Иван Бабак биография: Иван Бабак биография

Иван Бабак биография
Иван Бабак биография
Иван Бабак биография

Биография Иван Ильич Бабак

Карьера: Авиатор

Дата рождения: 26 июля 1919, знак зодиака лев

Место рождения: Украина

Гвардии младший лейтенант И. И. Бабак отличился в боях при прорыве обороны противника на реке Молочная и освобождении Мариуполя. К Сентябрю 1943 года сбил лично 18 самолётов противника и 4 в группе. 0 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Родился 26 Июля 1919 года в селе Алексеевка, сейчас Никопольского района Днепропетровской области, в семье крестьянина. В 1940 году окончил Запорожский педагогический институт и аэроклуб. Работал учителем. С 1940 года в Красной Армии. В 1942 году окончил Сталинградское военное авиационное училище лётчиков.

На фронтах Великой Отечественной войны с Мая 1942 года. По Март 1945 года служил в 45-м ИАП ( с 18.06.1943 года – 100-й ГвИАП ), летал на Як-1 и “Аэрокобре”. Затем, по Апрель 1945 года, в 16-м ГвИАП.

Командир звена 100-го Гвардейского истребительного авиационного полка ( 9-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 8-я Воздушная вооруженные силы, Южный фронт ) Гвардии меньшой лейтенант И. И. Бабак отличился в боях при прорыве обороны противника на реке Молочная и освобождении Мариуполя. К Сентябрю 1943 года сшиб лично 18 самолётов противника и 4 в группе. 1 Ноября 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Вэтого произвёл 330 боевых вылетов. В 103 воздушных боях сшиб 35 самолётов противника лично и 5 в составе группы.

После войны продолжил службу ВВС. В 1947 году окончил Высшие офицерские лётно – тактические курсы. С 1949 года Капитан И. И. Бабак – в запасе. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени ( дважды ), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями. Автор книги – “Звёзды на крыльях”. Умер 24 Июня 2001 года.

* * *

“Имя этого человека, восторженные отзывы о его безграничной отваге и высоком лётком мастерстве позволительно повстречать во многих произведениях мемуарной литературы, посвящённых подвигам советских лётчиков. В 25 лет он командовал полком истребителей”, – писал об Иване Бабаке трижды Герой Советского Союза А. И. Покрышкин.

Однако пролог боевой славы, этого лётчика был неблизко не радужным. Как и многие его сверстники, он сполна испытал на себе всю тягота войны. Непросто складывалась и послевоенная существование Ивана Бабака. Не невзначай как раз к судьбам таких лётчиков обратились авторы фильма “Чистое небо”.

А было так. Работая над фильмом, сценарист Д. Храбровицкий и режиссер – постановщик Г. Чухрай почувствовали непрочность первоначального сюжета. Фильм не получался. И тогда они обратились к реальным судьбам тех замачательных советских патриотов, которые, попав по несчастью в руки врага, проявили неслыханную, сверхчеловеческую стойкость и вышли из фашистского ада непокорёнными. Рядом с правдой жизни меркли, оказывались слащавыми образы, вымученные воображением.

Судьба Ивана Ильича Бабека не только похожа на судьбы многих советских людей, но и сильно своеобразна. Война по-своему распорядилась им, оторвав от изначального круга забот, возложив новые, больше высокие обязанности. Посвятив себя одной из самых мирных профессий не земле – профессии учителя, Бабак во время войны стал лётчиком – истребителем. Простой, застенчивый паренёк из небольшого украинского села в короткое время научился ударять сильного и коварного врага. Где взял он силы, чтобы выстоять в жесточайших воздушных боях, вынести неслыханные физические и этические тяжести огненных лет ? Ответ один: вера в правоту великого дела защиты Отечества, в тех, кто ого окружал, поддерживала в нём жизнестойкость, помогала выстоять в тяжёлых испытаниях и одержать победу.

