Анатолий Алексеев биография Anatoly Alekseev

Анатолий Алексеев биография
Анатолий Алексеев биография

Биография Анатолий Дмитриевич Алексеев Anatoly Alekseev

Карьера: Авиатор
Дата рождения: 4 января 1902, знак зодиака козерог
Место рождения: Польша
Награжден тремя орденами Ленина, пятью орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, тремя орденами Красной Звезды, медалями.
Жил с родителями в г. Загорске. В 1918 г. окончил гимназию.
В РККА с 1920 г. В 1921 г. окончил курсы подготовки при Военной электротехнической школе комсостава РККА и был назначен инструктором по радио Севастопольской объединённой школы морской авиации.
Участвовал в поисках экспедиции генерала Нобиле на ледоколе «Красин» в составе экипажа Чухновского. Награжден орденом Красного Знамени.
В 1926 г. экспедиция в составе 16 джентльмен под руководством Амундсена совершила основополагающий трансарктический беспосадочный перелет на дирижабле «Norge» («Норвегия») по маршруту Рим – Северный полюс – Аляска. Командовал дирижаблем генерал Нобиле. Преодолев в общей сложности 13000 км (из них больше 4000 км над Арктикой), экспедиция доказала, что в центральной Арктике нет никакого континента, наличие которого тогда все ещё считалось возможным.
С точки зрения использования дирижаблей для изучения Арктики, фарт упомянутой экспедиции был очевиден, в то время как программа научных исследований оказалась очень скромной. Поэтому Нобиле решил предпринять на дирижабле новую экспедицию, научные результаты которой могли бы существенно превзойти все, сделанное во время путешествия на «Норвегии»
Нобиле добился согласия правительства Италии на эту экспедицию. Было решено, что она будет проходить под эгидой Итальянского географического общества и на средства Комитета миланских промышленников. Вскоре Нобиле сконструировал и построил дирижабль «Италия».
В ходе экспедиции предполагалось обследовать район Новой Земли, Земли Франца-Иосифа, Северной Земли, Гренландии и Канадского Арктического архипелага. В этих местах все ещё не исключалось открытие новых больше или менее значительных по размерам земель. Кроме того, планировалось претворить в жизнь весь комплекс исследований в области атмосферного электричества, метеорологии, океанографии и земного магнетизма на Северной Земле и на Северном полюсе.
С этой целью намечалось высадить на полюсе на неделю специальные группы по 2-3 человека. Для обеспечения научной части экспедиции были приглашены итальянский профессор А. Понтремоли (штудирование земного магнетизма), чешский ученый Ф. Бегоунек (изучение атмосферного электричества) и шведский геофизик Ф. Мальмгрен (проведение океанографических и метеорологических наблюдений).
Напряженная служба по подготовке экспедиции шла навалом месяцев. Осуществлялись консультации с учеными из разных стран. Приобретались самые лучшие инструменты и приборы. На эпизод аварии с собой взяли сани, надувные лодки, лыжи, меховые куртки, палатки, спальные мешки и запасную полевую радиостанцию.
Столь же солидно подбирался и состав экспедиции. Из 16 дядя экипажа семеро участвовали в полете на «Норвегии». Перед отлетом экипаж «Италии» принял и благословил на геройский поступок папа римский.
15.04.28 г. «Италия» стартовала из Милана.
5.05.28 г. она достигла п. Кингсбей на Шпицбергене.
План экспедиции предусматривал три полета, основополагающий из которых в район Земли Франца Иосифа был прерван из-за нехороший погоды. Второй полет в район Северной Земли оказался удачным с научной точки зрения и выдающимся по продолжительности – 69 часов. Была «стерта» с географической карты мифическая «Земля Джиллиса», уточнено местоположение некоторых островов. Кроме того, аэронавты провели целую серию метеорологических наблюдений нужно льдами, над земным магнетизмом и атмосферным электричеством.
В программу третьего, последнего из запланированных полетов, входило изучение неизвестных областей между Шпицбергеном и Гренландией. После этого, от северной части Гренландии, Нобиле собирался брать вектор движения на Северный полюс, где предполагал снизиться…
23.05.28 г. в 04.28 дирижабль взял вектор движения к берегам Гренландии, а оттуда к Северному полюсу. Полет проходил стандартно, при попутном ветре.
