Борис Акунин биография

Борис Акунин биография
Борис Акунин биография

Биография Борис Акунин

Карьера: Писатель
Дата рождения: 20 мая 1956, знак зодиака телец
Место рождения: –
Произведения Бориса Акунина переведены во многих странах. В настоящее время готовится экранизация нескольких романов об Эрасте Петровиче Фандорине.
Для начала – биографическая справка о господине Чхартишвили, известном больше широкому кругу как Борис Акунин. Японист, литературовед, переводчик Григорий Шалвович Чхартишвили родился 20 мая 1956 года в Грузии. Но его целиком разрешено прозвать грузином если не московского розлива как называл себя Булат Окуджава, то, по крайней мере, московской выдержки. Отец его был артиллеристом, мамаша учителем русского языка и литературы. Чхартишвили живёт в Москве с двухлетнего возраста, учился в двух школах. В раннем детстве прочёл немного японских книжек, а в юности в первый раз увидел японский театр Кабуки – и захворал Японией. Увлечение привело к тому, что он поступил на историко-филологическое отделение Института стран Азии и Африки МГУ и посвятил существование изучению японской литературы и культуры. Занимался переводами с японского и, реже, с английского. Переводил произведения Юкио Мисимы, Малкольма Брэдбери, Кобо Абэ. До тех пор, в то время как не стал свободным художником, работал в журнале ‘Иностранная литература’, был заместителем главного редактора. Покинул эту место в 2000 году. В журналах публиковались блестящие эссе Чхартишвили – одно из них удостоено премии журнала ‘Знамя’. Работал в Гильдии переводчиков, является одним из её отцов-основателей. Но это – до рождения Бориса Акунина. Он появился на свет немедленно бородатым мужчиной цветущего возраста, примерно 1998 года – больше в аккурат произнести затруднительно. Появился, как ни необычно, невзначай. Как-то господин Чхартишвили перевёл для издателя Игоря Захарова биографию королевы Великобритании Елизаветы II. А посредством некоторое время, как свидетельствует издатель, Гриша позвонил и робко так сказал: ‘Я тут детектив написал…’ И вот, первого апреля 1998 года выходит первая книжка Б.Акунина, в которую вошли два романа ‘Азазель’ и ‘Турецкий гамбит’. Однако первоначально книгу раскупать не торопились. Оказалось, в том была вина издателя: акунинский дебют был испорчен плохим дизайном обложки. Аляповатая зелёная обложка, на которой были изображены карты, кровавая перчатка и что-то в том же роде, привлекала любителей вульгарного чтива, тех самых ‘как бы детективов’, выпекаемых бесчисленными тиражами. Однако они, полистав книжку у прилавка, откладывали её в сторону: язык какой-то старомодный, нет никаких драк и эротики – кому такая тягомотина нужна? А, как раз, тех читателей, для которых книжка предназначалась, отпугивала броская и вульгарная обложка. Как только возник фирменный стильный дизайн книг про Фандорина – обложка с коллажами работ немецкого художника Макса Эрнста, – автор и читатель ‘нашли товарищ друга’.
Многие критики считают, что секрет кругом настоящего имени Бориса Акунина – продуманный ход. Невероятно зачастую в связи с этим именем звучат слова ‘коммерческий проект’, ‘лучшая реклама’, ‘рекламная акция’, ‘раскрученный’ и т.п. Но псевдоним – в первую очередность надобность. Ведь Акунин – это совсем иной джентльмен, уже не Чхартишвили. Чхартишвили ни при каких обстоятельствах не писал детективных романов! Их писал и пишет Акунин. Так как особенно увлекаемся психологией, попробуем, при помощи некоторых данных, охарактеризовать персона Григория Чхартишвили.
Итак, господин Чхартишвили. Надёжный и противоречивый дядя. Умён, ловок, изобретателен, оригинален. Обладает большим запасом энергии, упорством. Темпераментный и своевольный, вспыльчивый, но отходчивый. Добивается успеха, если ему в этом не мешают. Обладает чувством юмора. Лукавый и заковыристый. Интеллектуал, большая охота к знаниям, знает бесконечно страсть сколько вещей. Изобретателен до крайности и способен принять решение самые трудные проблемы с удивительной быстротой. Обладает здравым смыслом и восхитительной способностью одурачить людей. Разве всего этого не чувствуется между строчек в книге? Романы, которые мы читаем, ‘шутка’ только условно, так захотелось писателю, с такого угла ему удобнее ‘подбираться’ к своим героям. Если бы все российские писатели так развлекались и расслаблялись, то наша литература вышла бы на качественно свежеиспеченный порядок!