Иван Ильич Бабак родился 26 Июля 1919 года в селе Алексеевка Екатеринославской губернии. Ещё студентом педагогического института перед войной, по путёвке комсомола, поступил в аэроклуб. Совершив скачок с парашютной вышки, юноша решил, что стезя в авиацию для него закрыта, что духом слаб для полётов. Но в Европе уже занималось полымя Второй Мировой войны. Надо было подготавливаться к защите своей страны. И он сумел перебороть свою слабости, закончил аэроклуб на превосходно.

После досрочного выпуска из пединститута Иван Бабан поехал вкалывать в село. Но кратковременно длилась его педагогическая дело – на пороге стояла битва. И вновь учёба…

В Апреле 1942 года Иван Бабак окончил Сталинградскую военную авиационную школу и уже в Мае прибыл на Крымский фронт, в 45-й истребительный авиационный полк ( с 18 Июня 1943 года – 100-й ГвИАП ), которым командовал Ибрагим Дзусов. Наставниками и друзьями его в то время были Дмитрий Глинка, позднее дважды Герой Советского. Союза, начальник эскадрильи Михаил Петров, будущие Герои Советского Союза Николай Лавицкий, Василий Шаренко, Борис Глинка, Николай Кудря, асы воздушного боя Д. Шурубов, В. Сапьян, А. Поддубский, Г. Микитянский, Д. Аленин, Б. Канаев и другие.

Худенький интеллигентный парнишка не показался командиру полка, и тот чуть-чуть не отправил его вон. Помогло заступничество Героя Советского Союза Д. Калараша, принявшего смуглого новичка за соплеменника – цыгана.

Лётчики полка воевали тогда на Як-1, выполняя задачи по прикрытию наземных войск, сопровождению и штурмовке. Перелетая всё восточнее, полк участвовал в боях на Южном, Северо – Кавказском, Закавказском фронтах.

Первое боевое поручение. В паре с инспектором дивизии Майором Д. Каларашем он вылетел на разведку. И более того не понял, что стал участником воздушного боя ! Успел только подметить, что в какой-то миг в воздухе как снег на голову стало полно самолётов. Но дать оценку обстановку не было времени. Ведущий энергично маневрировал, и Бабак, помня его наказ, старался во что бы то ни стало выдержать. К удивлению Ивана, начальный боевой наставник похвалил его:

– Молодец, от взлёта до посадки шёл за мной, как привязанный…

В ожесточённых воздушных боях резво шло становление молодого лётчика. Отлично владея техникой пилотирования, он в небе действовал категорично, напористо, шел на риск и более того иа самопожертвование. Однажды он вернулся из боя на изрешечённой пулями машине.

– Этак вас быстро могут сшибить, – укорил его начальник полка И. Дзусов.

Бабак молчал. Но за него ответил Петров:

– Меня спасал…

Во время боя самолёт ведущего был подбит. Машина потеряла маневренность. Немецкие лётчики не преминули этим употребить. Они предприняли 7 атак. Но любой раз ведомый, энергично маневрируя, отсекал противника огнём от Петрова, бесстрашно бросал свой самолёт наперерез врагу. Он подставлял себя под потрясение, только бы спасти командира. Об этом боевом эпизоде рассказала позже газета “Красная звезда”.

19 Сентября 1942 года собственный состав полка был выведен с фронта на роздых, пополнение и переучивание. В Декабре 1942 года лётчики освоили “Киттихауки”, а в начале 1943 года – “Аэрокобры”… 9 Марта они начали к боевой работе с Краснодарского аэродрома.

Вскоре Ивак Бабак стал ведомым у Дмитрия Глинки, опытного уже в то время лётчика. А сквозь некоторое время и сам открыл счёт сбитым истребителям противника. В паре с Д. Глинкой вылетел на прикрытие штурмовиков. Вообще-то лететь должны были 8 истребителей, но случилось тек, что пришлось сопровождать наши самолёты вдвоём.

