Василий Березуцкий биография: Василий Березуцкий биография

Василий Березуцкий биография
Василий Березуцкий биография
Василий Березуцкий биография

Биография Василий Владимирович Березуцкий

Карьера: Футболист

Дата рождения: 20 июня 1982, знак зодиака близнецы

Место рождения: Москва, Россия. Российская Федерация

Василий Березуцкий – российский спортсмен, футболист. Родился 20 июня 1982 года. Василий Березуцкий – воспитанник футбольной школы “Смена” Москва. Первый тренер – Владимир Иванович Лопандин. Выступал за команды “Торпедо-ЗИЛ” Москва (1999 – 2001), ЦСКА Москва (с 2002-го). Чемпион России 2003, 2005 гг. Обладатель Кубка России 2005, 2006 гг. Обладатель Кубка УЕФА 2005 г. Сыграл за сборную России 16 матчей. За олимпийскую сборную России сыграл 1 матч. Награжден Орденом дружбы.

Они близнецы более того по гороскопу. При этом, как ни чудно, между ними несть числа отличий. Внешних в том числе. Да и футбольная история жизни складывается по-разному. Алексей, тот, что младше Василия на 20 минут, и в основном составе ЦСКА быстрее закрепился, и в сборной России в этом году на “турнире четырех” успел дебютировать.ШКОЛЬНЫЕ ПРОКАЗЫ

– Если присмотреться, различить вас не так уж и сложно…

– Алексей: – Для тех, кто с нами вечно общается, это, в действительности, большого труда не составляет. Я повыше брата на четыре сантиметра и потяжелее на кг.

– Василий: – А у меня волосы короче… Правда, в команде, чтобы не путаться, нас обоих все называют легко – “брат”. Это ещё с “Торпедо-ЗИЛ” пошло. Когда Леха в “Черноморец” перебрался, ко мне все одинаково только так и обращались.

– Интересно, в школе одному брату вместо другого случалось к доске вылезать?

– Василий: – Пытались, но класс моментально заливался смехом. Для ребят все было несомненно, и нас “раскалывали”. Но один раз на английском я не смог отозваться какой-то контент, и преподавательница спросила: “Ты Вася или Леша?” – “Леша”, – внезапно брякнул я. Ну, брату она двойку в журнал и поставила.

– Алексей: – Шутка ему понравилась, и на следующем уроке по физике на таковой же вопросительный мотив он вновь начал твердить: “Леша я, Леша!” Однако тут преподавательница заподозрила неладное: “Раз так на этом настаиваешь, значит, ты наверное Вася”. И влепила двойку уже ему.

– Ваше сходство чаще мешает вам или помогает?

– Алексей: – Жизнь по крайней мере упрощает. Можно правами одними на двоих пользоваться. Если надобно сфотографироваться на документы, типично в ателье идет кто-то единственный и заказывает два экземпляра. Иногда зарплату в банке получаем приятель за друга. Сначала за себя распишешься, минут пять через – за брата. Никто ни о чем не догадывается.

– А девушек своих разыгрывали?

– Василий: – Не-е, они нас без труда распознают. Даже по телефону – голоса у нас разные.

– Василий старше на 20 минут – это в чем-то проявляется?

– Алексей: – На тренировках в “квадрат” всю дорогу первым я, как меньший, захожу. Пожалуй, это единственное неудобство.

– Василий: – Думаете, если я на 20 минут раньше на свет появился, он меня во всем слушать будет? Как бы не так!

– Футболом увлеклись вместе с тем?

– Василий: – Да, лет в восемь папа отвел нас в “Смену”. Из наших Печатников до этой футбольной школы было ближе всего. Но года посредством три бросили. Наскучило. Вдобавок “Смена” вылетела из высшей лиги первенства СДЮШОР, и особых перспектив не видели. Несколько месяцев к мячу вообще не подходили. Вознамерились уже в баскетбол податься, благо подъем позволял. И как гром среди ясного неба как-то вечером звонок. Это был Владимир Кобзев из торпедовской спортшколы. Он приметил нас в игре за “Смену” супротив его команды, где-то раздобыл свой телефон и пригласил в “Торпедо”. Желанием активизировать все по новой, повиниться, не горели, но уж больно настойчив был Кобзев. Уговорил.

– Алексей: – Нам у него тотчас понравилось. И касательство, и тренировки… В “Торпедо” уже не прогуливали, хотя в “Смене” ходили как бог на душу положит. Кобзеву мы многим обязаны.