Но незадолго до прибытия к точке полюса погода грубо испортилась. Сгустилась облачность и начался мощный ветер. Поэтому, когда «Италия» оказалась над Северным полюсом, ни о какой посадке или высадке людей не могло быть и речи.
24.05.28 г. в 00.20 обсервация показала, что дирижабль находится в месте пересечения меридианов. Описав круги, «Италия» начала нисходить. Однако высадка людей из-за ветра не удалась. От научных наблюдений также пришлось отступиться.
Покружив над полюсом, члены экспедиции смогли только претворить в жизнь обещанный ритуал. Они возвышенно сбросили вниз крест, тот, что папа римский вручил экипажу, и полотнище стяга Италии. Пробыв в районе полюса возле двух часов, Нобиле дал команду ретироваться в Кингсбей.
В 02.20 минут ночи «Италия» покинула полюс, взяв вектор движения вдоль 25-го меридиана к востоку от Гринвича на высоте 1000 м.
Если бы Нобиле повел судно в Канаду все было бы по-другому, но там не было причальной мачты. Мальмгрен советовал ступать к Шпицбергену и утверждал, что мощный южный ветер, принесший массы тумана, по мере продвижения должен стихнуть. Роковое вывод было принято. Но прогноз не оправдался: южный ветер только усиливался, началось обледенение. Мальмгрен не смог или не захотел признать свою оплошность и настойчиво требовал увеличить прыть, чтобы проскочить связанный с опасностью район.
Подняться выше тумана «Италия» не могла из-за возможной потери ориентировки, пришлось лететь на высоте 100-200 м, выжимая всю мощность трех моторов. Из-за быстрой выработки топлива дирижабль облегчался, приходилось немного раз давать водород. В условиях обледенения это было ошибкой и послужило прологом катастрофы: между тарелкой и обечайкой выпускного клапана кормовой секции намерз лед и герметичность нарушилась. Кроме того, куски льда, непрерывно срывавшиеся с винтов, повреждали оболочку дирижабля.
Сильная продолжительная качка, а в особенности мокрый морозный воздух угнетающе действовали на психику; исподволь оживление и отрада, охватившие вначале членов экспедиции, погасли.
К тому же, туман не давал возможности верно установить координаты местонахождения воздушного корабля. Меняя высоту и прыть полета, Нобиле вел дирижабль без малого вслепую. Положение оставалось сложным, люди устали. Дирижабль интенсивно обледеневал. Корка льда достигла толщины 1 см. На беду усилился встречный ветер, и прыть дирижабля уменьшилась со 100 до 40 км в час.
25.05.28 г. в 09.25 неожиданно заклинило руль высоты. Дирижабль шибко наклонился и стал снижаться. Чтобы избежать падения, Нобиле приказал немедля заглушить все моторы. Через какое-то время руль удалось разблокировать, двигатели были сызнова запущены и угроза, казалось, миновала. Но на глаз час через дирижабль нежданно-негаданно отяжелел и начал заново одним духом лишаться высоту.
Нобиле, сохраняя выдержку, скоро отдал немного необходимых распоряжений. При этом, повторяя команду, он высунулся в одно из окон и внезапно увидел скоро приближающиеся массы льда
25.05.28 г. в 10.33 на подходе к Шпицбергену в точке 80°20′ северной широты и 24°00′ восточной долготы дирижабль ударился гондолой о торосы, 11 мужчина, охватывая Нобиле, выбросило на льдину. 6 мужчина с остатками дирижабля унесло в неизвестном направлении.
Нобиле вспоминает: «Раздался ужасающий треск. Я ощутил потрясение в голову. Почувствовал себя сплющенным, раздавленным.
Ясно, но без всякой боли ощутил, что немного костей у меня сломано. Затем что-то свалилось сверху, и меня выбросило наружу вниз головой. Инстинктивно я закрыл глаза и в полном сознании безучастно подумал: «Все кончено».