На подступах к Моздоку группу обстреляла зенитная артиллерия врага. Неожиданно ведущий, не передав никакого сигнала, переворотом грубо пошёл вниз. В это время Бабак и увидел “Мессеры”. Их было весьма хоть отбавляй. Узконосые, тёмные, они шли хищной стаей правее на встречном курсе. Что работать ? Уж чрезмерно неравны силы.

Однако боевую задачу никто не отменял. Надо прикрывать штурмовики, которые уже вышли на мишень, сбросили бомбы и в настоящее время поочередно заходили в повторную атаку. И Бабак без колебаний пошёл навстречу врагу.

С первой парой “Мессеров” разошёлся на лобовых. И только успел увернуться от огненных трасс, как на него нацелилась вторая пара. И началась карусель: отчаянные, порой невероятные маневры, огромные перегрузки, от которых темнело в глазах, отвесные пикирования и головокружительные петли. То и занятие мимо его самолёта проносились пулемётные трассы. Бабак отвечал, короткими очередями, берег боезапас. Когда фашисты наседали с разных сторон, стараясь стиснуть его в смертельные клещи, он бросал сбою машину прямо на них, имитируя таран. И враги не выдерживали, уходили в разные стороны.

Но сколь может ещё тянуться тот самый неравный, мордобой ? Ведь есть же рубеж везучести ! И заново, уклоняясь от очередной атаки, он быстро атаковал сам. Главное – продержаться подольше, отвлечь чуткость и силы врага от наших штурмовиков. А они тем временем закончили обработку цели и взяли вектор движения на свой аэровокзал.

Преследуемый “Мессерами”, Бабак попытался вылезти из боя… Но немцы не отставали, хотя в их действиях уже чувствовалась неуверенность. При подходе к своему аэродрому дружно ударили зенитки, преследователи повернули и ушли, Бабак приземлился и зарулил на стоянку. Здесь его ждал Д. Глинка. Как оказалось, от зенитного снаряда в крыле его самолёта образовалась огромная, прореха, потому его передёрнуло и он грубо пошёл вниз. Уже у самой земли Дмитрий сумел всё же вывести машину в горизонтальный полёт. О бое, конечно не могло быть и речи.

А вот в машине Бабака не было ни одной пробоины, хотя наседала на него большая группа истребителей. Более того, когда на аэропорт прибыл начальник штурмовиков ( они также вернулись без потерь ), выяснилось, что Бабак в этом бою сшиб Ме-109. А он и не заметил. Да и некогда было взирать за этим.

– Ты, Бабак, заговорённый, – шутили в полку.

В какой-то мере свои первые боевые успехи он объяснял везением. Однако не разрешено же всё время уповать на удачу ! Это великолепно понимая младой лётчик. Боевая ситуация требовала не только храбрости, но и трезвой оценки ситуации в критические минуты, безупречной тактической логики, высокого лётного мастерства.

Весной 1943 года в небе Кубани развернулись ожесточённые воздушные бои. Немцы стали использовать свою авиацию массированно. В налётах участвовали смешанные группы по 50 – 100 самолётов. Прорваться к бомбардировщикам через заслон, истребителей группе, которую водил Бабак, никак не удавалось. Случалось, после этого очерёдной атаки самолёты противника дымили, но не падали.

– Эх ты, Бабак – слабак ! – услышал как-то за ужином Иван Ильич реплику в свой адрес. – Покрышкин вон шестёркой сшиб ныне 10 самолётов, а вы 12-ю – ни одного.

– Почему же так, Александр Иванович ? – обратился младой лётчик к уже признанному в то время асу, – Атакуем дружно, не щадя себя, а безрезультатно. Остаётся только таранить.

– Нет, это неграмотно. Если так биться, то посредством месяц биться будет некому. А ты сумей так основать мордобой, чтобы врага сшибить и самому в живых остаться. Истребителю мыслить нужно, выискивать новые приёмы. Вот вы ныне, к примеру, штурмовали все совместно, скопом.

