Екатерина Брешко-Брешковская биография: Екатерина Брешко-Брешковская биография

Екатерина Брешко-Брешковская биография
Екатерина Брешко-Брешковская биография
Екатерина Брешко-Брешковская биография

Биография Екатерина Константиновна Брешко-Брешковская

Карьера: Политик

Дата рождения: 13 января 1844, знак зодиака козерог

Место рождения: Россия. Российская Федерация

Брешко-Брешковская Екатерина Константиновна (1844 – 1934) – один из организаторов и руководителей партии эсеров, принадлежала к ее крайне правому крылу. После Февральской революции 1917 г. поддерживала буржуазное Временное правительство. После Октябрьской социалистической революции боролась против Советской власти. В 1919 г. эмигрировала в США, затем жила во Франции. За границей вела кампанию против Советской России, выступала за подготовку новой интервенции, участвовала в парижском белоэмигрантском органе “Дни”.

Брешко-Брешковская (урождённая Вериго) Екатерина Константиновна (13 янв. 1844, с. Иванове Невельского у. Витебской губ.,- 12 сент. 1934, с. Хвалы-Почернице, под Прагой). Из помещичьей семьи. Детство и молодость провела в имении Луговец (Мглинский у. Черниговской гуо.), получила хорошее домашнее образование. В воспоминаниях Брешко-Брешковская писала: “… всё время страдала и болела сердцем за кого-нибудь: то за кучера, то за горничную, то за работника, то за угнетаемых крестьян” (“Бабушка Е.К. Брешко-Брешковская о самой себе…”, П., 1917, с. 2). Именно в эти годы, считала она, в ней созрела твёрдая решимость “существовать только для народа”. После перестройки 1861, в 17-летнем возрасте, начала борьбу за осуществление идеала светлого будущего, заслужив в конечном итоге имя “Бабушки рус. рев-ции”. “Её обществ, жизнеописание,- писал А.Ф. Керенский в посвященном ей некрологе- история ор. движения за три четверти века… без неё не может уже устроиться сама история, оттого что без Бабушки духовно ущербленной оказалась бы современная Россия” (“Совр. записки”, 1934, № 56, с. 394). Брешко-Брешковская 10 лет проработала в созданной ею крест, школе и одноврем. создавала ссудо-сберегат. кассы, взаимопомощь, артели, организовывала крестьян перед выборами в судьи y. управу. В нач. 1870-х гг. Брешко-Брешковская, уже замужней женщине, стало ясно, “что пр-во боится сознательности народа и старается его удерживать в рабском бесправии”, это заставило разыскивать “др. способы трудиться на пользу дорогого мне народа… я решила тронуться по России, чтобы с ними вступить на тракт борьбы нелегальной” (“Бабушка Е.К. …, с. 3). Была натурой эмоциональной, от души приверженной религии, в её миросозерцании идеи христианства переплетались с идеями народнич. социализма. С 1873 чл. кружка “чайковцев”- орг-ции, решившей “пробраться в народонаселение лично, а не только посредством книг и листовок” (там же). Одна из создательниц “Киевской коммуны”, под именем солдатки Феклы Косой участвовала в “хождении в народ”. В сент. 1874 была арестована, просидела до суда св. 3 лет. На “процессе 193-х” (окт. 1877 – янв. 1878) заявила, что имеет честь “принадлежать к соц. и крик. партии российской” и вследствие того что не признаёт этого суда. Приговорена “к 5 годам заводских работ”: на Карийской каторге стала первой женщиной-политкаторжанкой. В 1879 переведена на поселение в Баргузин, летом 1880 пыталась нестись. За это власти приговорили Брешко-Брешковскую к 4 годам каторги и телесному наказанию в 40 плетей, к-рое применить не решились из-за боязни бунта политических. В 1882, потом года тюрьмы, заново каторга на Каре. В 1885-93 – на поселении в Селенгинске. Затем жила в Иркутске, позже амнистии по случаю коронации Николая II в сент. 1896 вернулась в Европ. Россию. С 1898 сызнова на нелег. положении.

