Лаура Андерсон биография Laurie Anderson: Лаура Андерсон биография Laurie Anderson

Лаура Андерсон биография
Лаура Андерсон биография

Биография Лаура Андерсон Laurie Anderson

Карьера: Музыкант
Дата рождения: 5 июля 1947, знак зодиака рак
Место рождения: США
Окончила Колумбийский университет – изучала архитектуру, строительное дело.Университетская жизнь в среде манхэттенской богемы дала ей понимание возможностей в современном искусстве (поп-арт, концептуализм, церемонии) и новых музыкальных подходов (минимализм, электронная серьезная музыка).
В 1972-8 годах появились ее первые “художественные” произведения – забавные сочетания мебели, церемониала и “музыки среды”. Во всяком случае, известности в “своих” богемных кругах она добилась. При всем этом она была просторно образована в вопросах искусства, любила книги, вела семинар об египетской архитектуре и вообще была сильно общительным и эрудированным человеком. Лори любила похождения и всякие неожиданные истории. Такое у нее и художественное кредо: созидать новые мифы, погружать истории из реальной жизни в фантастическое окружение, окутывать людской звук магией неслыханных звуковых сочетаний.
“Я считаю себя рассказчицей историй. Все прочие вещи – политика, образы, музыка – в реальности только средства для углубления историй и поиска способов, как донести рассказ”.
Музыка была заложена и в первые артефакты Лори – она пыталась вмонтировать микрофоны и динамики в экспонаты своих мебельных экспозиций. Поэтому ее явление в музыкальном коммерциале не удивило ее близких друзей. В 1981 году на фирме One Ten Records она выпустила нетипичный для тех времен, весьма продолжительный по звучанию сингл O Superman. Парафразы строф и обрывки арий французского композитора Жюля Массне она нанизала на четкую ритмику вокальной партии, а для большего впечатления дополнила ее вокодерным голосом телефонного автоответчика. Из пустоты выныривают голоса то матери, зовущей дочерей в гости, то безвестного посетителя, произносящего невнятные угрозы, других персонажей. Паутина звучания синтезатора только редко уступает местоположение мини-мотивам флейты и саксофона. Текст, выдающий компетентность автора в психоаналитической терминологии, и новизна музыкального проявления произвели ощущение на слушателей, в особенности в Англии, где он стал в списках вторым. Результатом оказался контракт с фирмой Warner Bros на достаточно круглую сумму.
Ее первое публичное выступление состоялось в Бруклинской музыкальной академии в январе 1983 года. Апофеозом двух вечеров было осуществление шестичасового коллажа историй, вокала, электронной музыки, рока, жестов и мимики, танцев, диапозитивов, кадров из фильмов, в том числе мультипликационных, компьютерной графики, суперширокоформатной проекции – все было выполнено с помощью самой современной и самой сложной техники и все это называлось United States I-VI.
К этому времени она уже имела без малого четырехлетний навык освоения огромного синтезаторного парка (“Синклавир II”, “Ямаха ДхХ”, “Профет 5”, “Минимог”, “Фарфиса”, вокодер, ОВХ) – их возможности помогли Лори синтезировать просторный спектр звучаний и разнообразнейшие голоса от детского до тембра старого индейца. А ещё раньше Лори пожертвовала карьерой виртуозной скрипачки. Но в соединении всех ее музыкальных вкусов и навыков проявлялись новые способы игры на скрипке и новые инструменты, только отдаленно напоминающие скрипку.
Выпущенный позже на материале этих выступлений пятидисковый комплект широкой публикой был отвергнут. “Он чрезмерно многословен”, – пыталась растолковать разочарованную реакцию американской публики Андерсон. Впрочем, сопровождающая комплект толстая книжка с текстами и фотографиями целиком хороша.
Уже во времена представления United States самые знающие из слушателей могли опознать девять композиций, составивших дебютный студийный альбом Лори. При его записи Андерсон не только отказалась от традиционных роковых инструментов в пользу синтезаторов, соединенных с флейтами, саксофонами, трубами и ещё Бог знает с чем, но и целиком презрела клише в текстах, неразрывно связанных с мелодией. От рока осталось только одно – выразительный, местами без малого завораживающий темп. И при этом у слушателя диска возникает чувство, что Лори удалось вместить сюда весь мелодический диапазон от этнической музыки до классической.
Во время летнего турне 1982 года по Европе она выступила в Штутгарте и Кельне в сопровождении оркестра радиовещания ФРГ и вокальной группы вюртембергского городского театра.
Заинтригованная музыкальная общественность ждала следующей записывающей попытки Лори два года. Альбом вышел иным, нежели ожидалось. “После окончания записи дебютного диска я сто с лишним раз заявляла, что не люблю бас-гитару, гитару и ударные. А на новом диске и гитара, и бас-гитара, и ударные… там все это есть”.
Причин оказалось шесть: Адриан Белью, Найл Роджерс (гитары), Билл Ласвелл (бас), Дэвид ван Тайхэм и Энтон Файер (ударные), а на клавишных и дополнительном вокале – Питер Гэбриэл.
Очень любопытный диск, хотя с позиций творческой оригинальности негусто что добавлял к своему предшественнику, слушался, без сомнения, значительно легче. Элитная по сути музыка Андерсон на тот самый раз оказалась принятой и массовой аудиторией. В программе United States были только две композиции из этой подборки: Sharkey’s Day и Sharkey’s Night. Первая из них – чудесная песенная конструкция с ангельским голосом Лори и пылкой гитарой Белью; во второй вокальные наслоения дают результат лаконичной бесстрастности. Обе не подчинялись общему модерновому ритмико-мелодическому рисунку, раскрашенному применением привычных для Лори экзотических инструментов.
И хотя истории Лори тяжело повстречать на радио или в телешоу, альбом оказался, бесспорно, одной из самых интересных записей музыкального сезона 1984 года.
В 1986 году в театре в Нью-Джерси Андерсон за десять дней сняла кино “Дом храбреца” – тут она была сценаристкой, режиссером и исполнительницей главной роли. Подготовка всего проекта продолжалась полтора года и смета составила 1,65 миллиона долларов.
… В сопровождении звучания синтезаторов Андерсон поднимается на сцену в белой маске на всю голову и играет на своей “магнитофонной” скрипке. А сквозь минуту подкрашенным вокодером голосом начинает наговаривать песню “Двоичный код”. Компьютерный жаргон проворно приобретает у нее другое значение: “Никто не хочет быть нулем. Каждый хочет быть единицей”. А звучание при этом соскальзывает от привычной мелодичности к абсурду. Нагроможденные около исполнительницы инструменты несут не только свои прямые функции, но и производят визуальное ощущение на зрителя. Белью играет на гитаре с гибким резиновым грифом, Лори танцует танго с Уильямом Берроузом, легендой поэзии битников, бренчат и брякают латиноамериканские и корейские инструменты, а широкоформатная проекция за сценой все увеличивает. И ко всему добавляется ультрасовременная роково-электронная музыка, фанковой раскладкой напоминающая Talking Heads.

Author: maksim5o

Добавить комментарий