– В училище так учили, – ответил Бабак.

– Но потому что махач то с громадный группой под сильным прикрытием. Когда самолёты противника идут в плотном боевом порядке и не могут маневрировать, нужно распределять усилия. Скажем, высылать вперёд пару, штурмовать ведущего снизу, сверху или сбоку, но непременно на здоровущий скорости. А свалил ведущего, группа распадётся, неприятель в панике. Вот так и ударять. А погибать категорически запрещаю ! Ясно ?

После этого разговора Бабак решительно понял: воспрещено устремляться в атаку сломя голову, не разобравшись в обстановке, реальный воздушный махач – не без затей розыск и штурмовая вылазка. Это раньше всегд тверёзый и точный расчёт, предельное внимательность к своей машине, к воздушному пространству, к товарищам. Сколько раз после этого это выручало его.

Впоследствии, став командиром, Бабак мог планировать силы подчинённых, бесполезно не рисковал. И нередко повторял лётчикам слова Покрышкина: “Пасть на поле боя нетрудно, реализовать инструкция, истребить врага и остаться живым – намного сложнее. В этом высший героизм”.

А в то время как оттачивал технику пилотирования на предельных режимах, скрупулёзно изучал тонкости воздушного боя, учился метко палить. Лётчик чутко читал описания лётно – тактических характеристик вражеских самолётов, находил их уязвимые места, строил пространственные схемы воздушных боёв, отдельных фигур высшего пилотажа. Он не переставал осваивать навык своих товарищей, в первую очередность Александра Ивановича Покрышкина, искал новые боевые приёмы, познавал тактику врага.

Его упорство, настойчивость, свобода должны были быть вознаграждены – такова логика жизни. Бабак стал умелым тактиком, грамотным воздушным бойцом. Он водил в мордобой молодых лётчиков, личным примером показывал, как надобно ударять врага. Наряду с Фадеевым, Покрышкиным, Семенишиным он был в то время результативнейшим асом Кубанской битвы. Но в начале Мая тяжёлая форма малярии на долгое время выбила Лейтенанта И. Бабака из строя.

В конце Июля 1943 года, во время боёв за град Мариуполь, выполняя разведывательный полёт вдоль железной дороги, Иван Бабак на малой высоте увидел, как из окон вагонов – теплушек ему махали руками люди. Прилетев на свой аэропорт он доложил – “В вагонах находятся наши люди. По видимому, их собираются вывезти на каторгу. Необходимо незамедлительно принять меры !”

Вскоре группа “Илов” в сопровождении истребителей ушли к станции. Удар наносился с особой точностью, только по паровозу и путям спереди эшелона. Охрана станции при этом разбежалась. Местные обитатели открыли вагоны и выпустили людей, вывозимых в Германию.

Осенью 1943 года, по инициативе учащихся школы № 2, школьниками Мариуполя было собрано 20 000 рублей на боевой самолёт. После чего, они обратились с просьбой лично к И. В. Сталину – вручить боевой истребитель лучшему лётчику фронта, участвовавшему в освобождении их города. В школьном музее бережно хранится телеграмма Верховного Главнокомандующего, в которой выражается признательность учащимся и учителям за их патриотизм. В Сентябре 1943 года купленный на эти средства новичок истребитель с надписью “От школьников Мариуполя” учебное заведение передавала одному из отважнейших лётчиков 100-го Гвардейского авиаполка Ивану Бабаку. Много вражеских самолётов сшиб он на этой машине в небе Украины, Молдавии, Румынии, Польши и Германии. И надобно было видать, как тот самый град встречал своих любимцев – лётчиков, как горячо обнимали мариупольцы Ивана Ильича Бабака сквозь четверть века после этого тех памятных событий !

Уже в одном из первых боевых вылетов на “именном” самолёте, Бабак сшиб Ме-109. Этот “Мессер” он атаковал с 20 – 30 метров, масло из развалившегося от пушечной очереди самолёта залило фонарик, и сажать машину ему пришлось, глядя в боковые стёкла фонаря.

