Бронислав Антилевский биография Bronislav Romanovich Antilevskij: Бронислав Антилевский биография Bronislav Romanovich Antilevskij

Бронислав Антилевский биография
Бронислав Антилевский биография

Биография Бронислав Романович Антилевский Bronislav Romanovich Antilevskij

Карьера: Герой
Дата рождения: 25 июля 1946, знак зодиака лев
Место рождения: Польша
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12.07.50 г. Антилевский Бронислав Романович был лишен звания Герой Советского Союза, а также орденов Ленина и Красного Знамени.
Родился в семье крестьянина. Поляк. Окончил семилетку, а в 1937 г. – техникум народно-хозяйственного учета по специальности «экономист».
В РККА с 3.10.37 г. С ноября 1937 по июнь 1938 гг. учился в Монинском училище авиации особого назначения. В июле 1938 г. меньшой комвзвода Антилевский был направлен для дальнейшего прохождения службы стрелком-радистом дальнего бомбардировщика ДБ-3Ф в 21-й дальнебомбардировочный авиаполк.
Участвовал в советско-финской войне. Воевал в составе 21-го дбап 27-й дбаб ВВС Северо-Западного фронта.
Полк участвовал в боях с первого дня и понес тяжелые потери.
7.04.40 г. меньшой комвзвода Антилевский Бронислав Романович был удостоен звания Герой Советского Союза.
В сентябре 1940 г. он поступил в Качинскую Краснознаменную военную авиашколу им. тов. Мясникова.
5.02.41 г. ему было присвоено воинское звание старшой сержант.
8.04.42 г. позже окончания авиашколы ему было присвоено воинское звание меньший лейтенант.
Участвовал в Великой Отечественной войне с апреля 1942 г. Служил в 20-м иап. Летал на истребителе Як-9. Участвовал в августовских боях 1942 г. под Ржевом.
17.09.42 г. ему было присвоено воинское звание лейтенант.
15.12.42 г. лейтенант Антилевский был назначен командиром звена.
В феврале 1943 г. основными направлениями боевых действий 20-го иап были Сухиничи и Спас-Деменск. Полк сопровождал штурмовики Ил-2 224-й штурмовой авиационной Жмеринской Краснознаменной дивизии и прикрывал наземные войска.
В марте 1943 г. 20-й иап оказался по соседству с формирующейся 303-й истребительной авиадивизией 1-й ВА Западного фронта и был включен в ее состав.
Вспоминает генерал-майор авиации Захаров: «В марте действия дивизии ограничились из-за дрянной погоды. При низкой облачности бомбардировщики использовались нечасто, работали в основном штурмовики. Четверками, шестерками, реже девятками эти трудяги войны, прижимаясь к земле, сновали сквозь линию фронта и вспять, обрабатывая передний край противника, его тыловые объекты. Так что летчики 20-го истребительного полка, имея здоровый навык по сопровождению штурмовиков, безотложно же включились в боевую работу и, несмотря на плохую погоду, защищая своих подопечных, зачастую принимали мордобой в невыгодных для себя условиях».
15.04.43 г. Антилевский был назначен заместителем командира эскадрильи.
В мае 1943 г. командиром 20-го иап стал майор Петровец.
Рассказывает Захаров: «Петровца я знал ещё по довоенным временам. Воевал он с первых дней и уже командовал полком. Во время одного воздушного боя Петровец был сбит, попал в плен. Когда группу военнопленных, в которой он находился, перевозили по железной дороге, он с товарищами разобрал пол вагона, и в образовавшийся пролом они по одному выскальзывали под идущий состав. Прижимаясь к шпалам, слушали, как удаляется стук колес. Так был совершен побег.
После возвращения в действующую армию Петровец некоторое время находился на должности начальника учебного центра 303-й дивизии… Восстановить Александра Кузьмича в должности командира полка удалось не тотчас. Однако командующий нашей армией Худяков поддержал меня, чуть я предложил кандидатуру Петровца на пост командира 20-го истребительного полка. Под его командованием 20-й полк получил наименование «Смоленский»… стал 139-м гвардейским. Поставленные задачи полк выполнял надежно, не раз получал благодарности от командования дивизии и армии. И больше, чем какой-либо иной полк в дивизии, 20-й полк имел благодарностей от бомбардировщиков и штурмовиков. У этого авиаполка была своя, сильно специфическая служба, которая во многом и определила его судьбу.
