Владимир Бурматов биография: Владимир Бурматов биография

Владимир Бурматов биография
Владимир Бурматов биография
Владимир Бурматов биография

Биография Владимир Александрович Бурматов

Карьера: Авиатор

Дата рождения: 15 июля 1921, знак зодиака рак

Место рождения: Россия. Российская Федерация

Старший лейтенант В. А. Бурматов произвёл 191 боевой вылет, в 43 воздушных боях лично сбил 12 самолётов противника и 1 в группе. 0 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Родился 15 Июля 1921 года в городе Ковров, сегодня Владимирской области, в семье рабочего. Окончил 10 классов. Работал сменным диспетчером на заводе. С 1940 года в Военно – Морском Флоте.

С началом Великой Отечественной войны на фронте. В 1942 году окончил лётную школу в Саранске. Воевал на Балтийском и Северном флотах. Дважды ранен.

До весны 1944 года штурман 255-го истребительного авиационного полка ( 5-я минно – торпедная авиационная дивизия, ВВС Северного флота ) Старший лейтенант В. А. Бурматов произвёл 191 боевой вылет, в 43 воздушных боях лично сшиб 12 самолётов противника и 1 в группе. 31 Мая 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

В 1945 году окончил Высшие офицерские курсы ВВС ВМФ, в 1952 году – Военно – Воздушную академию. С 1957 года Полковник В. А. Бурматов – в запасе. Работал инженером – технологом на заводе им. Дегтярёва в Коврове. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени ( трижды ), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды ( дважды ), медалями “За боевые заслуги”, “За оборону Ленинграда”, “За оборону Советского Заполярья” и 6 другими. Бюст Героя установлен на территории музея авиации Северного флота. Умер 27 Октября 1986 года.

* * *

Проста и мужественна военная история жизни лётчика – истребителя Владимира Александровича Бурматова. Родился он в 1921 году в семье ковровского рабочего. В Коврове прошли ребячество и молодость Володи. Здесь он впервой переступил заводскую проходную, в этом месте же в учебной группе аэроклуба в первый раз поднялся в небосклон.

В Декабре 1940 года Владимир Бурматов был призван на флот. Но небеса по-прежнему манило парня – и он добился направления в военную школу лётчиков.

Летом 1942 года Бурматов прибывает на Северный флот, а вскоре имя его гремело на всё Заполярье. Осенью на его боевом счету было уже 5 сбитых вражеских самолётов. Дважды его ранили, дважды покидал он с парашютом горящий истребитель.

За время военных действий на Кольском полуострове и над Баренцевым морем Бурматов совершил больше 200 боевых вылетов, провёл 51 воздушный махач, лично сшиб 12 фашистских самолётов.

Страна наградила его многими орденами и медалями. 31 Мая 1944 года В. А. Бурматову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Летом 1944 года Владимир Бурматов приезжал на побывку, домой. В цехах завода его принимали как дорогого и желанного гостя. Прямо у станков сходились люди на митинг и слушали выступления Героя. Они гордились тем, что из их среды вышел таковый боевой чувак. Слушали и давали обещания быть достойными своих славных фронтовиков.

* * *

Помнится, начало лета 1944 года в Заполярье выдалось жаркое. Ярко – кумачовый диск солнца в течение суток неспешно опускался к горизонту и, не коснувшись его, опять поднимался в зенит: начинались новые сутки.

На фронте шли упорные бои. Мы – лётчики 255-го Краснознамённого истребительного авиационного полка – днюем и ночуем в кабинах самолётов, чтобы по первому сигналу взмыть в небосвод.

В единственный из дней Июля свой состав 1-й эскадрильи выстроился примерно самолётов. Командир полка майор Александр Тульский зачитал инструкция. Восьмёрке самолётов, которую возложили возглавить мне, предстояло закрыть эскадрилью бомбардировщиков, вылетавшую для нанесения удара по порту, где базировались вражеские транспорты, и военным объектам в городе Киркенес.

И вот мы уже в воздухе. Летим над полуостровом Рыбачьим в сторону моря. Под нами родная земля: низкие колящие сопки со скудной растительностью, болота и озёра, огромные гранитные валуны.

Впереди движется строй бомбардировщиков, которые нам предстоит прикрывать. Ещё до полёта, на земле, начальник полка уточнил свой боевой строй. Справа и слева от бомбардировщиков – по паре истребителей. Это непосредственное прикрытие. А сзади – ударная группа. Она идёт едва выше первостепенный.

Набрали нужную высоту. Позади осталась кромка берега. Под крылом – волны Баренцева моря и чуть заметная дымка: в тундре горят торфяники.

Осматриваю боевой строй – всё стандартно. Настроение бодрое. И некстати нахлынули воспоминания. Вспомнился почему-то начальный сбитый мною самолёт.

…Тогда, в середине Мая 1942 года, немцы совершили массированный воздушный налёт на Мурманск. Расчёт их был ясен – стереть с лица земли тот самый град и незамерзающий порт.