У именного истребителя оказалась счастливая фатум. На нём Бабак, а следом и грядущий Герой Советского Союза Григорий Дольников, получивший его в наследство от ведущего, когда тот ушёл на повышение, сшибли 20 фашистских самолётов !

Несколько месяцев Бабак летал в паре с молодым лётчиком Петром Гучеком, ставшим позже Героем Советского Союза.

6 Сентября 1943 года пара истребителей – Иван Бабак и Пётр Гучек – из 100-го ГвИАП летала на разведку наземного противника. Обойдя Мариуполь со стороны Азовского моря, лётчики развернулись и обнаружили усиленное движение поездов в северном направлении. Прилетели, доложили командиру. Тот по инстанции – командиру дивизии. Так мол и так. Фашисты, бесспорно, вывозят награбленное добро.

Комдив уже располагал подобными данными и распорядился действиями нескольких пар “охотников” застопорить движение вражеских эшелонов. Пара за парой взлетали истребители. Первой на штурмовку поездов ушла пара Бабака, за ней – пары Глинки и Лавицкого. “Охотники” проворно находили вражеские эшелоны, поражали паровозы, уничтожали грузы.

В бою над озером Молочное на глазах сотен воинов наземных войск четвёрка Бабака в течение минуты сшибла 4 Ме-109. Это был его 5-й боевой вылет за день, и переутомление ещё вызывало обострение болезни.

Весной 1944 года, позже возвращения из госпиталя, лётчик был назначен заместителем командира по воздушно – стрелковой службе 100-го ГвИАП. Участвовал в боях под Яссами и Сандомиром. Продолжая активно летать Иван Бабак другой раз одерживал по немного побед за вылет.

В начале июня 1944 года об одном из воздушных боёв, проведённом группой под командованием Ивана Бабака, писала фронтовая газета. Этот мордобой в дальнейшем приводили в образец и разбирали во всех полках не только 9-й Гвардейской авиадивизии, но и всего фронта как образец умелого, тактически грамотного взаимодействия групп и отдельных лётчиков. В этом бою реально блестяще проявились взаимовыручка, дерзость, хладнокровие и расчёт. Вот как он описан в боевом донесении, хранящемся в архиве полка:

“03.06.1944 года 12 “Аэрокобр” с 17:55 по 18:40 прикрывали свои войска в районе Мовилени, Захария. Командовал группой Бабак.

Состав группы: Бабак – Патрушев, Глинка Д. Б. – Мамаев, Петров – Зайцев, Гучек – Антоньев. Группа прикрытия: Сапьян – Образцов, Дольников – Щепочкин.

В районе Мовилени встретили группу из 50 Ю-87 под прикрытием 10 Ме-109 и 8 ФВ-190. По команде Бабака группа Сапьяна и Дольникова связала боем истребителей, а сам он повёл в атаку свою группу на бомбардировщиков. Решительными и смелыми действиями в недлинный срок гвардейцы Бабака сшибли 10 самолётов противника, не дав остальным отбомбиться по вашим войскам. Не вернулся с задания меньший лейтенант Образцов”.

Но Юрий Образцов остался в живых: на крутом боевом маневре, сорвавшись в штопор, он выпрыгнул с парашютом на малой высоте и посредством 2 дня вернулся в полк.

В том бою 3 самолёта сшиб Дмитрий Глинка, 2 – Иван Бабак, 2 – Григорий Дольников, по 1 – Петров, Гучек и Антоньев.