В 1899 Брешко-Брешковская вкупе с Г.А. Гершуни участвовала в создании “Рабочей партии полит, освобождения России”. Осенью 1901 сообща с Гершуни были инициаторами создания Боевой орг-ции Партии социалистов-революционеров (ПОР), к-рая до 1905 совершила 4 крупных террористич. акта. Вошла в рук-во ПСР. После разгрома эсеров в 1903 эмигрировала в Швейцарию. Участвовала в подготовке кадров пропагандистов. В авг. 1904 дел. Амстердамского конгресса 2-го Интернационала; совершила поездку в США для сбора денег на нужды партии. В мае 1905 вернулась в Россию. В течение всей рев-ции находилась на нелег. положении. Из подполья приветствовала 1-й съезд ПСР (29 дек. 1905 – 4 янв. 1906). В февр. 1907 на 2-м съезде ПСР выступила за блок с кадетами. В сентябре была выдана Е.Ф. Азефом и арестована в Симбирске. До суда 2 года 9 мес. содержалась в Петропавл. крепости. В 1910 приговорена (за принадлежность к ПСР) к ссылке в Ниж. Илимск, а следом в г. Киренск. В 1914, следом неудачной попытки побега из заключения в Иркутской тюрьме, последовали ссылка в Якутск, возвращение из-за болезни в Иркутск и с 1916 (до Февр. рев-ции) поселение в Минусинске.

4 марта 1917 “минусинская Гор. дума in corpore явилась поздравить Бабушку с победой и торжеством её идей”. Ей “был предоставлен для возвращения в Россию спец. вагон, и это возвращение было сплошным триумфом” (Попов И.И., Е.К. Брешко-Брешковская. Бабушка рус. рев-ции, П., 1917, с. 34). Прибыла в кон. апр. в Москву, где её бурно чествовали в Гор. думе, Совете РД, К-те обществ. орг-ции. Начала активную дело в поддержку Врем. пр-ва, всегда совершая агитпоездки по стране и в особенности защищая от нападок Керенского – “достойнейшего из достойных граждан земли русской, …гражданина, своим решительным и мужественным словом и образом действий спасшего Россию в революционные дни февральского переворота” (там же, с. 40). По его предложению в Петрограде жила в Зимнем дворце. Она пишет и издаёт автобиографию. серию брошюр, в к-рых доступно излагает осн. положения эсеровской программы и вкупе с тем отвечает на злободневные вопросы, волновавшие народонаселение. Говоря об Учред. Собр., Брешко-Брешковская видит в нём не только “тот фундамент, на к-ром будет строиться отличный хрустальный собор Свободной России”, но и рекомендует туда “остановить свой выбор людей… к-рые ещё при старом порядке не переставали вещать о Земле и Воле”. В наказ депутатам должны быть положены требования эсеровской программы: 1. Демокр. Республика; 2. Вся почва народу, социализация земли; 3. “Да здравствует равноправие всех национальностей, населяющих Рос. Гос-во! Долой сословия и привилегии!”: 4. “Закон о всеобщем обязат. образовании” и “Да здравствует 8-час. рабочий день – дорога к образованию, благосостоянию и здоровью!”; достигать всего этого на основе всеобщего, равного, тайного и прямого голосования (см.: Брешко-Брешковская Е.К., Что работать в Учред. Собр.?, М., 1917, с. 4-8).

В агр. вопросе Брешко-Брешковская стояла на точке зрения его безотлагат. решения (в различие от позиции рук-ва ПСР). Выступая на съезде КД Моск. губ. (29 апр.), призвала “тут же начать к орг-ции крест. Советов для скорейшего достижения чаяний всего крест-ва – передачи всей земли народу” (“Рев-ция 1917”, т. 2, с. 90). На 1-м Всерос. съезде Советов КД (4-28 мая) выбрана в Исполком Всерос. Совета КД, получив 809 голосов “за” (810 набрал только В.М. Чернов). 27 июля в ст. “Контррев-ции нет места” Брешко-Брешковская писала: “…свойский народонаселение твёрдо решил покинуть за собой право… на переход всей земли от частной имущества в общественную. Он не расстанется с этим правом ни при каких условиях, и если возникнут попытки контррев-ции, то это приведёт только к кровопролитию, совсем не обеспечивая торжества врагам народа” (“Воля Народа”, 1917, 1 авг.).

В вопросе о войне Брешко-Брешковская была сторонником победы во что бы то ни стало. Выступая на митинге перед солдатами и матросами в Петрограде, заявила: “Великие воины и граждане, освободите нас скорее от врага.Я, бабушка, топать на войну не могу, хотя если бы вы этого потребовали от меня, отправлюсь” (там же, 8 мая), считала, что “любой день приближает Россию к пропасти… мы парализуем не только её предстоящую вероятность к возрождению, но в то же время изолируем её на всю будущую историю, ставя в положение изменницы делу интернационального пролетариата, призывающего Россию на поддержка, для скорейшего освобождения… с целью скорейшей возможности начать к разрешению национальных проблем мирным путём” (там же, 6 нюня). Свои взгляды Брешко-Брешковская как правило излагала в газете “Воля Народа”, в редакцию к-рой вошла 13 июля (следом возвращения с отдыха в Крыму).Свой отказ сотрудничать в ЦО ПСР газ. “Дело Народа” она объясняла “германофильским” характером её статей о войне.

