Иван Бецкой биография: Иван Бецкой биография

Иван Бецкой биография
Иван Бецкой биография
Иван Бецкой биография

Биография Иван Иванович Бецкой

Карьера: Деятель

Дата рождения: 3 февраля 1704, знак зодиака водолей

Место рождения: –

Бецкой, Иван Иванович, – русский государственный деятель, побочный сын генерал-фельдмаршала князя Ивана Юрьевича Трубецкого , сокращенную фамилию которого впоследствии получил, и, вероятно, баронессы Вреде.

Родился 3 февраля 1704 г. в Стокгольме, где папа его был в плену, и там же прожил детские годы. Получив в первую голову под руководством отца “преизрядное учение”, Бецкой был послан для дальнейшего образования в Копенгаген, в тутошний кадетский корпус; после этого краткосрочно служил в датском кавалерийском полку, во время учения был сброшен лошадью и здорово помят, что, по-видимому, и принудило его отступиться от военной службы. Он длительно путешествовал по Европе, а 1722 – 1726 годы провел “для науки” в Париже, где, сообща с тем, состоял секретарем при русском потом и был представлен герцогине Иоанне Елизавете Ангальт-Цербстской (матери Екатерины II ), которая и в то время, и позднее относилась к нему сильно милостиво. В России Бецкой в первую очередь состоял флигель-адъютантом при отце в Киеве и в Москве, а в 1729 г. определился на службу в коллегию иностранных дел, от которой зачастую был посылаем в качестве кабинет-курьера в Берлин, Вену и Париж. Благодаря отцу и единокровной сестре Анастасии Ивановне , жене принца Людвига Гессен-Гамбургского, Бецкой стал близок ко двору Елизаветы Петровны . Роль его в перевороте в темное время суток с 24 на 25 ноября 1741 г., возведшем на престол Елизавету, раньше считалась значительной, но исследованиями П.М. Майкова установлено, что он нимало не принимал участия в этом деле. Вследствие происков канцлера Бестужева Бецкой был принужден (1747) вылезти в отставку. Он выехал за рубеж и по дороге туда старался, по собственным его словам, “ничего не пропустить из пространной активный книги природы и всего виденного, выразительнее всяких книг научающей почерпнуть все важные сведения к большому образованию сердца и ума”. За рубежом Бецкой прожил 15 лет, преимущественно в Париже, где посещал светские салоны, свел знакомство с энциклопедистами и путем бесед и чтения усвоил себе моднячие тогда идеи. Петр III в начале 1762 г. вызвал Бецкого в Петербург и назначил главным директором канцелярии строений и домов его величества. В перевороте 28 июня 1762 г. Бецкой не принимал участия и о подготовлениях к нему, по-видимому, ничего не знал; может быть, потому как, что вечно индифферентно относился к политике в собственном смысле. Екатерина, знавшая Бецкого с самого приезда своего в Россию, приблизила его к себе, оценила его образованность, изысканный привкус, его тяготение к рационализму, на котором и сама воспиталась. В дела государственные Бецкой не вмешивался и влияния на них не имел; он отмежевал себе особую область – воспитательную. Указом 3 марта 1763 г. на него было возложено управление Академией Художеств, при которой он устроил воспитательное училище, а 1 сентября того же года был обнародован манифест об учреждении московского воспитательного дома по плану, составленному, соответственно одним данным, самим Бецким, соответственно другим – профессором Московского университета А.А. Барсовым , по указаниям Бецкого. По мысли Бецкого, в Петербурге было открыто “воспитательное среда благородных девиц” (попозже Смольный институт), вверенное его главному попечению и руководству. В 1765 г. он был назначен шефом сухопутного шляхетного кадетского корпуса, для которого составил устав на новых началах. В 1773 г., по плану Бецкого и на средства Прокопия Демидова, было учреждено Воспитательное коммерческое училище для купеческих детей. Вверив Бецкому руководство всеми учебными и воспитательными заведениями, Екатерина одарила его большими богатствами, значительную долю которых он отдавал на дела благотворительности и в особенности на формирование воспитательных учреждений. По образцу московского Бецкой открыл воспитательный обиталище и в Петербурге, а при нем учредил вдовью и сохранную казны, в основу которых легли сделанные им щедрые пожертвования. В 1778 г. Сенат в торжественном заседании поднес Бецкому выбитую в его честь большую золотую медаль (беспримерный случай), с надписью: “За влюбленность к отечеству”. В качестве директора канцелярии строений Бецкой как собак нерезаных способствовал украшению Петербурга казенными постройками и сооружениями; самыми крупными памятниками этой стороны его деятельности остались монумент Петру Великому (Фальконета), гранитная набережная Невы и каналов и решетка Л