13 Июля 1944 года началась наступательная операция советских войск на Львовско – Сандомирском плацдарме. В первые же дни боёв Гвардии старшой лейтенант И. И. Бабак сшиб 6 самолётов противника. К 30 Августа – ещё 4…

В Марте 1945 года, Гвардии старшой лейтенант И. Бабак был назначен на место командира 16-го Гвардейского истребительного авиаполка с одновременным присвоением ему звания Капитана. Известие об этом назначении было встречено лётчиками полка с нескрываемой гордостью, как большую личную отрада. Ещё 2 года обратно необстрелянный сержант Бабак, сейчас стал во главе одного из лучших Гвардейских полков ! По мирному времени такое событие, конечно, небывалая редкость. Но 2 суровых года войны, когда за плечами лётчика больше 300 боевых вылетов и свыше 30 уничтоженных вражеских самолётов, – это уже качественно другое измерение. Он стал отличным воздушным бойцом, блестящим знатоком авиационной тактики, мастером маневра и огня, опытным авиационным командиром. Бабак по праву возглазил единственный из лучших Гвардейских полков, которым до него командовал А. И. Покрышкин.

Несмотря на высокое должностное положение, Бабак по-прежнему оставался скромным, более того застенчивым человеком. Но это не мешало ему быть умелым организатором боя, иметь в распоряжении рослый авторитет у подчинённых. В него верили, без страха и сомнений шли за ним в махач.

Боевые свойства Бабака не ограничивались смелостью и умением наверно разить врага; он быстрее других сформировался и как организатор боя, и как отменный воспитатель молодых лётчиков. Внешне Иван Ильич был невидным, но умное физиономия и постоянно изысканная опрятность делали наружность его достаточно приятной. Честный и прямодушный, он отличался тонкостью, свойственной людям его профессии ( до войны Бабак работал учителем ). Откровенность его, нимало непритворная, была, и все-таки же, не без расчёта: он так искусно, шутливо, необидно мог гутарить величайшие истины людям сильным, что их самих заставлял радоваться.

С Мая 1942 по Апрель 1945 года Иван Бабак совершил 330 боевых вылетов, провёл 103 воздушных боя. На его счету было 40 ( 35 лично и 5 в группе ) сбитых в небе Украины, Молдавии, Румынии, Польши и, в конце концов, Германии вражеских самолётов. За всю войну, в воздушных схватках, его истребитель ни разу не был более того подбит. Он не потерял в боях, которыми возглавлял, ни одного лётчика.

14 Апреля 1945 года Покрышкин направил в штаб армии документы на присвоение Ивану Бабаку звания дважды Героя Советского Союза. А сквозь день, 16 Апреля, прямо из бани, не успев до конца облечься, он вылетел по тревоге на штурмовку вражеской колонны и тут случилось непредвиденное. Всю войну прошёл – ни ранения, ни царапины, будто и поистине заговорённый. И лез, что называется, в самое пекло. А тут…

В тот день Гвардии капитан И. Бабак вылетел не разведку особенно важной цели в районе небольшого немецкого города Лаубан. Ведомым у него был недавно прибывший из авиационного училища меньшой лейтенант Козлов. Когда боевая проблема была на практике решена, идя на свой аэровокзал, под боком от линии фронта Бабак увидел вражеский эшелон, с войсками и техникой. В воздухе постепенно, на борту совершенный боекомплект. Удобный происшествие ввести в строй молодого лётчика.

– Атакуем, – передал по радио ведущий.

От их точных ударов загорелось немного вагонов. И нежданно, выпущенная откуда-то зенитная очередность прошила машину командира полка, и она зажглась.

– Горишь, начальник ! – закричал Козлов.

– Вижу…

– Как же я домой попаду ?! – воскликнул младой лётчик, забыв, что у него нажата кнопка передатчике. Но Бабак не кинул напарника.

– Курс 60, прыть 320. Иди 12 минут, до автострады Бреслау – Берлин… – передавав из объятой огнём машины ведущий.

Но кго ведомый так и не смог сориентироваться, и, несмотря на интенсивные поиски и свой надзор Маршала Конева, не нашли более того его упавшего самолёта.

Пламя слепило, обжигело физиономия и руки, но Бабак оставался верен долгу: тянул и тянул к линии фронта. Самолёт стал неуправляемым. В последное миг перед тем как потереть разум, Бабак перевалился посредством борт и инстинктивно дёрнул колечко. Раненый лётчик упал на позиции вражеских артиллеристов и в полубессознательном состоянии, шибко обгоревший, был взят в плен.