– Помните свой основополагающий поход на стадион?

– Алексей: – Смешно признаваться, но лет до пятнадцати в качестве зрителей ни разу его не посещали! По телевизору футбольных трансляций не пропускали, а так, чтобы сознательно куда-то пойти, и в мыслях не было. Да и не болели мы ни за какой клуб.

– Василий: – В те дни, когда “Торпедо” играло на Восточной, не возбраняется было остаться затем тренировки и задаром миновать на трибуну. Вот тогда в первый раз и посмотрели “живьем” здоровенный футбол.

– В какой миг пришло разумение, что эта развлекуха будет вашей профессией?

– Алексей: – Как раз лет в 15, когда в торпедовской школе нам положили стипендию – долларов 50, кажется.

– Василий: – Для нас это были огромные монеты. А слегка позже, уже у Игнатьева в “Торпедо-ЗИЛе”, нам до трехсот зарплату подняли. Ну, тут мы и совсем почувствовали себя, как братья Рокфеллеры…

– Алексей: – У нас с самого начала все как-то удачно шло. В команде Кобзева были на виду, дубль “ЗИЛа” по сути дела перескочили. К занятиям с основой Игнатьев стал привлекать нас ещё за полтора года до выпуска.

– Василий: – Ух, и нелегко же пришлось первое время. Народ в “ЗИЛе” собрался матерый – Горлукович, Смирнов, Мороз, Ещенко…

– От Горлуковича, видимо, доставалось вам на орехи?

– Алексей: – Напротив, он-то к нам по-доброму относился. Не шумел, не ругался. В различие от других “стариков”…

– Василий: – Полгода привыкали к мужскому футболу. По сравнению с юношеским чувство было такое, словно с самоката пересели на мотоцикл. Совершенно другие скорости! Все нужно действовать значительно быстрее. Порой мы без затей уследить за мячом не поспевали. Получаешь пас, только надумаешь куда-то мяч воротить, а его уже как ветром сдуло… В метро по дороге домой обменивались с братом впечатлениями: “И это не “Милан”, и более того не “Спартак”. Первая лига! Как же нужно мочь игрывать в футбол, чтобы хоть на таком уровне выступать?!”

– Алексей: – Ничего, потихоньку освоились. Жаль, на поле нечасто выпускали. Но к Игнатьеву претензий никаких. “ЗИЛ” крайне сражался за путевку в высший дивизион – кто же в этакий ситуации бросит в махач необстрелянную молодая поросль?

БРАТ ПРОТИВ БРАТА

– В 2000 году “Торпедо-ЗИЛ” наконец-то справился с этой задачей, и все-таки следующий период братья Березуцкие, ко всеобщему изумлению, выбрали повстречать в разных клубах. Почему?

– Василий: – Предложения у нас были. И не только из “Черноморца”, куда в итоге отправился Лешка. Звали “Локомотив”, “Динамо”, “Сатурн”. Но мы превосходно отдавали себе доклад, что ещё сыроваты и с ходу в их состав не пробьемся. А в дубле пылить не хотелось. Я вообще не стремился разлучиться с “ЗИЛом” – все-таки родная команда, вверх из первой лиги с ней поднялись… Лешка рассуждал по-другому.

– Алексей: – Полагал, что в Новороссийске у меня больше шансов вылезать на поле. И условия финансовые там были заманчивее, чем в “ЗИЛе”. Друзья сначала отговаривали – мол, уедешь из Москвы и всю карьеру где-нибудь у черта на куличках проведешь. Но это меня не смущало.

– Говорят, близнецы тяжко переносят разлуку. Неужели так постепенно расстались с братом?

– Алексей: – Мы ни при каких обстоятельствах не навязываем дружбан другу своего мнения. Каждый поступает так, как считает нужным. Если я, в частности, хочу в кино, а брат – поиграть в боулинг, не будет ни ссор, ни жарких споров. Кто куда хочет, туда и пойдет… Вася остался в “ЗИЛе”, я уехал – и ни единственный о своем решении не пожалел.

– А родители как отреагировали?

– Василий: – Отец сказал: “Решайте сами”. А мать, разумеется, переживала. К счастью, уже летом брат заключил контракт с ЦСКА и вернулся в Москву.