20-й истребительный специализировался на сопровождении бомбардировщиков и штурмовиков. Слава летчиков 20-го полка – слава негромкая. Их не в особенности хвалили за сбитые самолеты противника, но жестко спрашивали за потерянные свои. Они не были раскованы в воздухе в той мере, к какой стремится всякий истребитель в открытом бою, не могли кинуть «илы» или «петляковы» и очертя голову ринуться на самолеты противника. Они были телохранителями в самом прямом смысле этого слова, и только летчики-бомбардировщики и летчики-штурмовики могли в полной мере вернуть им должное…
Как начальник дивизии я знал, какая нелегкая служба выпала 20-му полку. Он вел… в чем-то противоречащие самому характеру истребителя оборонительные бои. Не любой истребитель другого полка мог реализовывать задачу по сопровождению бомбардировщиков и штурмовиков с таким хладнокровием и выдержкой, как это делали летчики 20-го полка. Не невзначай этому полку при скромном балансе сбитых… было присвоено звание гвардейского. Свои задачи полк выполнял образцово, и в этой работе ему, пожалуй, не было равных в дивизии.
В июле, когда начались бои на орловском направлении, летчики 20-го полка уже не имели передышки. Во главе со своим командиром… они с утра до вечера находились в воздухе, надежно охраняя подопечные «пешки» и «илы»».
25.07.43 г. Антилевскому было присвоено воинское звание старшой лейтенант.
28.08.43 г. он был сбит в воздушном бою и попал в плен.
Приказом ГУК НКО СССР № 01866 старшой лейтенант Антилевский был исключен из списков РККА как пропавший без новости.
Осенью 1943 г. под влиянием полковника РОА Мальцева он добровольно вступил в Российскую Освободительную Армию.
В октябре 1943 г. начальник авиагруппы РОА полковник Мальцев объехал концлагеря, агитируя советских военнопленных входить в РОА. В его обращении говорилось: «Я весь свой сознательный столетний период был коммунистом, и не для того, чтобы носить партийный квиток как дополнительную продовольственную карточку; я от всей души и сильно верил, что этим путем мы придем к счастливой жизни. Но вот прошли лучшие годы, побелела башка, а сообща с этим пришло и самое страшное – разочарование во всем, чему я верил и чему поклонялся. Оказались оплеванными лучшие идеалы. Но самым горьким было со знание того, что я всю бытие являлся слепым орудием политических авантюр Сталина… Многие из вас помнят и знают меня по совместной работе. Так разве же вы можете уверовать, что я – изменник, немецкий наймит, разведчик и все иное? Пусть несладко было разочарование в своих лучших идеалах, нехай лучшая доля жизни пропала, но остаток дней я посвящу борьбе с палачами русского народа, за свободную, счастливую, великую Россию».
Работать с людьми полковник мог и перед пленными представал настоящим спасителем. В письме жене Мальцев рассказывал о встрече с двумя летчиками, состоявшейся посредством пару дней вслед за тем неудачного для них воздушного боя: «Они глядят на меня, как на человека, тот, что должен заявить им что-то вразумительное и вручить окончательный реакция, что совершать дальше. Ну, поговорили, подумали, и ещё два сознательных врага Сталина появились в моем активе».
После посещения Мальцевым только Лицманштадского концлагеря добровольцами записались без малого 100 мужчина.
С октября 1943 г. завербованные летчики стали полагать в Сувалках. Там они проходили отбор по профессиональным и медицинским показателям и подвергались обязательной проверке. К концу ноября авиагруппа была целиком укомплектована, и вслед за тем двухмесячного восстановления сил бывших узников сочли готовыми к службе.
Отобранные для переподготовки летчики проходили обучение на базе Хильдешайм под Ганновером. Немалый упор при этом делался на знакомство вчерашних пленных с Германией, европейскими ценностями и образом жизни. Как вспоминал единственный из власовцев, их «размещали по четыре человека в комнате. Для каждого была отдельная койка с постельным бельем и одеялом, выдавались два комплекта нового обмундирования и паек по нормам Люфтваффе. Все добровольцы получали денежное содержание по шестнадцать рейхсмарок в месяц». Хотя они и жили в казармах, пользовались достаточной свободой. Для них устраивали вечеринки с немецкими летчиками, «пивные встречи» и знакомства с бюргерами.
В Морицфельде под Инстербургом была сформирована 1-я эскадрилья «восточных летчиков» (1.Ostflieger-staffel), входившая в состав Вспомогательной ночной штурмовой группы «Остланд» 1-го воздушного флота Люфтваффе (Erganzungsnachts-chlachgruppe Ostland). Эскадрилья была оснащена трофейными самолетами советского производства У-2, И-15, И-153 и другими.
Вскоре Антилевскому был присвоен ранг поручика РОА.