Через некоторое время в том направлении, в котором скрылся дирижабль, над горизонтом поднялся тоненький столбик дыма…
Из тех, кто оказался на льдине, трое были капитально ранены: у Нобиле были сломаны ноги и руки, у Мальмгрена – десница, у Чечиони – ноги. К счастью, совместно с людьми на льдине оказалось продовольствие и кое-какое снаряжение, в т. ч. палаточка, которую позднее облили красной краской, чтобы она была добро видна на белом ледяном фоне.
К счастью, в руках спасшихся оказалась радиостанция. С ее помощью радист, оказавшийся посреди выброшенных на лед, попытался в первую очередь связаться в условленное время со вспомогательным судном «Читта ди Милано», передав призыв о помощи и координаты группы. Но, как вскоре выяснилось, передатчик был неисправен, и их не слышали. Впрочем, когда неисправность устранили, их все одинаково не услышали.
Вместоположение внимательного прослушивания эфира, большую количество времени корабельные радисты посвящали передаче личных телеграмм и информации для газет. На «Читта ди Милано» почему-то решили, что радист «Италии» высунулся в полете из окна гондолы и погиб, получив потрясение по голове сорвавшимся винтом. Поэтому внимать эфир бесполезно.
Странная уверенность в смерти радиста привела к тому, что более того, когда на пятый день потом катастрофы на «Читта ди Милано» невзначай перехватили фрагмент призыва о помощи, звучавший на итальянском языке, в него не поверили! Посчитали, что это была станция Могадишо.
Выживание уцелевших воздухоплавателей было осложнено конфликтами, причинами которых были отличалка в возрасте, национальности и социальном положении, а кроме того удручающая неопределенность из-за безуспешных попыток связаться с Большой землей.
30.05.28 г. группа из трех мужчина (Мариано, Цаппи и Мальмгрен) покинула льдину и отправилась на Шпицберген, для того чтобы сообщить о катастрофе и создать избавление тех, кто остался в лагере.
Оставшиеся продолжали отсылать сигналы SOS.
7.06.28 г. совдеповский радиолюбитель Николай Шмидт первым услышал сигналы «Italy… Nobile… SOS…», передаваемые группой Нобиле, и безотлагательно же сообщил об этом в Москву.
И только тогда руководство Италии отдало приказание — определить три дополнительные радиостанции, чтобы постараться услыхать сигналы своих соотечественников. Только вслед за тем этого на судне были отменены все передачи новостей для прессы и личные радиограммы.
8.06.28 г. сигналы о помощи, а ещё координаты ледового лагеря, в конце концов, были приняты и на «Читта ди Милано».
Шесть стран организовали экспедиции по спасению экипажа «Италии». На поддержка было послано 18 кораблей и 21 авиалайнер. В общей сложности, было задействовано примерно 1500 джентльмен.
Рим официально обратился с просьбой направить советских времен судно, способный пробиться к тому месту, где находилась красная палаточка.
12.06.28 г. был организован совдеповский Комитет помощи Нобиле под председательством Уншлихта. Комитет принял вывод направить две спасательные экспедиции: одну на ледокольном пароходе «Малыгин», а другую на ледоколе «Красин». В распоряжении обеих экспедиций дали пилотов и трехмоторные самолеты «Юнкерс» ЮГ-1, оборудованные лыжами. Каждая из групп получила отдельное задание; они должны были обследовать области к западу и востоку от Шпицбергена.
За трое суток был расконсервирован самый-самый дюжий тогда в мире ледокол «Красин», погружены все необходимые припасы, взята на борт авиагруппа. Самолет был получен со склада Балтийского флота за сутки до выхода ледокола. «Красного Медведя» – так назвали ЮГ-1 – собирали уже в море
Амундсену удалось нанять двухмоторный гидросамолет с экипажем, к которому сам он присоединился в порту Бергена
18.06.28 г. авиалайнер добился Тромсё, а во второй половине дня вылетел в направлении Шпицбергена. Неделю через рыбаки обнаружили поплавок и бензобак от разбившегося самолета.
20.06.28 г. «Малыгин» был на долгий срок затерт льдами близко от о. Надежды.
22.06.28 г. Умберто Маддалена на гидросамолете «Савойя» S-55, ориентируясь по всю дорогу пропадавшим пеленгам слабой радиостанции, сумел отыскать лагерь и скинуть над «красной палаткой» продовольствие и аккумуляторы для рации.
