Александр Юдин биография

Александр Юдин биография
Александр Юдин биография

Биография Александр Юдин

Карьера: Хоккеист
Дата рождения: 2 февраля 1971, знак зодиака водолей
Место рождения: Россия. Российская Федерация
В России, где хоккейное сообщество по-прежнему делится на сторонников и противников так называемых ледовых полицейских, Юдин — тафгай номер один. Оберегает звезд своей команды, мстит их обидчикам, чтобы больше не лезли. При этом Юдин, собственно, и в хоккей играет неплохо.
Декабрьский матч хоккейного чемпионата «Динамо» — СКА останется в памяти болельщиков надолго: разом шесть глобальных драк. Начало битве, как полагается, положил поединок двух главных богатырей: динамовец Владислав Бульин кинул вызов грозе российского хоккея — великому и ужасному Александру Юдину. Питерцу пришлось повозиться. Обычно следом двух ударов беспомощная потерпевшая сторона падает на лед. Вопрос о победителе остался открытым. Но вообще-то упал динамовец.
В России, где хоккейное сообщество по-прежнему делится на сторонников и противников так называемых ледовых полицейских, Юдин — тафгай номер единственный. Оберегает звезд своей команды, мстит их обидчикам, чтобы больше не лезли. При этом Юдин, собственно, и в хоккей играет недурно.
О своих геройских поступках Александр сказывать не любит. Участвовать — другое занятие.
Справка
Тафгай, он же полицейский, — хоккеист, систематично устраивающий боксерские поединки на льду с коллегами по ремеслу из других команд.
В обязанности полицейского входит секьюрити лидеров своей команды во время матча. В НХЛ, как показывают опросы болельщиков, многие приходят на матчи главным образом с целью ледовых драк.
— Как дошли до жизни тафгайской?
— Все получилось само собой. В командах, где я играл, кому-то нужно вступаться за звезд, защищать их самочувствие. Эта функция всю дорогу ложилась на меня.
— Говорят, вы вообще уходили из хоккея?
— Занимался в спортивной школе. Потом поступил в институт и это занятие забросил. Так, с друзьями подчас шайбу гоняли. И после этого пятилетнего перерыва поехал на просмотр — меня взяли. Невеста в шоке была — она и представить не могла, что я стану заниматься хоккеем профессионально.
— А кем бы вы стали, если не хоккеистом?
— Сложно проговорить. Но не боксером. Интересных профессий потому как много: вот посмотрите, какие крепкие пацаны в «Альфе» — настоящие профессионалы! Чего-нибудь бы подыскал. А когда, к примеру, в институте работал, практику проходил проводником в поезде.
— Неужели гроза каждого российского хоккеиста разносил чай?
— Те, кто просил, те получали. Чай. Я работал в поезде «Стрела». Интересно было: набьемся все в чей-нибудь вагон, общаемся.
— Вы получали в России тренерскую установку сознательно осмыслить с каким-либо хоккеистом?
— Не больше чем пару раз. В России это не распространено. В различие от Америки тут нет классических тафгаев, которые только и делают, что дерутся. Сколь бы умелым ни был воин, если он худо играет в хоккей, ни в одной российской команде места ему не найдется. Здесь ценится умение возвращать голевые передачи и жестко делать в обороне.
— Но потому как как-то раз омский «Авангард» еле-еле ли не нарочно для борьбы с вами выписал бойца из-за океана.
— Было занятие. В «Авангарде» я передрался с половиной команды, вот они и стали раздумывать, что совершать. А позже задумались ещё больше. Потому что начальный махач со мной стал для того американца вместе с тем и последним. Отправили «специалиста» восвояси.
— В СКА у вас спецподготовка?
— В особой подготовке я не нуждаюсь. В России у меня нетрудно нет достойных конкурентов. Но в тонусе себя держу. Да, я не продул ни одной схватки. Достаточно уступить единственный раз — и я потеряю свою славу элитного бойца. Так что тренируюсь: дома у меня есть боксерская груша с речным песком. А если в случае локаута в НХЛ в Россию приедут лучшие бойцы мира, своей подготовкой займусь профессионально.
— И как оцениваете свои шансы в схватках с Браширом, Уоррелом, Лараком, другими сильнейшими заокеанскими «полицейскими»?
— Пятьдесят на пятьдесят.
— Правда, что когда вы играли в Америке в АХЛ (первенстве фарм-клубов команд НХЛ), вы в основном только дрались?
— Так оно и было. И я ни разу не уступил. Перед каждым матчем мелом на доске мне писали номера будущих соперников. А второй тренер команды рассказывал о плюсах и минусах бойцов противника. Обо мне же они зачастую негусто что знали.
— Как вам жилось в Америке?
— В Америке я получил величавый злободневный навык. Но, как поет почитаемый мною Михаил Шуфутинский, Россия куда милее. В Штатах все искусственно и ненатурально, одни чеки и страховки, все на всем делают коммерциал. Даже автографы хоккеистов задаром не даются! Все на конвейере выбивания денег. Сидит в сурово отведенный день Сергей Федоров за столиком, мимо него с блокнотами, фотографиями и кепками для росписи идут американцы. А рядом — иной стол, где любой платит по пять долларов. Не по мне эта Америка. Пара небоскребов — и сараи кругом. Да и заведения в Америке не те. Вот у нас они — и просторнее, и симпатичнее.
— В Питере?
— Да вообще в России! В Питере мне крайне нравится. Здесь я в институте учился. Но оптимальный городок для меня — близкий Мурманск.
— Что же ждет заокеанских тафгаев, когда они приедут в Россию?
— Прежде всего им надобно будет освоить правила судейства. Они в России без затей ни в какие ворота не лезут! Грязная развлекуха — захваты, зацепки, задержки — штрафуется в лучшем случае двухминутным штрафом. Хоккеист может вылезти из строя на немного месяцев, а нарушитель правил отсидит две минуты — и безмятежно выйдет на лед в следующей игре. А за драку — немедленно удаление до конца игры и пятиматчевая дисквалификация! Несправедливо. Ведь после этого этого соперники могут безнаказанно фолить на звездах! На самом деле хоккеисты моего амплуа обеспечивают представление, привлекают на трибуны болельщиков, отвечают за самочувствие хоккеистов своего клуба.
— А как бы вы оценили свои шансы в гипотетическом бою с сильнейшими боксерами мира?
— У Тайсона, Льюиса, Кличко и остальных на льду супротив меня не было бы ни единого шанса. И занятие не только в необходимости мочь недурственно кататься на коньках. Есть больше значимый нюанс. Боксеры могут сколь угодно лупить дружбан друга, а в хоккее такое не пройдет. Посмотрел бы я на мастеров ринга следом того, как пара их ударов придется в нелегкий шлем! А я натренирован и готов к этому. Удары наношу верно. На льду меня не уложит никто.
— Вы заслужили почтение как воин, не забывающий о правилах честной игры, что подтверждает концевой поединок с динамовцем Бульиным.
— Я узнал, что за немного дней до нашей встречи Бульин попал в автомобильную аварию. После этого было бы некорректно активизировать первым. Если бы Бульин захотел продолжить, я бы с ним разобрался. Но он вел себя недурственно.

Author: maksim5o

Добавить комментарий