На 3-м съезде ПСР (25 мая – 4 июня, Москва) Брешко-Брешковская была единодушно заочно, т.к. находилась на лечении, избрана почётным председателем. В письме съезду Брешко-Брешковская писала: “Нам необходимо единение внутреннее- единство мысли и чувства… мы “народники” не по названью только, Мы – народники в силу нашей любви и бесконечной преданности высшим интересам, настоящим и будущим, нашего великого народа… И на наши головы ляжет отклик за малейшее допущение измены или нарушения данной народу клятвы – служить ему верой и правдой” (“Третий съезд ПСР”, П., 1917, с. 47-48). При выборах ЦК группа центра предложила избрать Брешко-Брешковскую за пределами списков “как человека, стоящего для нас всех на совсем исключит, высоте…” почётным членом ЦК. что было принято без голосования (там же. с. 365). Узнав об отказе съезда избрать в ЦК Керенского, Брешко-Брешковская заявила о выходе из его состава (“Воля Народа”, 1917, 21 июня). Выступая, Брешко-Брешковская делала упор на моральную сторону вопроса. В полит, клубе женщин – гражданок Севастополя говорила: “В любви к народу, в знании его души – вы найдёте и умение служить ему и высшую награду быть счастливыми” (там же, 16 июля). В “Заметке” Брешко-Брешковская отмечала, что “Россия самое отсталое в деле просвещения гос-во, что невежество масс есть первейший источник всех поражающих Россию бедствий” и что “свет знаний повышает не только… благосостояние народа, но и …его нравственность, тот самый стержневой момент прочного счастья всего человечества” (там же, 18 июля).

Летом её осн. задача – единение и оборона страны. 1 июля Брешко-Брешковская прислала приветствие 1-му женскому воен. съезду, призвала вступить в дамский “батальон смерти”. В ст. “Женский батальон” писала: “Да будет благословенно начинание ваше… С вами истина, с вами честь, с вами благословение великой Родины вашей, вон сомненья – смело вперёд!” (там же, 6 авг.). В июле во время тарнопольского прорыва немцев призывала: “…соберите силы свои и направьте их… на врагов внешних и внутренних”. К последним она относила бывших полицейских, жандармов, чиновников, черносотенцев, к-рые, по её утверждению, “примкнули к ленинцам-большевикам, все они спешат развратить и армию и рабочих и возвратить старые порядки с царём во главе… Объединимся… на одной цели – на спасении Родины” (Попов И.И., указ. соч., с. 38).

На Гос. совещании (12-15 авг., Москва) Брешко-Брешковская была делегатом от Исполкома Всерос. Совета КД. В выступлении 15 авг. “от рус. истории” (выражение Керенского) сказала, что население выдержал опробование рев-цией, и ныне остаётся осуществить всеобщее единение, оттого что “все в единении признают, что Родина у нас есть и что Родина эта достойна того, чтобы её защищали”. К единению были призваны и интеллигентская часть общества, и капиталисты, причём последние должны быть поставлены под самый-самый жесткий, со стороны пр-ва, надзор, потому что “на их душе колоссальный грех” (“Гос. совещание”, с. 227-29).

14-15 сент. все газеты перепечатали из “Воли Народа” манифест-воззвание, подписанный Орг. Советом петрогр. группы эсеров во главе с её почётным пред. Брешко-Брешковской. Воззвание требовало от ЦК ПСР “навечно порвать с циммервальдизмом, пораженчеством и большевизмом, к-рые ведут партию к расколу, армию – к разгрому и страну – к развалу” (“Рус. Свобода”, № 20-21, с. 30). Брешко-Брешковская была избрана в сеньорен-конвент Врем. Совета Рос. Республики. Как старейший член 7 окт. открыла его совещание. Своё выступление посвятила необходимости скорейшей передачи земли крест-ву: “Теперешние страшные беспорядки и анархические явления вызываются… требованием и правом” крестьян на землю. “Надо осознать, что никакими маленькими пластырями эту ист. нужду не вылечишь, а пора помириться с мыслью, что почва перейдёт к народу”. “Наша Россия будет сама повинна, если не сумеет изготовить взаимные уступки до того коренными, чтобы избежать вражды” (“Воля Народа”, 1917, 8 окт.). Была избрана чл. Учред. Собр. (по Черниговскому избират. округу).