– Но перед этим “Торпедо-ЗИЛ” принимал дома “Черноморец”, и вы в первый раз в чемпионате сошлись на поле по разные стороны баррикад…

– Алексей: – Я играл левого защитника, а брат – правого. При подачах угловых “Черноморца” он опекал меня в штрафной. И, прямо скажем, не церемонился. Все время за майку держал.

– Василий: – Судья, помнится, кричал: “Васек, не трогай Леху!” – и сам смеялся. А после этого ещё пару раз подтрунивал: “Ты хоть брата-то не убей!”

– Алексей: – Однако пенальти, думаю, он бы не назначил, более того если бы Вася в штрафной меня закопал…

– К слову, не в обиде на брата?

– Алексей: – Ничуть. Это же футбол, а не балет… До игры Байдачный запретил мне звякать брату, но следом матча обнялись, поговорили. “Мы лучше играли” – сказал я. “Зато мы победили”, – резонно возразил Вася.

– А на тренировках также приятель другу спуску на даете?

– Алексей: – В пылу борьбы иной раз не замечаешь, брат перед тобой или кто-то прочий. Бывает, сыграешь жестковато.

– Вы оба – защитники. Конкурировали когда-нибудь за местоположение в составе?

– Василий: – Нет, меня оттого что в прошлом опорным хавом ставили. А в правого защитника уже Кучеревский в “ЗИЛе” переквалифицировал.

– Алексей: – А я в ЦСКА в прошлом году кучу позиций сменил – и в обороне, с правой стороны, слева, и в полузащите…

– Василий, назовите главное футбольное достоинство и минус Алексея?

– Василий: – У него отличные физические данные. Напористый, неуступчивый в единоборствах. А минус – техника, служба с мячом.

– Алексей, а вы какого мнения о брате?

– Алексей: – Готов воспроизвести словечко в словечко. Я капитально! Разве что с мячом Вася ловчее обращается – не бессмысленно в полузащите столь лет отыграл.

ЦСКА

– Давая согласие на переход в ЦСКА, знали, что на исходе года и брат там окажется?

– Алексей: – Естественно, я был в курсе его планов. В Новороссийске намекали, что за мной из ЦСКА наблюдают. Поначалу значения этому не придал. Но вскоре Четверик позвонил. Задал один вопрос: “Хочешь игрывать в ЦСКА?” – “Хочу”. – “Все, считай, что ты в команде”. За месяц до завершения первого круга меня вызвали в Москву на сбор с молодежкой, и я подписал контракт с армейским клубом.

– Василий: – Леха в “Черноморце” находился в аренде на полгода, а у меня с “Торпедо-ЗИЛ” был функционирующий контракт. Поэтому присоединился к брату после этого окончания чемпионата. Но предварительной договоренности с руководством ЦСКА достигли ещё летом.

– К своим 20 годам вы уже поработали со многими известными тренерами. С кем было труднее всего?

– Василий: – Вне всяких сомнений – с Газзаевым. Чтобы игрывать у Валерия Георгиевича, необходима отменная физическая подготовка. Он требует от футболистов стабильно быть на поле в движении. И побеждать в каждом матче. Это вправду тяжко. Но любопытно.

– Алексей: – Мы пришли в ЦСКА из клубов, где были счастливы любым завоеванным очком. А в этом месте ничья – вечно ЧП. И в турнирной таблице для всех существует только одно местоположение – первое.

– Василий, не завидуете успехам брата? Он и в ЦСКА чаще в составе появляется, и в сборной уже дебют отметил.

– Василий: – Да что вы! Наоборот, рад и горд за него.

– Алексей: – Уверен, что Васины проблемы – занятие времени. Главное, травму наконец-то залечил. У нас почему-то вся карьера зигзагами идет. То у одного взлет, то у другого.

– Василий: – Несмотря на то, что провел всего два матча, период в ЦСКА дал мне крайне навалом. Даже тренироваться бок о бок с такими мастерами, как Семак, Гусев, Яновский, поверьте, дорогого стоит!

– А что за травма у вас была?

– Василий: – Долго мучился с голеностопом. В сентябре прооперировали в Финляндии – удалили косточку на левой ноге. Самое интересное, что за год до этого там аналогичную операцию делали брату – но на правой ноге. Хотя посреди футболистов такие повреждения большая редкость. Хирург, тот, что Лешку резал, увидев меня в клинике, за голову схватился: “Как, вновь?!” Да я брат-близнец, отвечаю…

СБОРНАЯ

– А у вас, Алексей, если бы не травма, знакомство с национальной сборной могло произойти ещё прошлой осенью?

