Ганнибал Барка биография: Ганнибал Барка биография

Нет фото
Нет фото
Нет фото

Биография Ганнибал Барка

Карьера: Военначальник

Дата рождения: –

Место рождения: –

Карфагенский полководец и государственный деятель. Происходил из аристократического рода Баркидов. Участвовал в военных кампаниях отца, потом своего шурина Гасдрубала при покорении иберийских племён в Испании. С 225 Ганнибал командовал карфагенской конницей в Испании, в 221 (после гибели Гасдрубала) был провозглашен воинами и утвержден народным собранием главнокомандующим карфагенской армии.

Когда в начале 221 г. до н.э. Гасдрубал, преемник Гамилькара, пал от руки убийцы, карфагенские офицеры испанской армии избрали на его местоположение старшего из сыновей Гамилькара Ганнибала. Это был дядя ещё младой, но он уже многое пережил. Его первые воспоминания показывают ему отца сражающимся в далекой стране и одерживающим победу при Эйркте; он был свидетелем заключения мира с Катулом, скорбного возвращения на родину побежденного отца и ужасов ливийской войны. Еще маленьким мальчиком он последовал за своим отцом в армейский лагерь, где быстро отличился. Благодаря гибкости и крепости своего телосложения он великолепно бегал взапуски, был хорошим бойцом и отважным наездником; ему ничего не стоило влетать без сна, и он мог по-солдатски и пользоваться пищей и стоить без нее. Несмотря на то что он провел свою юность в лагерях, он был образован не хуже, чем все знатные финикийцы того времени; кажется, уже в то время, когда он был главнокомандующим, он изучил греческий язык под руководством своего поверенного спартанца Зозила до такой степени, чтобы собирать на этом языке государственные бумаги. Когда он подрос, его приняли в армию его отца, на глазах у которого он начал свою военную службу и тот, что пал подле него в сражении. Потом он командовал конницей под начальством мужа своей сестры Гасдрубала и отличался как блестящею личною храбростью, так и дарованиями военачальника. Теперь тот самый испытанный в боях молодой генерал был возведен по выбору своих товарищей в звание главнокомандующего и получил вероятность довершить то, для чего жили и умерли его папа и зять. Он принял это наследство и доказал, что был его достоин.

Его современники пытались всячески очернить его характер: римляне называли его жестоким, карфагеняне — корыстолюбивым; истина, он мог презирать так, как только умеют презирать восточные натуры, а полководец, у которого ни в жизнь не переводились ни финансы, ни припасы, должен же был их где-нибудь добывать. Однако, несмотря на то что его историю писали озлобленность, завидущая жаба и низость, они не смогли очернить его чистого и благородного образа. Оставляя в стороне как нелепые выдумки, которые сами выносят себе вердикт, так и то, что делалось от его имени по вине подчиненных ему начальников, в особенности по вине Ганнибала Мономаха и Магона Самнитянина, мы не находим в рассказах о нем ничего такого, чего запрещено было бы оправдать современными ему условиями и понятиями о международном праве; но все эти рассказы сходятся между собой в том, что чуть ли кто-нибудь иной мог аналогично ему соединять благоразумие с вдохновением и осторожность с энергией.

Своеобразной чертой его характера была та изобретательность, которая составляла главную отличительную черта финикийского характера; для достижения своих целей он любил прибегать к оригинальным и неожиданным средствам, ко всякого рода ловушкам и хитростям и изучал нрав противников с беспримерной тщательностью. Посредством такого шпионства, какому ещё не было примера — более того в Риме у него были постоянные шпионы, — он получал сведения о замыслах неприятеля; его самого часто видели переодетым, в парике, собирающим сведения то о том, то о другом. Каждая страничка истории его времени свидетельствует не только о его стратегическом гении, но и о его политическом гении, тот, что проявился вслед за тем заключения мира с Римом в предпринятой им реорганизации карфагенских государственных учреждений и в беспримерном влиянии, которым он пользовался в кабинетах восточных держав, будучи чужеземным скитальцем. О его умении властвовать над людьми свидетельствует беспредельность его власти его разноплеменной и разноязычной армией, ни в жизнь не бунтовавшей более того в самые тяжелые времена. Это был большой мужчина, и где он ни появлялся, на него все обращали взоры.

Источник: Моммзен Теодор, История Рима; Наука, Ювента, Санкт-Петербург, 1994

Author: maksim5o

Добавить комментарий