– Когда бежал от бани к самолёту, ордена свои я не успел нацепить, не до того было, – вспоминал позднее Бабак. – Ну и решил выдать себя за рядового лётчика. А они слушают мои байки и смеются. Потом дают мне альбом с фотографиями наших асов – истребителей, где на первом месте красовался портрет Покрышкина, ну и моя персона там также оказалась…

18 Апреля 1945 года огнём вражеских зениток был сбит и начальник звена 100-го Гвардейского авиаполка Пётр Гучек. В память о боевых друзьях Григорий Дольников сделал на бывшем самолёте Бабака 2 надписи: с правой стороны на месте богини Победы – “За Петю Гучка”, слева – “За Ваню Бабака”. На этой машине, в Мае 1945 года, Григорий Дольников и встретил день Победы.

А Бабак был отправлен в лагерь для военнопленных. Лечили его там наши люди, чем могли. В плену Иван Ильич пробыл до конца войны.

Друзья считали его погибшим и беспощадно мстили врагу. Но не верил в конец Бабака его начальник – Александр Иванович Покрышкин. Он искал его повсеместно. Благодаря долгим усилиям, Бабак был найден в одном из лагерей для интернированных, где бывшие военнопленные проходили проверку, освобождён и отправлен в полк. Нечеловеческие условия истощили тело лётчика до предела. Но он вернулся в строй и вновь начал летать. Однако, представление ко второй “Золотой Звезде” не прошло…

Иван Бабак поднимал в небосклон свой истребитель и потом Победы, передавал свой зажиточный навык молодёжи. Но, в дальнейшем, обстоятельства сложились для него отчаянно неблагоприятно. Особисты не оставляли его в покое. И тогда он уехал на учёбу в Москву. В 1947 году окончил Высшие офицерские лётно – тактические курсы и стал обучать искусству воздушного боя молодых лётчиков. Однако в 1949 году Гвардии капитан И. И. Бабак вынужден был демобилизоваться и вернулся к себе на родину под Полтаву к довоенной профессии школьного учителя. Медалью “За трудовую доблесть”, значком “Отличник народного образования”, почётными грамотами, любовью и уважением детей отмечены заслуги отважного сокола на ниве народного образования.

Он проработал в школе хоть отбавляй лет, и никто, ни учителя, ни дети, не знали, что их преподаватель химии, скромный и немногословный Иван Ильич Бабак, – единственный из лучших асов Великой Отечественной войны, сбивший 40 вражеских самолётов.

Узнав об этом, на одной из встреч ветеранов 9-й ГвИАД в Киеве, Александр Покрышкин возмутился: “Ну, знаешь ли, дружбан любезный, от этакий твоей скромности гордыней и обидой на весь свет отдаёт. Золотую Звезду тебе вручили не для того, чтобы ты её в шкатулке прятал ! Вот тебе дубликат Звезды, у меня ещё есть, и будь добр носить её и пацанов на примере своих геройских поступков воспитывать”.

Позднее Бабак был был директором одной из школ в Бельске. Иван Ильич вёл большую общественную и военно – патриотическую работу. Он был избран в Совет народных депутатов одного из районов города Полтавы. Сейчас учебное заведение, в которой долгие годы работал Иван Бабак, носит его имя. Он автор книги “Звёзды на крыльях” в которой, с присущей ему скромностью, изменил фамилию главного героя…

Вспомним, чем кончается кино “Чистое небо”. На Золотую Звезду, лежащую на раскрытой ладони, герой смотрит хмуро, без ожидаемой нами улыбки, подобно как видит не Звезду а весь свой нелёгкий злободневный тракт. Нет и не может быть таковой награды, которая заставила бы всё позабыть. Важно, чтобы прошлое не повторилось, чтобы не принесла ещё раз столь горя, страданий и невозместимых потерь новая битва – страшнейшее из несчастий, постигающих народы.

