашке; волосы длинные, прямые, усы большие и рыжие. Неужели это Горький?.. “Черт знает! Черт знает, как вы великолепно играете”, – басит Алексей Максимович и трясет меня из всей силы за руку. А я смотрю на него с глубоким волнением, зверски обрадованная, что ему понравилось, и чудно мне, что он чертыхается, странен его наряд, высокие сапоги, разлетайка, длинные прямые волосы, необычно, что у него грубые черты лица, рыжеватые усы. Не таким я его себе представляла. И нежданно-негаданно из-за длинных ресниц глянули голубые глаза, губы сложились в обаятельную детскую улыбку, показалось мне его физиономия красивее красивого, и ликующе екнуло сердце. Нет! Он как раз таковый, как нужно, чтобы он был, – слава Богу!..” “Наша приятельство с ним все больше крепла, нас связывала общность во взглядах, убеждениях, интересах. Мало-помалу я входила во все его начинания, знала многих, стоявших к нему больше или менее рядом. Он присылал ко мне людей из Нижнего с просьбами провернуть их, изготовить то или другое… Я ужасно гордилась его дружбой, восхищалась им бесконечно…”
В конце 1903 года Андреева стала гражданской женой Горького. Он расстался с Екатериной Пешковой, но не порвал с ней совершенно, а сберег добрые, дружеские отношения на всю бытие. Никто не осудил пролетарского писателя, а вот Андреевой пришлось труднее. Ее критиковали, осуждали, порицали. Потом была поездка на пару в Америку. Оттуда летом 1906 года Андреева пишет сестре: “Алеша так немало пишет, что я за ним чуть поспеваю. Пишу дневник нашего заграничного пребывания, перевожу с французского одну книгу, чуть-чуть шью, словом, всячески наполняю день, чтобы к вечеру запариться и погрузиться в сон, и не зреть снов, потому что что хороших снов я не вижу…” Помимо французского, она знала германский и итальянский, вела всю переписку Горького. Освоила художественный перевод. Заботилась об издании произведений Горького, о выплате гонораров, выполняла все новые и новые поручения партии.
В октябре 1906 года Горький и Андреева покидают США и направляются в Италию. Начинается существование на Капри. Их вилла на острове стала прибежищем многих русских эмигрантов. Всех их Андреева принимала, кормила, давала кров. Книга Горького “Сказки об Италии” вышла с авторским посвящением: “Марии Федоровне Андреевой”.
Вернувшись на родину, Андреева становится финансовым агентом партии и изыскивает везде средства для революционной деятельности. Почти каждый день пишет на Капри, информирует Горького о политических событиях. Ленин ценил Андрееву – за деловую хватку, умение все “выбить” и достать.
После октября 1917-го начался свежеиспеченный отсчет времени. Те, кто вкладывал в революцию силы, самочувствие и капиталы, в два счета захотели заполучить компенсацию: новые посты и “портфели”. Не забыта и Андреева: она становится комиссаром театров и зрелищ союза коммун Северной области, то бишь Петрограда и всех его окрестностей. В дневниках Корнея Чуковского есть запись от 18 апреля 1919 года, как в офис Шаляпина “влетела комиссарша Мария Федоровна Андреева, великолепно одетая, в шляпке – “Да, да, я распоряжусь, вам сегодня подадут!..” Распоряжалась. Выделяла. Наказывала и миловала. Если ей самой требовалась помощь – немедля апеллировала к Ленину. Обратилась к Блоку “прямо и бесцеремонно” – возглавить Большой драматический театр, но тот благоразумно отказался.
Когда Горький переехал в Сааров (неподалеку от Берлина), Мария Федоровна нередко приезжала к нему. Вспоминает Нина Берберова: “Она все ещё была красива, высокомерно носила свою рыжую голову, играла кольцами, качала узкой туфелькой… Я ни в жизнь не видела в ее лице, ни в жизнь не слышала в ее голосе никакой прелести. Вероятно, и без прелести она в родное время была прекрасна. Навещала Горького и Екатерина Павловна – первая его хозяйка и матушка его сына…”
В начале 20-х годов в жизни писателя произошли существенные перемены. Место Марии Андреевой заняла другая особа, которая стала незаменимым секретарем и сердечным другом писателя – Мария Игнатьевна Будберг – “железная женщина”, о которой Берберова написала целую книгу. Горький, расставшись с Марией Федоровной, сберег с ней ровные отношения.
Когда Горький умер, в крематории присутствовали три женщины. Галина Серебрякова в книге “О других и о себе” пишет: “Из полутьмы, ясно вырисовываясь, в траурном платье появилась Екатерина Павловна Пешкова – неизменный приятель Горького. Тяжело опиралась она на руку невестки. За ней шла Мария Федоровна Андреева с сыном, кинорежиссером Желябужским. И поодаль, вовсе одна, остановилась Мария Игнатьевна Будберг. Все эти три женщины чем-то неуловимо походили одна на другую: статные, красивые , гордые, одухотворенные…”
Зимой 1931 года Андреева получила родное последнее направление – стала директором Дома ученых в Москве. Весь темперамент и энергию, не израсходованную до конца, она вложила в новое занятие. Дом ученых на многие годы стал одним из интереснейших мест общения интеллигенции столицы. Мария Федоровна приглашала туда многих выдающихся людей, частенько и сама выступала с воспоминаниями. Основные ее темы: Ленин и Горький. В то время самые популярные и выигрышные темы. Отработанные елейные тексты шли на ура.
Мария Федоровна Андреева скончалась 8 декабря 1953 года в возрасте 85 лет. Казалось бы, по всем каноническим большевистским меркам, она прожила прекрасную существование, принесла большую пользу делу революции, была соратницей Ленина и Горького, ее имя вписано в историю Художественного театра, она любила и была любима… Но, по воспоминаниям очевидцев, в гробу на ее лице была маска страдания. И никакого умиротворения и покоя. В 1961 году вышла книжка М.Ф.Андреевой “Переписка. Воспоминания. Статьи”. Через два года она была дополнена и переиздана. Читаешь эти больше чем 700 страниц и диву даешься, как все приглажено.

Author: maksim5o

Добавить комментарий