25.06.28 г. шведский пилот лейтенант Лундборг на одномоторном самолете-разведчике «Фоккер» вывез тяжко раненного Нобиле. Однако во время второй попытки его авиалайнер скапотировал на посадке.
29.06.28 г. пилот Бабушкин вылетел в предполагаемый район местонахождения спутников Нобиле. Но из-за скверный погоды он дважды был вынужден усаживаться на льды и посредством пять дней ни с чем вернулся на «Малыгин».
«Красин» ещё с большим трудом пробивался посредством льды, огибая северо-восточную оконечность Шпицбергена. При этом была потеряна лопасть одного из винтов.
Вскоре, и все-таки, ледовая ситуация к северу от Шпицбергена улучшилась. К тому же, было найдено большое ровное поле, которое позволительно было применять, как аэровокзал.
10.07.28 г. пилот Чухновский, базировавшийся на «Красине», обнаружил близ о. Северо-Восточная Земля группу Мальмгрена.
11.07.28 г. не найдя ледокола в тумане и не имея иного выбора, пилот сел на торосистое поле. При этом сломались два винта и было повреждено шасси… Радиограмма Алексеева была краткой: «Считаем необходимым «Красину» спешно ходить спасать Мальмгрена».
12.07.28 г. ледокол «Красин» подошел к этой группе, но обнаружил только двух итальянцев Цаппи и Мариано. Совершенно обессилевшего Мальмгрена к тому времени итальянцы бросили одного, сняв с него теплую одежду и забрав остатки пищи.
В истории смерти шведского ученого осталось полно неясного. По свидетельству двух итальянских офицеров, Мальмгрен не выдержал тягот и лишений перехода и был до того слаб физически и морально подавлен, что попросил покинуть его. Возможно, так и было. Но, когда его спутники были доставлены на борт «Красина», спасателей поразил обличье здорового и полного сил Цаппи, на котором оказалось три комплекта одежды. Даже Нобиле был удивлен его хорошим физическим состоянием, когда встретился с ним для выяснения обстоятельств смерти Мальмгрена. Правда, иной офицер – Мариано был без малого раздет и безупречно обессилен, с отмороженными ногами (попозже ему ампутировали ногу). Он не имел более того сил вознести голову.
«Красин» продолжал продвигаться, торопясь снять со льдов остальных людей из группы Нобиле.
В тот же день, 12 июля, в 20.30 ледокол остановился в 100 м от красной палатки, и вскоре все пятеро были подняты на его борт. Лишь позже этого «Красин» снял со льда потерпевшего аварию Чухновского
Нобиле настаивал на том, чтобы продолжался розыск унесенных на дирижабле людей. Он обратился к командиру «Читта ди Милано» с просьбой выделить для поисков два итальянских гидросамолета и направил на «Красин» срочную радиограмму. В ней, кроме искренней благодарности, генерал просил попробовать выявить и дирижабль, указывая его возможное местонахождение.
16.07.28 г. «Красин» пробился к месту вынужденной посадки и принял авиалайнер и его экипаж на борт. После этого «Красин» ушел ремонтироваться в Ставангер – он потерял оба бортовых винта, а экипаж Чухновского чинил свой авиалайнер в палаточном лагере у угольных копей Ню-Олесунна.
Поиски группы, унесенной на остатках дирижабля, продолжались до конца сентября 1928 г. Пользуясь данными воздушной ледовой разведки, «Красин» установил рекорд, достигнув 81°41′ северной широты в активном плавании. К сожалению, приметить следы пропавших не удалось.
17 человеческих жизней – таков групповой трагический исход экспедиции Нобиле. Кроме восьми участников экипажа «Италии», погибло три итальянских летчика-спасателя, шесть мужчина на гидросамолете «Латам-47», в том числе прославленный полярный исследователь Р. Амундсен.
С 1930 г. Алексеев работал летчиком в Управления полярной авиации Главсевморпути.
В 1936 г. участвовал в проводке Северным морским путем эскадренных миноносцев «Сталин» и «Войков» на Тихий океан.