Самолеты полка парами уходили в небосклон. Поднялись и мы со Старшим лейтенантом Евгением Петренко – опытным и смелым воздушным бойцом. Истребители взяли вектор движения на Мурманск, над которым уже разгорелся воздушный мордобой. При подходе к городу встретили большую группу вражеских бомбардировщиков, сопровождаемых истребителями. Завязалась схватка. Небо со всех сторон пронизывали огненные трассы пушечных и пулемётных очередей.

Мне, тогда ещё неопытному лётчику, тяжело было осмыслить в кутерьме завязавшейся схватки. Внимательно слежу за врагом и за сигнулом в атаку. Смотрю: от носа его истребителя потянулась к вражескому самолёту трассирующая нить. Потом Старший лейтенант сделал “горку” и сызнова атаковал врага. Я еле-еле успевал осуществлять головокружительные маневры и прикрывать своего товарища.

В небе – непрекращающийся треск пушек и пулемётов, вой моторов. В наушниках – голоса товарищей и чужая речь. Закручивались такие карусели, что в молниеносных перемещениях тяжело было понять, где свой, где сторонний самолёт.

Внезапно поблизости от меня появился “Юнкерс-88”. Забыв обо всём, я ринулся за ним – так велико было моё стремление сшибить фашиста. Нажал на гашетку и не отнимал от неё пальцев до тех пор, покуда не кончились патроны. “Юнкерс” задымил и, свалившись на крыло, рухнул на землю.

Увлекшись атакой, по неопытности я потерял из вида своего ведущего. А тут ещё в хвостище пристроился “Мессер”. Он посылал в меня очередность за очередью. Выручил кто-то из товарищей, сбив фашистский самолёт. Надолго запомнился тот самый махач.

…Между тем вдалеке, на горизонте, показалась линия земли. Наша группа приближалась к цели. С высоты 6000 метров отменно видно игрушечные домики Киркенеса и такие же крохотные стоящие на рейде корабли врага. Мельком вижу, как вдалеке, с запада, нам наперерез мчатся фашистские истребители. Тонкие осиные их тела сверкают на светило.

И тотчас же навстречу врагу устремляется пара наших истребителей во главе с Лейтенантом Александром Горбачёвым. Впереди нас закружилась воздушная карусель. Лейтенант Горбачёв и его ведомый врезались в строй немецких истребителей. Через минуту фашистский “Мессер”, оставляя плотный шлейф дыма, рухнул на землю. Его сшиб Александр.

Кто бы мог покумекать, что тот самый мужественный боец, отважный лётчик и великолепный друг, посредством немного дней погибнет. В бою, истина, никто не застрахован от смерти, она в каждом полёте подстерегала нас. Но советские лётчики стремились дороже возвращать свою существование. Зенитный снаряд подбил самолёт Саши. Не желая усаживаться в расположении врага, Горбачёв направил горящий самолёт на немецкую зенитную батарею. Так он повторил геройский поступок легендарного Гастелло.

…Когда стали разворачиваться, чтобы забрать вектор движения на свой аэровокзал, неожиданно тряхнуло мой самолёт. Стало еле слышно – перестал действовать мотор. Только за кабиной слышался шум авиационных моторов, треск пушечных и пулемётных очередей.

Решение созрело мгновенно: таскать повреждённую машину к своему аэродрому со скольжением, покуда хватит высоты. Самолёт с каждой минутой терял высоту. Под крылом однообразно темнели волны Баренцева моря. А нужно мной кружил ведомый – Лейтенант А. Зайцев. Он прикрывал меня и показывал дорога к аэродрому.

Совсем рядом сверкнула влага. Приготовился к приводнению. Истребитель брюхом коснулся водной глади и, как глиссер, вздрагивая и замедляя ход, заскользил по волнам. Успел отстегнуть ремни, приготовился к прыжку. И вот агрегатина, клюнув носом, встала. Я стукнулся головой о приборную доску, рванул дверцу кабины и окунулся в морскую пучину. К счастью, спасательный жилет удержал меня на поверхности. Пока освобождался от парашюта, наглотался солёной воды. И всё же сумел усесться в аварийную лодку.

Надо мною, покачивая крыльями, как будто подбадривая, сделал прощальный круг Саша Зайцев.

Вскоре истребитель скрылся за горизонтом, а я направил свою лодку в сторону берега. Крупные волны бросали её из стороны в сторону. Ледяная влага обжигала корпус. Каменели руки и ноги, хотя приподнято в небе стояло ослепительно – красное солнышко.

Медленно тянулось время. И всё же надежда на благополучный закон не оставляла меня. Знал, что боевые товарищи придут на выручку, – таков девиз советских моряков.

Трижды меня выбрасывало из лодки, и трижды я оказывался в студеный воде. Когда силы, кажется, иссякли, посмотрел с тревогой в сторону невидимого берега. На горизонте в тот самый момент появились 3 чуть заметные точки. Это были катера. Меня отметили. Вскоре единственный из них приблизился. И вот я на палубе, благодарю своих спасителей. Катер развернулся и, разрезая волны, стремительно пошёл в сторону близкий земли…

Author: maksim5o

Добавить комментарий