Вот такая история. О судьбе одного человека в Великой Отечественной войне, в бесконечной летописи которой у Героя Советского Союэа Ивана Ильича Бабака свой стезя, своя память.

* * *

В начале 1990-х годов группой энтузиастов – любителей авиации было создано предприятие “Антарес”, ключевой задачей которого стала постройка точных копий знаменитых самолётов. Первым увидел свет истребитель И-5. Затем было решено выстроить “Аэрокобру”.

Многочисленные друзья “Антареса”, историки – любители помогли остановить свой выбор прототип. Выбор пал на именной самолёт лётчика 100-го Гвардейского авиаполка Героя Советского Союза Гвардии капитана Ивана Ильича Бабака, одержавшего 40 побед.

Однажды Бабак не вернулся с боевого задания, выполняемого на другом самолёте, в полку его посчитали погибшим, и Г. Дольников, которому был передан истребитель, в память о боевых друзьях сделал на нем ставшую легендарной надпись: “За Ваню Бабака и Петю Гучка”. К концу войны Г. Дольников уничтожил 15 вражеских машин, и на правом борту “Аэрокобры” появились два ряда красных звёзд…

И сызнова служба – с нуля, бессонные ночи, безумная утомленность и опять – фортуна своими руками выкатить из мастерских готовую машину. Успели: выставленная сообща с И-5 на лётном поле аэродрома Жуковский их “Аэрокобра” стала одним из популярных экспонатов наземной экспозиции первого Московского авиационно – космического салона – МАКС-93.

Постаревшие, но такие же молодые, Герои Советского Союза И. Бабак и Г. Дольников встретились у копии “Аэрокобры”, будто машиной времени перенесённой на выставку. Каждая надпись, произвольный штрих – в аккурат такие и метко там, где были на оригинале. Объятия, слёзы радости, воспоминания, расспросы, фото на память и разговоры, разговоры…

Наблюдавшие за встречей двух однополчан люди вскоре были изумлены ещё больше. Подошёл к самолёту юный человек, прочитал надпись на борту и застыл в смятении. “Я – также Бабак. Владимир Петрович Бабак, сегодня Главный конструктор штурмовика Су-25”. Посидев в кабине “Аэрокобры” и рассказав Владимиру о самолёте, Иван Бабак по его приглашению перебрался в кабину Су-25, пощупал, погладил, посмотрел на небосклон, как как будто примериваясь к взлёту, и, со слезами на глазах, сошёл на землю, обнял Бабака и ребят из “Антареса”. Помнят ! Идут дальше ! Жива авиация !

Потенциал созданной команды огромен. Владимир Воронин “тянет” техническое ориентация работы коллектива. На нём – все конструктивные задумки, инженерные расчёты, технологические решения. “Земные” дела – организацию участия в выставках и аэрошоу, деловые контакты с нынешними и потенциальными партнёрами, встречи с ветеранами, снабжение, перевозки, рекламу – всецело взял в свои руки его заместитель Родион Николян. В команде он – “рабочая лошадь”, тянущая на себе груз повседневных забот. О творениях “Антареса” знают в Австралии, США, Германии, Франции, Англии.

Есть и другие планы, есть кому их осуществлять, несмотря ни на что, не угасает энтузиазм. Но материальные и бытовые трудности коллектива всё возрастают. Понимая это, одним из первых вызвался поддержать “Антаресу” генеральный босс фирмы “Кранекс” Юрий Алимбекович Токаев. Во многом благодаря его финансовой и технической помощи и была завершена служба над “Аэрокоброй”. Однако продолжать, развивать занятие такого масштаба и технической сложности, как постройка самолётов, разрешается только общими усилиями. Выстояв, “Антарес” будет и впредь возрождать историю Отечества, возвращая в нашу память имена людей и самолётов.

Author: maksim5o

Добавить комментарий