2.07.36 г. они вышли из Кронштадта, по Беломорско-Балтийскому каналу перешли в Архангельск, а после этого в сопровождении ледореза «Ф. Литке» направились на Новую Землю, где их ожидали отряды судов, выделенные для снабжения экспедиции топливом, продовольствием, запасными частями. К этому времени на путь перехода вышли ледоколы «Ермак» (в Карское море) и «Красин» (в Восточно-Сибирское море). Вместе с «Ф. Литке» они должны были снабжать проводку кораблей во льдах. Для ведения воздушной ледовой разведки выделялось три самолета под командованием Алексеева.
В начале августа корабли и суда прошли Маточкин Шар, вышли в Карское море и по намеченному маршруту направились на восток. Их переход, в особенности на участке между островом Диксон и морем Лаптевых, протекал в сильно тяжелых ледовых условиях. Это потребовало от всего личного состава экспедиции громадный выдержки, собранности, стойкости и умения.
17.10.36 г. эскадренные миноносцы «Войков» и «Сталин» вошли в состав ТОФ. Переход доказал вероятность успешного плавания военных кораблей из Северного Ледовитого океана в Тихий океан по Северному морскому пути. Опыт этой экспедиции был обширно использован при последующих проводках кораблей на Дальний Восток.
В марте-июне 1937 г. участвовал в экспедиции на Северный полюс. Был командиром воздушного корабля Г-2 «СССР Н-172».
Во время стоянки в Нарьян-Маре авиалайнер Алексеева был поврежден.
Вспоминает газетчик Бронтман: «Совещание командиров. 13 апреля…
Водопьянов: Надо отрегулировать вылет. Особенно тебе, Алексеев. Тебя ждали в Москве, Холмогорах, Нарьян-Маре. Подтянуться тебе нужно.
Шмидт: Есть разные характеристики у экипажей. Наиболее ловкий манера у Мазурука. Что, если определить последним Мазурука? Надо помыслить об этом…
15 апреля. Анатолий Дмитриевич Алексеев перемудрил или, как говорит Гутовский, перешаманил. Он вообще шибко полно и ненужно экспериментирует. В Нарьян-Маре нежданно-негаданно решил, что с примерзанием лыж лучше всего биться поставив авиалайнер на еловые ветки. Папанинцы поехали в чаща, привезли воз веток. Чтобы определить лыжи на елки – необходимо взметать машину на домкратах. Стали взметать – погнули подкос. Ремонт. К слову произнести и с эти елок агрегатина съехала куда с большим трудом, чем другие.
И сегодня. Все поставили свои машины у станции, носом к ветру. Алексеев отвел аэроплан метров на 300 дальше, поставил под горку, причем хвостом к ветру. Ходил и посмеивался.
А вчера вечером штормом у него подломило руль поворота, набило… снега в хвостище.
Сегодня Сугробов пытался снять руль, чтобы исправить – нереально. Пурга свирепствует по-прежнему. Осмотрев руль Сугробов пришел к нам в комнату и сказал: «Ломайте его до конца. Я лучше новоиспеченный сделаю, чем тот самый ремонтировать»…
16 апреля… А в мастерской при рубке пацаны без отдыха чинили кабан Алексеевского стабилизатора… Но к нашему отлету они все одинаково не успевали, а оттого решено было лететь без «Н-172». В связи с этим с машины были сняты папанинцы… папанинский груз.
17 апреля… Воспользовавшись временным затишьем, решили определить руль на местоположение… Вынесли на руках руль, уложили на нарты, повезли к самолету… На других нартах… подвезли стремянки и доски.
Приготовили стремянки, шесты, увязали канатами верхушку руля… Начали взметать 4,5 метровую громадину… Перебирая на руках, подставляя стремянки и влезая на них, подняли, в конце концов, руль. Механики тотчас начали его крепить. Ваня Шмандин влез на самый-самый верх киля верхом и, балансируя под ветром на 8-ми метровой высоте, крепил верх.
А ветер начал усиливаться, раздирать, стремительно добился 6-7 баллов, начало мести. Вовремя мы успели определить. Папанин влез в фюзеляж и изнутри… крепил кабан. Мы приготовили две струбцинки и закрепили руль, после этого расчалили его на канатах.
Провозившись два часа, закончили и ушли. Машина еще раз была в строю».