С февраля 1944 г. он участвовал в перегонах самолетов с авиазаводов на полевые аэродромы Восточного фронта, а кроме того в боевых операциях авиагруппы супротив партизан в районе Двинска.
Группа выполнила на Восточном фронте примерно 500 боевых вылетов. О конкретном содержании боевых задач и результативности деятельности «Остланда» известно кот наплакал, и все-таки ее служба была довольно приподнято оценена. Ряд русских летчиков за успехи в боях наградили Железными крестами, а в донесениях как власовского, так и германского руководства подчеркивались их высокая боеготовность и политический порядок. Группа потеряла в боях три самолета. Девять летчиков погибли и ещё двенадцать получили ранения. Никто не перелетел вспять к своим, чего опасались немцы, не было случаев ухода и в последующем.
29.03.44 г. в газете «Доброволец» было опубликовано воззвание к советским пленным летчикам, подписанное Героями Советского Союза капитаном Бычковым и старшим лейтенантом Антилевским, в котором они утверждали, что «сбитые в честном бою, мы оказались в плену у немцев. Нас не только никто не мучил и не подвергал пыткам, напротив, мы встретили со стороны германских офицеров и боец самое теплое и товарищеское касательство и движение к нашим погонам, орденам и боевым заслугам».
А некоторое время через было опубликовано их новое заявление: «Мы – капитан Семен Трофимович Бычков и старшой лейтенант Бронислав Романович Антилевский, бывшие летчики Красной Армии, дважды орденоносцы и Герои Советского Союза, – узнали, что сотни тысяч добровольцев русских, вчерашних красноармейцев, ныне воюют плечом к плечу с немецкими солдатами супротив сталинского правления, и мы также встали в эти ряды».
И Бычков, и Антилевский в начале 1944 г. выступали в лагерях для военнопленных и восточных рабочих, открыто призывая к вооруженной борьбе супротив сталинского режима, и в составе авиагруппы «Остланд» участвовали в боевых вылетах.
После расформирования группы «Остланд» в сентябре 1944 г. Антилевский прибыл в Эгер. Принял активное участие в формировании 1-го авиационного полка ВВС РОА.
1-й авиаполк ВВС РОА (1.Fliegerregiment) был сформирован в Хебе. Его возглавил полковник РОА Л.И. Байдак, до революции служивший в авиации Российской империи и эмигрировавший вслед за тем гражданской войны. Перед II-й важный войной Байдак командовал 5-м авиаполком ВВС Югославии и прославился в воздушных гонках 30-х годов. Немецкая край без задержки дала РОА аэропорт, ангары, обустроенную базу и казармы, а кроме того оружие, самолеты и горючее.
Полк имел смешанный состав и состоял из пяти эскадрилий: истребительной (шестнадцать Bf.109G-10), штурмовой (двенадцать Ju.87D), разведывательной (два Bf.109G-12, единственный Та.154, два Ме.262, два Fi.156,), транспортной (два Ju52/Зm) и учебно-вспомогательной (два Bf.109, два Fi.156, два У-2, единственный Hе.111, единственный Do.17).
19.12.44 г. Антилевский был назначен командиром 2-й штурмовой эскадрильи. Эскадрилья имела на вооружении двенадцать пикирующих бомбардировщиков Ju.87D. С учетом осложнявшейся ситуации на фронте ее вскоре перенацелили на ночную работу, переименовав во 2-ю эскадрилью ночных штурмовиков (Nachstchlahtstaffel 2).
4.02.45 г. на аэродроме в Хебе командующий РОА генерал Власов устроил смотр авиации.
5.02.45 г. Антилевскому было присвоено воинское звание капитан РОА. К этому времени он был награжден двумя медалями и именными часами, которые ему вручил генерал-лейтенант РОА Власов лично.
22.03.45 печатный орган ВВС РОА журнал «Hаши крылья» писал: «Стоя плечом к плечу со свободомыслящим русским человеком и всем миром, открыто заявляем: мы, лучшие из летчиков, вступаем в ряды РОА и даем торжественную присягу – все свои силы, а если понадобится, то и бытие, от вручить за отбояривание нашей страны от большевизма. Мы ждем только приказа, чтобы брать в руки штурвал самолета и сориентировать наши машины в мордобой за светлое будущее».
Эскадрилья Антилевского перебазировалась в Hемецкий Брод.
13.04.45 г. она выполнила первые боевые вылеты на поддержку наступления 1-й пехотной дивизии РОА на плацдарме «Эрленгоф» в районе Одера в полосе 119-го УРа 33-й армии 1-го Белорусского фронта.