етнего сада. К концу жизни Бецкого Екатерина охладела к нему, лишила его звания своего чтеца. Из ее выражения: “Бецкой присвояет себе к славе государской” разрешено раздумывать, что причина охлаждения коренилась в уверенности императрицы, что Бецкой единственно себе приписывает заслугу воспитательной реорганизации, между тем как Екатерина и сама претендовала на значительную образ в этом деле. Бецкой скончался в Петербурге 31 августа 1795 г. и погребен в Александро-Невской лавре. Державин почтил его память одой, в которой, перечисляя его заслуги, говорил: “Луч милости был, Бецкой, ты”. Эти слова высечены и на надгробном его памятнике. Основные начала предпринятой Бецким воспитательной реорганизации изложены им в докладе: “Генеральное учреждение о воспитании юношества обоего пола”, утвержденном императрицей 12 марта 1764 г. Ни в этом документе, ни в других однородных с ним актах (уставы шляхетского корпуса и воспитательных домов) Бецкой не обнаруживает самостоятельного идейного творчества. В “Генеральном учреждении” – общими афористическими выражениями, а в уставах – по пунктам, в приложении к практическим надобностям, изложены педагогические воззрения западноевропейского рационализма. Творчество Бецкого состоит только в том, что он из в отдалении не совпадающих воззрений Локка, Руссо и Гельвеция, принимая одно и отбрасывая другое, составил цельную эклектическую систему. В ее основе лежала проблема сотворить новую породу людей. Образ нового человека определенно у Бецкого нигде не рисуется, но, судя по разбросанным замечаниям, главной его чертой было отсутствие тех отрицательных свойств, которые были характерны для современников. Отдельные положительные штрихи таковы: “Человек, чувствуя себя человеком, …не должен пускать поступать с собою как с животным”; “чтобы с изящным разумом изящнейшее ещё соединялося сердце”; “джентльмен должен познать правила гражданской жизни”. Екатерина, бывшая, как и Бецкой, последовательницей просветительной философии, сочувствовала этой грандиозной идее, и “Генеральный план” составлен Бецким само собой позже предварительного обсуждения основных его положений совместно с императрицей. Средством достижения “новой породы” является воспитание. Не отрицая значения общего образования, образования ума, Бецкой середина тяжести переносит на образование сердца, на воспитание. “Корень всему злу и добру – воспитание”, говорит он. “Украшенный или просвещенный науками ум не делает ещё доброго и прямого гражданина, но во многих случаях паче во вред бывает, если кто от самых нежных юности своей лет воспитан не в добродетелях”. Согласно с Руссо, Бецкой признает, что джентльмен от природы не зол, а добр, и суть человеческая ребенка подобна воску, на котором не возбраняется чиркать что угодно. Бецкой предлагает воспитательным учреждениям сочинять на ней доброе: “Утверждать сердце юношей в похвальных склонностях, возбуждать в них охоту к трудолюбию, и чтобы страшились праздности; обучить их пристойному поведению, учтивости, соболезнованию о бедных, несчастливых; обучать их домостроительству…, особливо же вкоренять в них… склонность к опрятности и чистоте”. Важно образовать в этом направлении сперва первое поколение, “новых отцов и матерей, которые бы детям своим те же прямые и основательные воспитания правила в сердце вселить могли, какие получили они сами, и так следуя из родов в роды, в будущие веки”. Образованию отводится также значительная образ, но она уступает роли воспитания в выработке характера, и, во всяком случае, предпочтительно образование общее, а не специальное. Приписывая такое могущество воспитанию, которому “даруется новое существование и производится новоиспеченный род подданных”, Бецкой возлагал обязанность взращивать население на государство: только ему под силу такая проблема. Но воспитание не может достичь своей цели, если первые воспитываемые поколения не будут безупречно изолированы от смежных с ними старших, погрязших в невежестве, рутине и пороках. Эту идея, только немножко намеченную Руссо (“нет врожденных пороков и злодейств, но дурные примеры их внушают”), Бецкой развил до крайних пределов. Между старым поколением и новым, по мысли Бецкого, надобно сформировать искусств

енную преграду, дабы первое, “зверообразное и неистовое в словах и поступках”, лишилось возможности оказывать какое-либо воздействие на второе. Такой искусственной преградой должны были служить закрытые учебные заведения (интернаты), где, под руководством просвещенных наставников, дети и юноши выдерживались бы до тех пор, в то время как не окрепнет их сердце и не созреет ум, т. е. до 18 – 20 лет. Подобно Локку, Бецкой признавал значимость физического воспитания и надобность считаться с темпераментом ребенка, а аналогично Руссо “полагал надобность придерживаться по стопам натуры, не превозмогая и не переламывая ее, но способствуя ей”. С идеей педагогической Бецкой сливал и политико-социальное стремление: сформировать в России образованное третье сословие, “третий ранг людей”. Он видел, как росло на Западе нравственное, политическое и в особенности экономическое значимость этого сословия, и сожалел, что в России только “два чина установлены: дворяне и крестьяне”, а купцы, мещане, ремесленники и связанные с этими званиями отрасли государственной жизни значения не имели. “В чужих государствах, – рассуждал Бецкой, – третий ранг народа, заведенный уже за немного веков, продолжается из рода в род: но как в этом месте [в России] этот ранг ещё не находится, то мнится, в оном и нужда состоит”. “Прямое намерение нового учреждения [Воспитательного дома] – изготовить людей способных служить отечеству делами рук своих в различных искусствах и ремеслах”. Устройство ряда заведений (воспитательные дома, мещанские училища при шляхетном корпусе и при Академии Художеств), кроме своих прямых и непосредственных задач – взращивать безродных детей, вручить образование детям низших классов, – имело целью как раз создание этого “третьего чина людей”.

Author: maksim5o

Добавить комментарий