Борис Бажанов биография: Борис Бажанов биография

Нет фото
Нет фото
Нет фото

Биография Борис Георгиевич Бажанов

Карьера: Политик

Дата рождения: –

Место рождения: Россия. Российская Федерация

Бажанов Борис Георгиевич (1900. Могилев-Подольский – 1982). партийный деятель. Сын врача. Образование получил в Киевском университете Св. Владимира и Московском Высшем техническом училище (1920). В 1919 вступил в РКП(б). С 1922 работал в административном отделе ЦК ВКП(б), который возглавлял тогда Л.М. Каганович. Готовил статьи и выступления для Кагановича. По собственным воспоминаниям, являлся автором нового Устава ВКП(б). С 1923 секретарь Оргбюро ЦК. С августа 1923 личный секретарь И.В. Сталина. С 1926 редактор “Финансовой газеты”. Организовав командировку в Среднюю Азию, Бажанов 01.01.1928 бежал в Иран. Ему удалось обмануть посланных за ним сотрудников ГПУ, и он смог перебраться в Европу. Жил во Франции. Бажанов стал широко известен на Западе после того, как опубликовал свои мемуары “Воспоминания бывшего секретаря Сталина”, в которых подробно описывал террористические методы Сталина, систему принятия политических решений в СССР и т.д.

Родился в Могилеве-Подольском на Украине. Сын врача. С 1919 г. — член партии. Учился в Высшем техническом училище в Москве. Работал в административном отделе ЦК КПСС у Кагановича (1922). Писал статьи и речи для партийных руководителей. Автор нового Устава компартии, одобренного Сталиным и напечатанного за подписью Молотова (1922). В августе 1923 г. назначен личным секретарем Сталина, на практике став секретарем Политбюро. Бажа-нов писал: «Только два человека имеют право входа к Сталину без доклада: я и Мехлис… Я — вследствие того что что мне все время необходимо зреть Сталина по делам Политбюро, а дела Политбюро считаются самыми важными и срочными. Я вхожу к Сталину, кто бы у него ни был, чтобы он ни делал, и прямо обращаюсь к нему. Он прерывает свои разговоры или родное совещание и занимается тем, что я ему приношу» (Бажанов Б.Г. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. М., 1990. С. 55).

С 1926 г. Бажанов в то же время работал в Высшем совете по спорту и в Министерстве финансов. Был редактором «Финансовой газеты». Организовал для себя командировку в Среднюю Азию и 1 января 1928 г. бежал в Иран. Ему удалось покинуть от агента ГПУ Агабекова, 1) посланного Сталиным за ним вдогонку. Жил во Франции и Англии. Умер в Париже.

В 1930 г. Бажанов опубликовал в Париже мемуары «Воспоминания бывшего секретаря Сталина», в которых детально описаны персона и семейство Сталина, другие члены Политбюро, а кроме того «кухня» принятия решений в Кремле в 1920-е годы. Второе, существенно расширенное и дополненное, издание этих мемуаров вышло в 1980 г. В России книжка была издана в 1990 г. (отрывки публиковались в журнале «Огонек» в 1989 г.).

В предисловии к своим мемуарам Бажанов пишет: «Их стержневой заинтересованность заключался в описании настоящего механизма коммунистической власти — в то время на Западе шибко всего ничего известного, — некоторых носителей этой власти и некоторых исторических событий этой эпохи. В моих описаниях я неизменно старался быть скрупулезно точным. Описывал только то, что я видел и знал с безусловной точностью. Власти Кремля ни в жизнь не сделали ни малейшей попытки оспорить то, что я писал (да и не могли бы это сделать), и остановили свой выбор избрать тактику полного замалчивания — мое имя не должно было нигде упоминаться. Самым усердным читателем моих статей был Сталин: позднейшие перебежчики из советского полпредства во Франции показали, что Сталин требовал, чтобы каждая моя новая статья ему сразу посылалась аэропланом».

В главе «Сталин» Бажанов вспоминает: «В те времена (20-е годы. — Сост.) Сталин ведет сильно нехитрый образ жизни. Одет он завсегда в несложный наряд полувоенного образца, сапоги, военную шинель. Никакого тяготения ни к какой роскоши или пользованию благами жизни у него нет. Живет он в Кремле, в маленькой нетрудно меблированной квартире, где раньше жила дворцовая прислуга… Конечно, для него, как и для других большевистских лидеров, вопросительный мотив о деньгах никакой практической роли не играет. Они располагают всем без денег — квартирой, автомобилем, проездами по железной дороге, отдыхами на курортах и т. д. Еда приготовляется в столовой Совнаркома и доставляется на обиталище. …Образ жизни ведет очень нездоровый, сидячий, ни при каких обстоятельствах не занимается спортом, какой-нибудь физической работой. Курит (трубку), пьет (вино; предпочитает кахетинское). Во вторую половину своего царствования произвольный закат дня проводит за столом, за едой, за питьем в компании членов своего Политбюро. Как при таком образе жизни он дожил до 73 лет, потрясающе.

…Сталин вечно спокоен, недурственно владеет собой. Скрытен и хитер крайне. Мстителен необыкновенно. Никогда ничего не прощает и не забывает — отомстит посредством двадцать лет. Найти в его характере какие-либо симпатичные черты шибко нелегко — мне не удалось.

…Умен ли он? Он неглуп и не лишен природного здравого смысла, с которым он шибко ладно управляется.