21.05.37 г. в 11.35 Водопьянов в первый раз в мире посадил авиалайнер на Северный полюс.
25.05.37 г. с острова Рудольфа к полюсу вылетели три оставшихся самолета. Но достичь его удачно, с первой попытки, удалось только Молокову.
Алексеев вынужден был усадить авиалайнер в семнадцати километрах от полюса. Он пережидал непогоду два дня и смог примчать на полюс только два дня через.
На попятный стезя бензина не хватало, и все-таки Алексеев отказался кинуть машину. Он совершил посадку на льдину вблизи от 84-й параллели. Вскоре с о. Рудольфа прилетел Головин и привез ему бензин.
27.06.37 г. был удостоен звания Герой Советского Союза. После учреждения медали «Золотая Звезда», как знака особого отличия для Героев Советского Союза, ему была вручена медаль № 38.
Осенью 1937 г. участвовал в поисках экипажа Леваневского.
Весной 1938 г. возглавил авиаотряд по спасению экипажей ледокольных пароходов «Сибиряков», «Малыгин» и «Седов», дрейфующих в северной части моря Лаптевых. Был награжден орденом Красной Звезды.
В ходе навигации 1937 г. ледокольный корабль «Седов» проводил научные исследования в море Лаптевых. Ледовая ситуация в том году была особенно тяжелой. К концу навигации судно все ещё находилось в море Лаптевых. Путь к проливу Вилькицкого и дальше на запад ему преграждали тяжелые торосистые льды. В таком же положении оказались ледокольные пароходы «Садко» и «Малыгин». Соединившись сообща, суда безуспешно пытались пробиться на восток. 23 августа все три парохода оказались зажатыми тяжелыми льдами вблизи от о. Бельковского архипелага Новосибирские острова. Для 217 членов экипажей и научных экспедиций трёх судов началась тяжелая вынужденная зимовка. Почти всё время дули сильные северные ветры, шёл снег. В январе 1938 г. начались особенно грозные сжатия льдов. Велика была угроза того, что льды раздавят корпуса судов.
Неимоверным напряжением сил зимовщики приготовили ледовый аэровокзал, на котором 3 апреля сели три четырехмоторных самолета Г-2 авиаотряда Алексеева. На самолётах были доставлены продукты, почта, тёплая одежка, приборы для научных исследований. За три рейса самолёты вывезли из ледового плена 184 человека. На каждом судне осталось по 11 моряков команды.
Летом 1938 г. в ходе спасательной экспедиции под руководством Героя Советского Союза Шевелева ледокол «Ермак» пробился к дрейфующим судам и вывел на чистую воду «Сибиряков», «Малыгин». Поврежденный льдами «Седов» вызволить не удалось, и он был превращен в дрейфующую научно-исследовательскую станцию.
Член ВКП(б) с 1939 г.
В 1939-41 гг. был летчиком-испытателем на авиазаводе № 22.
Провел заводские и государственные испытания опытного дальнего бомбардировщика ДБ-240, запущенного в серию под индексом Ер-2, а кроме того всех последующих модификаций этого самолета. В начале 1941 г. совершил перелет Москва-Омск-Москва без посадки в Омске со сбросом там 1000 кг условных бомб.
Участвовал в Великой Отечественной войне с июля 1941 г. В соответствии с Постановлением Государственного Комитета Обороны от 14.07.41 г. № ГКО-143сс «Об авиадивизии дальнего действия» был откомандирован из Наркомата авиационной промышленности в тяжело-бомбардировочную авиагруппу. Служил в составе 81-й адд. Был командиром эскадрильи. На ТБ-7 совершил 27 боевых вылетов на бомбардировку военных объектов в глубоком тылу противника, в т.ч. в Кенигсберге и Вильно.
В 1944-58 гг. был летчиком-испытателем.
С 1958 г. летчик-испытатель 1-го класса полковник Алексеев – в запасе. В армии он прослужил 37 лет и 10 месяцев (54 года в льготном исчислении) и налетал примерно 4500 часов, преимущественно на самолетах дальнего действия и гидросамолетах.
Затем работал заместителем начальника Полярной авиации по летной службе.
Умер 29.01.74 г. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Author: maksim5o

Добавить комментарий