Октябрьскую революцию не приняла. На 4-м съезде ПСР (26 ноября – 5 декабря) Брешко-Брешковская 29 ноября отвела обвинение в “поправении” и заявила, что сохраняет в чистоте учение своих предшественников, сожалеет, что партия чрезмерно разрослась за счёт чуждых людей и этим потеряла свой этический авторитет. Отказалась от почётного председательствования. Многие делегаты настаивали на исключении из партии её и Керенского (см.: “Революция 1917”, т. 6, с. 235). Считала, что “чаша позора переполнилась в миг Брест-Литовского мира… Смерть казалась избавлением” (“Новый журнал”, 1954, N 38, с. 206). Перешла на нелегальное положение.

Летом 1918 Брешко-Брешковская участвовала в деятельности Комуча (Самара), в сентябре – Уфимского государственного совещания, в 1919 году уехала в США, следом переехала во Францию, с 1924 – в Чехословакии.

“Оказалась бодрой и активный старухой”

Суббота, 21 июля – 3 авг[уста 1918 года]

Сегодня посетил “бабушку русской революции” Ек. Конст. Брешко-Брешковскую. Она оказалась с немного ослабленным слухом, более того полуглухой, но диковинно бодрой и активный старухой. Она весьма заинтересовалась строительством власти в Сибири и меня детально обо всем расспрашивала, так что наша болтовня продолжалась свыше часу.

Дневник Петра Васильевича Вологодского. В кн.: За спиной Колчака. Документы и материалы. Под редакцией др. и. н. проф. А.В.Квакина. М., 2005.

“Бесстыдники…”

Характерным примером колебаний и брожения умов в этом важнейшем вопросе, как и на каких началах следует творить новую армию (речь идет о Белой армии в Сибири – ХРОНОС), может служить инцидент, случившийся при проезде Брешко-Брешковской посредством Омск, когда она, в общем, – сочувственная национальному делу, была возмущена, увидев признаки дореформенной дисциплины в армии. Ей приписывают фразу: «Бесстыдники, они возродили погоны и кокарды!» Фраза эта циркулировала в офицерской среде и усиливала ее раздражение супротив социалистов.

Записки Ивана Ивановича Сукина о Правительстве Колчака. В кн.: За спиной Колчака. Документы и материалы. Под редакцией др. и. н. проф. А.В.Квакина. М., 2005. с. 342.

В. Зензинов о Е.Бешко-Брешковской:

“Жизнь ее была легендарной. Выйдя ещё окончательно юный женщиной замуж, она бросила семью — семью родителей и свою собственную, оставила тетке своего грудного ребенка (превратившегося со временем в известного, крайне плодовитого, пошлого и бездарного романиста H. H. Брешко-Брешковского) и ушла в революцию. Она происходила из родовитой дворянской помещичьей семьи на Украине (Вериго), но превратилась в крестьянку — жила посреди крестьян и проповедовала им революцию.

Была арестована, длительно сидела в тяжелых условиях в тюрьме, участвовала в процессе 193-х, сослана была в Сибирь, пробовала оттуда мчаться, еще раз была арестована и отправлена на каторгу. Тюрьма, ссылка, побег, снова каталажка, каторга, Сибирь, снова побег и снова кутузка и каторга — в этом прошли 22 года жизни. Только в 1901 году она была возвращена из Сибири, но, вернувшись в Россию, сегодня же опять окунулась в революционную работу.

Брешковская была одной из основательниц партии социалистов-революционеров. Два года прожила она под разными именами в России, разъезжая из одного конца ее в иной и везде, как апостол, проповедуя занятие всей своей жизни, создавая на местах революционные кружки из крестьянской молодежи и из учащихся, из студентов. Молодежь льнула к ней, как к любимой матери, как к бабушке. И повсюду, где она проезжала, она оставляла после этого себя организации…

У нее было простое крестьянское лик человеческий, по-крестьянски — “рогами” — повязанный на голове платочек, веселые глаза. — “Фу, засиделась!” — воскликнула она и, к величайшему моему удивлению, положив руки на бока, прошлась по всей комнате, притоптывая ногами, как в русской плясовой. Это была Бабушка… В ней были простота и прямота, которые тотчас смывали все условности, все перегородки. Я чувствовал, что она имеет право всё располагать информацией, имеет право задать всякий вопросительный мотив, но совместно с тем я почувствовал, что она и всё поймет. Впрочем, тогда она меня, должно быть, не поняла, потому что что позднее мне передавали, что разговором со мной она осталась недовольна. — “Ничего путного из него не выйдет”, — сказала она обо мне. Через немало лет, когда мы еще раз встретились с Бабушкой и когда у меня сзади уже были годы революционной работы, тюрьмы и ссылки, она сама мне призналась в суровом приговоре, тот, что тогда мне вынесла. — “Я рада, — заключила она близкое признание, — что тогда в тебе ошиблась”.