Постепенно о нем создались мифы и легенды. Например, о его необыкновенной воле, твердости и решительности. Это — миф. Сталин — мужчина крайне осмотрительный и нерешительный. Он крайне нередко не знает, как быть и что работать. Но он и виду об этом не показывает. Я шибко немало раз видел, как он колеблется, не решается и скорее предпочитает шагать за событиями, чем ими возглавлять.

Например, на заседаниях Политбюро все время обсуждаются всякие государственные дела. Сталин малокультурен и ничего дельного и толкового по обсуждаемым вопросам изречь не может. Это шибко неудобное положение. Природная хитрость и здравый толк позволяют ему нарыть сильно удачный выход из положения. Он следит за прениями, и когда видит, что большинство членов Политбюро склонилось к какому-то решению, он берет словечко и от себя в нескольких кратких фразах предлагает принять то, к чему, как он заметил, большинство склоняется. Делает это он в простых словах, где его невежество в особенности проявиться не может.

Ничего остроумного Сталин ни при каких обстоятельствах не говорит. Никаких трудов он в сущности не пишет; то, что является его сочинениями, это его речи и выступления, сделанные по какому-либо поводу, а из стенограммы затем секретари делают нечто литературное (он более того и не смотрит на результат: придать окончательную статейную или книжную форму — это занятие секретарское). Обычно это делает Товстуха.

…Наркомом Сталин только числился — в наркоматы свои без малого ни при каких обстоятельствах не показывался. На фронтах гражданской войны его анархическая занятие шибко спорна, а во время польской войны, когда все штурмование на Варшаву сорвалось из-за невыполнения им и его армиями приказов главного командования, и легко вредна. И настоящая карьера Сталина начинается только с того момента, когда Зиновьев и Каменев, желая завладеть наследство Ленина и организуя борьбу супротив Троцкого, избрали Сталина как союзника, которого надобно располагать в партийном аппарате…

(Кстати, трусишка ли Сталин? Очень тяжело отозваться на тот самый вопросительный мотив. За всю сталинскую существование воспрещено привести ни одного примера, когда он проявил бы храбрость, ни в революционное время, ни во время гражданской войны, где он постоянно командовал издалече, из далекого тыла, ни в мирное время)…

Сам собой напрашивается вывод, что в партийной карьере Сталина до 1925 года значительно большую образ сыграли его недостатки, чем достоинства. Ленин ввел его в Центральный Комитет в родное большинство, не боясь со стороны малокультурного и политически небольшого Сталина какой-либо конкуренции. Но по этой же причине сделали его генсеком Зиновьев и Каменев: они считали Сталина человеком политически ничтожным, видели в нем удобного помощника, но никак не соперника.

Грубость Сталина. Она была, скорее, натуральной и происходила из его малокультурности. Впрочем, Сталин весьма что надо мог обладать собой и был груб, только когда не считал нужным быть вежливым.

Женщины. Женщинами Сталин не интересуется и не занимается. Ему довольно своей жены, которой он также занимается весьма самое малое… он ни при каких обстоятельствах не стеснялся величать ее в спорах дурой и идиоткой.

…На квартире Сталина жил его старшой отпрыск — от первого брака — Яков. Почему-то его ни при каких обстоятельствах не называли по-другому, как Яшка… Сталин его не любил и всячески угнетал. Яша хотел обучаться — Сталин послал его трудиться на предприятие рабочим. Отца он ненавидел скрытой и глубокой ненавистью.

Тщательно разбирая бытие Сталина и его поведение, тяжело отыскать в них какие-либо человеческие черты. Единственное, что я мог бы пометить в этом смысле, это некоторая отцовская привязанность к дочке — Светлане. И то до некоторого момента. А помимо этого, пожалуй, ничего.

Какие же у Сталина страсти? Одна, но всепоглощающая, полная, в которой он всецело — охота власти. Страсть маниакальная, азиатская, слабость азиатского сатрапа далеких времен. Только ей он служит, только ею все время занят, только в ней видит мишень жизни.

“Конечно, резюмируя все сказанное о Сталине, позволительно утверждать, что это был аморальный дядя с преступными наклонностями.

Но я думаю, что происшествие Сталина подымает прочий, значительно больше величавый вопрос: отчего этакий дядя мог явить все свои преступные наклонности, в течение четверти века безнаказанно истребляя миллионы людей?

Увы, на это позволительно вручить только единственный отклик. Коммунистическая организация создала и выдвинула Сталина. Коммунистическая организация, представляющая всеобъемлющее и беспрерывное разжигание ненависти и призывающая к истреблению целых групп и классов населения, создает этакий климат, когда ее держатели власти всю свою занятие изображают как борьбу с какими-то выдуманными врагами — классами, контрреволюционерами, саботажниками, объясняя все неудачи своей

нелепой и нечеловеческой системы как происки и сопротивление мнимых врагов и неустанно призывая к репрессиям, к истреблению, к подавлению (всего: мысли, свободы, правды, человеческих чувств). На таковой почве Сталины могут процветать пышным цветом.

Когда руководящая верхушка убеждается, что при этом и ей самой приходится существовать с револьвером у затылка, она решает кот наплакал отвинтить гайку, но не сильно, и зорко следя, чтобы все основное в системе осталось по-старому. Это — то, что произошло следом Сталина» (Бажанов Б. Г. Воспоминания бывшего секретаря Сталина М 1990 С. 145-158).

Author: maksim5o

Добавить комментарий