Атаку власовцев на советские позиции поддержали 6 самолетов с Андреевской символикой на фюзеляже. 4 самолета прикрывали атакующих и бомбили плацдарм в глубине, 2 самолета штурмовали командный пункт… на восточном берегу Одера и бомбили артиллерийские позиции.
20.04.45 г. части РОА из Хеба и Марианске Лазне, находившиеся поблизости от линии продвижения американцев, на своих двоих направились на юг, оставив технику и самолеты на базах.
27.04.45 г. части ВВС РОА на дороге между Цвизелем и Регенсбургом начали сдавать оружие американцам. Генерал-майор РОА Мальцев успел связаться с Власовым, предложив ему перелететь в нейтральную страну, Испанию или Португалию, где тот мог бы укрыться. К вылету был подготовлен Fi.156 капитана РОА Антилевского, но Власов отверг эту думка, сочтя невозможным оставить свою армию в тяжелейшую минуту.
30.04.45 г. Антилевский сдался в Лангдорфе американцам. Условия оказались не сильно утешительными – начштаба XII корпуса 3-й американской армии бригадный генерал Ральф Канаян не имел полномочий известия речь о предоставлении политического убежища без санкции президента или Конгресса и предложил сдаться под близкое личное обещание не выдавать их советским представителям. Власовцам не оставалось ни чего другого, как принять эти гарантии, надеясь на зреющие противоречия между союзниками.
Не все из сдавшихся американцам разделяли эти надежды. Перед самым разоружением исчезли трое бывших белоэмигрантов, имевших навык в таких делах и решивших рассчитывать на свою удачу. Следы командира полка Байдака и двух офицеров его штаба так и не отыскались.
Оставшиеся в Hемецком Броде власовцы продолжали боевые вылеты вплоть до первых чисел мая. В эти дни солдаты 1-й пехотной дивизии РОА выступили на стороне восставших обитателей Праги. Участвуя в уличных боях, части РОА блокировали аэровокзал Рузин, заставив немцев кончить вылеты с него, и не допустив бомбардировок и разрушения Праги. Несколько вылетов немецкие летчики все же совершили, нанеся тяжелые потери восставшим.
Эти события не замедлили сказаться на отношениях авиаторов РОА с соседями-немцами, переставшими питать доверие «коварным русским». После шумного разрыва со вчерашними соратниками, власовцы бросили свои машины на аэродроме, сожгли запасы бензина и двинулись, куда глаза глядят. Большинство из них попали в плен советским войскам, только единственный из летчиков все же решился взвиться и покинул аэровокзал в неизвестном направлении.
12.06.45 г. при попытке пробраться в Советский Союз Антилевский был изобличен, арестован сотрудниками НКВД и предан суду военного трибунала.
В материалах его следственного дела указывается, что «Антилевский признан виновным в том, что, оказавшись в августе 1943 г. в немецком плену, сообщил противнику известные ему сведения о расположении частей своей авиадивизии и марках самолетов, состоящих на вооружении части.
В конце 1943 г. добровольно вступил в Российскую освободительную армию (РОА), был назначен командиром эскадрильи и занимался перегонкой самолетов с немецких авиазаводов к линии фронта…
Кроме того, подписал «воззвание» к советским гражданам, в котором возводилась клевета на советскую реальность и руководителей государства…
Также неоднократно выступал по радио и в печати с призывами к советским гражданам известия борьбу супротив Советской власти и перескакивать на сторону немецко-фашистских войск.
После капитуляции Германии пытался пробраться на территорию СССР при помощи фиктивных документов, выданных на имя некоего Березовского.
На предварительном следствии и в судебном заседании Антилевский виновным себя признал…
Хотя неоднократно имел вероятность перелететь на самолете сквозь линию фронта в тыл Красной армии, либо в третью страну, не делал этого из-за боязни ответственности за содеянное.
Награждался лично генералом Власовым А.А. двумя медалями и наручными часами.
После капитуляции Германии, находясь в Чехословакии, вступил в лжепартизанский отряд, где получил документы участника антифашистского движения на имя Березовского, с помощью которых пытался легализоваться в СССР.
Преступная занятие Антилевского в плену подтверждается показаниями свидетелей…
У Антилевского изъяты справки, свидетельствующие о том, что некто Березовский Борис является членом партизанского отряда «Красная искра» и участвовал в боях с фашистами».
25.07.46 г. военным трибуналом Московского военного округа на основании ст. 58-1 «б» УК РСФСР Антилевский Бронислав Романович был осужден к высшей мере наказания – расстрелу, с конфискацией лично принадлежащего имущества.
Однако данных о приведении вердикта в воплощение в жизнь в деле нет.

Author: maksim5o

Добавить комментарий