В. Чернов о Е.Бешко-Брешковской:

Чернов Виктор Михайлович“Когда Катерина Вериго, ставшая Екатериной Константиновной Брешко-Брешковской, на склоне лет попала в Париж, она пленяла тогдашних лидеров французского социализма своим прекрасным французским языком, но языком старомодным, языком их дедов и прадедов. Не в одной французской среде “бабушка” выглядела гостем прошлого столетия.

В старости “бабушка” не раз добродушно рассказывала, каким божеским наказанием была она для своей старой няни, то, обрабатывая ее во вспышках детского гнева руками и ногами, то суть человеческая ее в своих объятиях в порывах раскаяния. И больше полвека через нетрудно было изведать в перевалившей на седьмой десяток лет “бабушке” ту же самую бурную Катю — только на тот самый раз она так же своевольно, слегка не руками и ногами обрабатывала захотевший, видите ли, сделаться ей политической нянькой-указчицей Центральный Комитет Партии Социалистов-Революционеров.

… В 1910 году корреспондент английской газеты, увидев К. Брешковскую на процессе, написал: “Эта престарелая, седая леди, одетая в черное поношенное платье, — бабулька, как любовно зовет ее партия освобождения, — шла с достоинством и сияющим лицом, как мученица, вдохновляемая величием дела, которому она предана и которое превращает терзание в высшую радость”.

… Катерине Брешковской выпала на долю бурная юность. Охваченная общим поветрием, она бросается в Петербург на курсы. Отец дрожит за грядущее своей безудержной Кати и пробует приковать ее к дому: чтобы она могла осуществить мечты о служении народу, он создает для нее сельскую школу. Тут же, наготове, найдется и подходящий жених: семейство будет для нее тихой пристанью.

Всё в первую очередь идет, как по-писанному. Культурная служба в полном разгаре: вырастает учебное заведение, за ней библиотека, а там — сберегательная касса. В них работает рядом с Катериной младой студент из соседей-помещиков, она 24 лет от роду выходит за него замуж и становится Брешковской.

Но на черниговских либералов обрушивается гнев подозрительной администрации. Старика Вериго увольняют со службы за неблагонадежность, чету Брешковских отдают под надзор полиции. Все их учреждения разгромлены, закрыты. Муж покоряется судьбе, в их браке женственно-мягкой натурой является он, а мужественное начало воплощено в ней. Катерина Брешковская отвечает на разгром культурной работы уходом в революционную работу. Мужу она предъявляет ультиматум: или ходить совместно по предстоящему ей тернистому пути, или разойтись. Идти ей приходится одной. Муж остается где-то сзади. Но у Катерины, помимо мужа, есть ещё и чадо. После многих бессонных ночей принесена и эта, ещё больше тяжкая терпила. Младенца берет на близкое попечение хозяйка брата Катерины, и он вырастает, считая свою тетку матерью, а настоящую матушка — теткой…

… Заграницу шли вести: бабуся витает по всей России, как святой дух революции, зовет молодая поросль к служению народу, крестьян и рабочих — к борьбе за свои трудовые интересы, ветеранов прошлых движений — к возврату на тернистый стезя революции. “Стыдись, дедушка, — говорит она одному из успокоившихся, — оттого что эдак ты умрешь со срамом, — не как борец, а на мягкой постели подохнешь, как изнеженный трусишка, подлой собачьей смертью”.

…Война пробудила в Катерине Брешковской взрыв патриотических чувств. Она и в ссылке щиплет корпию и шьет белье для раненых. Отдав этим должок чувству гуманности, тем полнее и свободнее предается она иной стороне своей натуры: она жаждет, она требует беспощадного разгрома виновников войны — немцев.

Катерина Брешковская ни при каких обстоятельствах не была приспособлена к руководящей роли в центре большущий политической организации. Тут ей было не по себе. Не теоретик, не стратег и не тактик была она, а проповедник, апостол, убеждающий словом и, ещё больше, действенным примером. К ней завсегда тянулись молодые души, в силу того что что она в них верила и этой верою заставляла их сделаться выше самих себя. Всем она щедро оказывала этический кредит, но от всех требовала, чтобы за словом шло полноценное занятие. И так как сама она была цельна, вроде бы вырублена из одного куска гранита, от нее излучалось во все стороны сияние такого морального авторитета и высокого престижа, тот, что дается немногим избранным натурам…”.

В.М. Чернов “Перед бурей. Воспоминания”. N.-Y. Изд. имени Чехова. 1953. C. 129-131.

Author: maksim5o

Добавить комментарий