Да, псевдоним – ловкая развлекуха, интересная Чхартишвили. 1956 – год рождения Чхартишвили – год Обезьяны, 1998 – год рождения Акунина – год Тразвлекуха. Обезьяна не поддаётся магнетизму Тразвлекуха, над которым смеётся. Вот и Чхартишвили говорит в беседа журналу ‘Огонёк’: – Я люблю игрывать. Когда был помоложе, играл в карты. Потом стал игрывать на компьютере в стратегии. А вслед за тем оказалось, что сочинение детективных романов – занятие ещё больше увлекательное, чем игры с компьютером… Когда я работал над ‘Писателем и самоубийством’, книгой шибко мрачной по теме, депрессивной, я чувствовал, что временами начинаю задыхаться. Надо было действовать перерывы. И я трижды прерывался и написал три первых детективных романа. Это было как глоток свежего воздуха. К тому же мне это было увлекательно с литературной точки зрения, потому что в русской литературе начисто отсутствует беллетристический жанр. Есть или литература, которая стремится к небу, или литература, которая копается в грязи. А посередине пустошь. Из советских времён я знаю только единственный полноценный беллетристический роман – ‘Два капитана’ Каверина. Но он уж очень грузный и по понятным причинам перегружен идеологией.
Интервьюер удивляется словам о том, что сочинение детективных романов – что-то словно бы хобби. Да, хобби, а переворачивание гор документов в архивах: письма, списки, газеты, специальная литература, – одна из любимейших его сторон…
Когда ещё никому не было известно, кто эдакий Акунин, делались самые невероятные предположения. Назывались самые разные имена вплоть до Евгения Примакова и Владимира Жириновского: читатели пребывали в растерянности. Действительно, известно, что и Примаков, и Жириновский по образованию востоковеды, но если бы это было единственное обстоятельство для написания таких романов! Надо мочь не только мистифицировать, но и фантазировать пригоже, с изяществом, с неповторимым стилем, мастерски вырабатывая сюжет и персонажей. Встрой ли эти люди смогли бы так сочинять. Но зато это может Акунин, настоящее имя которого в настоящий момент уже всем известно. Сам Чхартишвили с некоторым смущением, как всякий интеллигент, ввязавшийся в интригу, признаётся: Вообще эта история с псевдонимом была затеяна не для того, чтобы утрясать мистификацию. Псевдоним мне понадобился потому как, что тот самый обличье сочинительства крайне непохож на все мои другие занятия. Когда садится за компьютер Акунин и начинает колотить по клавиатуре, у него идея не так работает, как у Чхартишвили, пишущего статью или эссе. Мы крайне разные. Акунин существенно добрее меня. Это во-первых. Во-вторых, в различие от меня он идеалист. И, в-третьих, он твёрдо знает, что Бог существует, в чём я ему завидую. К тому же мне не следовало строчить детективы под собственной фамилией ещё и оттого, что товароведы в магазинах не смогли бы выговорить фамилию Чхартишвили. В самом деле: когда фамилия на слуху, её нетрудно перевирают.
Вообще, Аку-нин по-японски означает ‘неважный человек’, ‘негодяй’. А некоторые видят в сочетании Б. Акунин некоторую издёвку над знаменитым русским революционером и одним из крупнейших теоретиков анархизма Михаилом Александровичем Бакуниным. Что ж, может быть. Однако Акунин восхищается трудами немецкого философа Фридриха Ницше боровшегося супротив плебса, угрожающего, как он полагал, всему благородному и возвышенному. Бакунин был ярым противником марксизма – учения, утверждавшего переход к коммунизму, т.е. уничтожению частной и утверждению общественной имущества. Получается, что есть некое сходство в идеях.
Есть версия людей, знающих японский язык – баку-нин – мужчина, прячущийся за ширмой. Однако все эти предположения отступают на второй проект следом выхода пропущенного романа о Фандорине «Алмазная колесница»…
«…он, конечно, акунин, но ни капли не слабак. – Кто-кто? – сдвинул брови Фандорин, услышав незнакомое словечко. – Акунин – это как evil man или villain, – попробовал пояснить Асагава. – Но не окончательно… Мне кажется, в английском языке нет точного перевода. Акунин – это злодей, но это не малый мужчина, это дядя дюжий. У него свои правила, которые он устанавливает для себя сам. Они не совпадают с предписаниями закона, но за свои правила акунин не пожалеет жизни, и потому что он вызывает не только ненависть, но и почтение…».
Возможно, одна из причин того, что тот самый роман вышел позже всех остальных, тогда как Фандорину тут всего двадцать два, – это самое разъяснение. Акунин не хотел раскрывать раньше времени все свои тайны. Не остаётся сомнений в любви этого человека к мистификации!

Author: maksim5o

Добавить комментарий