– Алексей: – Да, за пару дней до ответной битвы с “Пармой” Газзаев вызвал к себе в комнату на базе. Объявил, что включает меня в список приглашенных в сборную на игры с Грузией и Албанией. Сказать, что я был ошарашен, – значит ничего не проговорить… И надобно же – в Парме во втором тайме “сломался”! Пошел в подкат и малость надорвал мышцу. Лежу на траве, наши мяч в аут выносят, а итальянцы, к тому моменту уступавшие по сумме двух встреч, и не думают его возвращать. Какой “фэйр-плей” – матч спасать надобно! Когда выяснилось, что вместо Бора ждут меня врачи и процедуры, расстроился жутко. В облаках я не витал, понимая, что сыграть тогда вряд ли бы довелось, но хотелось окунуться в эту атмосферу, познать изнутри, что же такое национальная сборная.

– Эта вероятность представилась вам в феврале на турнире на Кипре.

– Алексей: – Приятно поразила дружная ситуация в команде. Честно говоря, думал, легионеры и ветераны особняком от остальных кучковаться будут. Ничего подобного! С Кипром я вышел на замену за немного мгновений до финального свистка, а с румынами отыграл 90 минут. Но своей игрой доволен отчасти. Получалось, увы, вдали не все… Конечно, это был аванс. И мне его ещё нужно отработать

– А как оценил вас Газзаев?

– Алексей: – Просто поздравил с дебютом. Подробного разбора игры не было.

– Василий: – Жаль, не довелось кинуть взор на брата в сборной. Мы в это время с молодежкой летели из Египта. А дома финал с Румынией никто не записал.

ЗОЛОТОЙ МАТЧ

– А золотой матч с “Локомотивом” вспоминаете?

– Алексей: (Вздыхает.) – Такое неужели забудешь? Некоторые матчи проворно из памяти стираются, а тот самый помню, подобно тому как вчера играли. Каждый голевой миг, произвольный момент…

– Как спалось вам в те дни, что предшествовали поединку?

– Алексей: – Нормально. У меня всю дорогу справный дрёма. Без волнения, ясно, не обошлось, но оно улетучилось, чуть-чуть шагнул на газон динамовской арены.

– Василий, а вы за игрой где наблюдали?

– Василий: – Из-за травмы я в заявке не значился, но стоял на беговой дорожке рядом с запасными.

– Когда поняли, что чемпионство уплывает к “Локо”?

– Алексей: – Я до конца верил, что отыграемся. Шансы-то забить у нас были.

– Василий: – После промаха Ролана Гусева на последних минутах надежда уже оставалась только на диво. Игра была равная. Но фортуна в тот конец дня взяла сторону “Локо”.

– Какая ситуация царила в раздевалке?

– Алексей: – Гробовая спокойствие. Все сидели, не проронив ни слова. И расходились молчком… В раздевалку зашли министр обороны Иванов, Фетисов, Ястржембский. Говорили какие-то ободряющие слова, пытались утешить.

– Вопрос в лоб: хотелось напиться потом матча?

– Алексей: – Нет, это не выход. Но вина с родителями за ужином немного выпил…

БЕЗ АГЕНТА

– Правда, что вашим агентом был Юрий Тишков?

– Василий: – Нет. Но он был агентом наших друзей по “Торпедо-ЗИЛ”, и мы периодически общались. В некоторых ситуациях также нам помогал. Хороший был дядя. Светлая ему память…

– У вас есть агент?

– Алексей: – Нет. Пока в его услугах не нуждаемся.

– А в торпедовской школе вас не пытались охмурить всякие околофутбольные “жучки”, как это частенько происходит с юными дарованиями?

– Василий: – Обычно эти “жучки” на контакт сквозь тренера выходят, а Кобзев им безотлагательно давал от ворот разворот. И нас предупреждал: ни с кем не связываться. Однажды какой-то тип предлагал поставить подпись бумаги, обещая пристроить в бундеслигу, но мы поблагодарили и галантно отказались. Думаю, не бессмысленно.

– Не за горами старт очередного сезона. Чего вы от него ждете?

– Василий: – Стабильной игры в основном составе.

– Алексей: – А помимо этого – золотых медалей! В ЦСКА о них в текущее время мечтают все.

Author: maksim5o

Добавить комментарий